Книга Урантии - Текст 162
На празднике кущей

Книга Урантии      

Чст IV. Жизнь и Учения Иисуса



    Когда Иисус с десятью апостолами отправился в Иерусалим, он решил идти через Самарию, поскольку это был наиболее короткий путь. Поэтому они прошли мимо восточного берега озера и через город Скифополь вошли в пределы Самарии. Когда наступили сумерки, Иисус послал Филиппа и Матфея в селение, расположенное на восточном склоне горы Гелвуй, чтобы обеспечить для всех ночлег. Оказалось, что жители этого селения крайне отрицательно относились к евреям, даже больше, чем средние самаритяне, а в тот момент эти настроения особенно усилились, поскольку очень многие евреи направлялись на праздник кущей. Эти люди практически ничего не знали об Иисусе, и они отказали ему в ночлеге, поскольку он и его сподвижники были евреями. Когда Матфей и Филипп выразили негодование и сказали самаритянам, что они отказываются принять израильского святого, разъяренные жители этого маленького городка прогнали их палками и камнями.

162:0.1 (1788.1) WHEN Jesus started up to Jerusalem with the ten apostles, he planned to go through Samaria, that being the shorter route. Accordingly, they passed down the eastern shore of the lake and, by way of Scythopolis, entered the borders of Samaria. Near nightfall Jesus sent Philip and Matthew over to a village on the eastern slopes of Mount Gilboa to secure lodging for the company. It so happened that these villagers were greatly prejudiced against the Jews, even more so than the average Samaritans, and these feelings were heightened at this particular time as so many were on their way to the feast of tabernacles. These people knew very little about Jesus, and they refused him lodging because he and his associates were Jews. When Matthew and Philip manifested indignation and informed these Samaritans that they were declining to entertain the Holy One of Israel, the infuriated villagers chased them out of the little town with sticks and stones.

    После того, как Филипп и Матфей вернулись к своим товарищам и сообщили, как их выгнали из селения, Иаков и Иоанн подошли к Иисусу и сказали: «Учитель, мы просим тебя позволить нам призвать огонь с неба, чтобы уничтожить этих дерзких и нераскаявшихся самаритян.» Но когда Иисус услышал эти слова о мщении, он обрушился на сыновей Зеведеевых и сурово отчитал их: «Вы даже не знаете, что за способ отношений вы демонстрируете. Месть несовместима с принципами царства небесного. Вместо того, чтобы спорить, давайте отправимся в маленькое селение у Иорданского брода». Так, из-за сектанских предрассудков эти самаритяне лишили себя чести оказать гостеприимство Сыну-Творцу вселенной.

162:0.2 (1788.2) After Philip and Matthew had returned to their fellows and reported how they had been driven out of the village, James and John stepped up to Jesus and said: “Master, we pray you to give us permission to bid fire come down from heaven to devour these insolent and impenitent Samaritans.” But when Jesus heard these words of vengeance, he turned upon the sons of Zebedee and severely rebuked them: “You know not what manner of attitude you manifest. Vengeance savors not of the outlook of the kingdom of heaven. Rather than dispute, let us journey over to the little village by the Jordan ford.” Thus because of sectarian prejudice these Samaritans denied themselves the honor of showing hospitality to the Creator Son of a universe.

    Иисус с десятью спутниками остановились в деревне возле брода через Иордан. На следующий день спозаранку они переправились через реку и, продолжив путь в Иерусалим по восточно-иорданской дороге, поздним вечером в среду пришли в Вифанию. Фома и Нафанаил подошли туда в пятницу, поскольку их задержали беседы с Роданом.

162:0.3 (1788.3) Jesus and the ten stopped for the night at the village near the Jordan ford. Early the next day they crossed the river and continued on to Jerusalem by way of the east Jordan highway, arriving at Bethany late Wednesday evening. Thomas and Nathaniel arrived on Friday, having been delayed by their conferences with Rodan.

    Иисус и двенадцать апостолов пробыли в окрестностях Иерусалима до конца следующего месяца (октября), примерно четыре с половиной недели. Иисус ходил в город только несколько раз, и эти короткие посещения произошли в дни праздника кущей. Большую часть октября он провел с Авениром и его сподвижниками в Вифлееме.

162:0.4 (1788.4) Jesus and the twelve remained in the vicinity of Jerusalem until the end of the following month (October), about four and one-half weeks. Jesus himself went into the city only a few times, and these brief visits were made during the days of the feast of tabernacles. He spent a considerable portion of October with Abner and his associates at Bethlehem.

1. Опасность посещения Иерусалима   

1. The Dangers of the Visit to Jerusalem

    Еще задолго до бегства из Галилеи последователи Иисуса убеждали его пойти в Иерусалим возвещать евангелие царства, чтобы его весть могла стать влиятельной после того, как будет возвещена в центре еврейской культуры и учености; но теперь, когда он наконец пришел в Иерусалим учить, они стали бояться за его жизнь. Зная, что Синедрион пытался доставить Иисуса в Иерусалим на суд, и, помня повторяемые Учителем в последнее время слова о том, что его постигнет смерть, апостолы были буквально потрясены его внезапным решением посетить праздник кущей. На все их предыдущие просьбы отправиться в Иерусалим, он отвечал: «Час еще не настал». Теперь же на все их вызванные страхом протесты он лишь отвечал: «Но час настал».

162:1.1 (1788.5) Long before they fled from Galilee, the followers of Jesus had implored him to go to Jerusalem to proclaim the gospel of the kingdom in order that his message might have the prestige of having been preached at the center of Jewish culture and learning; but now that he had actually come to Jerusalem to teach, they were afraid for his life. Knowing that the Sanhedrin had sought to bring Jesus to Jerusalem for trial and recalling the Master’s recently reiterated declarations that he must be subject to death, the apostles had been literally stunned by his sudden decision to attend the feast of tabernacles. To all their previous entreaties that he go to Jerusalem he had replied, “The hour has not yet come.” Now, to their protests of fear he answered only, “But the hour has come.”

    В продолжение праздника кущей Иисус несколько раз смело посещал Иерусалим и публично учил в храме. Он делал это, несмотря на все попытки апостолов отговорить его. Хотя они давно убеждали его провозгласить свою весть в Иерусалиме, но теперь, когда он входил в город, они уже боялись за него, прекрасно зная, что книжники и фарисеи намеревались предать его смерти.

162:1.2 (1788.6) During the feast of tabernacles Jesus went boldly into Jerusalem on several occasions and publicly taught in the temple. This he did in spite of the efforts of his apostles to dissuade him. Though they had long urged him to proclaim his message in Jerusalem, they now feared to see him enter the city at this time, knowing full well that the scribes and Pharisees were bent on bringing about his death.

    Смелые посещения Иисусом Иерусалима более чем когда-либо приводили в замешательство его последователей. Многие его ученики, даже апостол Иуда Искариот, осмеливались думать, что Иисус поспешно бежал в Финикию потому, что боялся еврейских правителей и Ирода Антипу. Они не могли понять значения поступков Учителя. Уже одного того, что он вопреки советам своих последователей, присутствовал в Иерусалиме на празднике кущей, оказалось достаточным, чтобы навсегда прекратить все пересуды относительно его страха и трусости.

162:1.3 (1788.7) Jesus’ bold appearance in Jerusalem more than ever confused his followers. Many of his disciples, and even Judas Iscariot, the apostle, had dared to think that Jesus had fled in haste into Phoenicia because he feared the Jewish leaders and Herod Antipas. They failed to comprehend the significance of the Master’s movements. His presence in Jerusalem at the feast of tabernacles, even in opposition to the advice of his followers, sufficed forever to put an end to all whisperings about fear and cowardice.

    В дни праздника кущей тысячи верующих со всех концов Римской империи видели Иисуса, слышали его учения, и многие даже побывали в Вифании только затем, чтобы посоветоваться с ним о распространении царства в тех местах, где они жили.

162:1.4 (1789.1) During the feast of tabernacles, thousands of believers from all parts of the Roman Empire saw Jesus, heard him teach, and many even journeyed out to Bethany to confer with him regarding the progress of the kingdom in their home districts.

    Было много причин, благодаря которым Иисус смог публично проповедовать на территории храма в дни праздника, главной же из них была неуверенность у членов Синедриона, возникшая в результате внутренних разногласий в их собственных рядах. Фактически многие из членов Синедриона или тайно верили в Иисуса, или же явно были не склонны арестовывать его во время праздника, когда в Иерусалиме присутствовало столько людей, многие из которых или верили в него, или, по крайней мере, были дружелюбно настроены к возглавляемому им духовному движению.

162:1.5 (1789.2) There were many reasons why Jesus was able publicly to preach in the temple courts throughout the days of the feast, and chief of these was the fear that had come over the officers of the Sanhedrin as a result of the secret division of sentiment in their own ranks. It was a fact that many of the members of the Sanhedrin either secretly believed in Jesus or else were decidedly averse to arresting him during the feast, when such large numbers of people were present in Jerusalem, many of whom either believed in him or were at least friendly to the spiritual movement which he sponsored.

    Усилия Авенира и его сподвижников на территории Иудеи тоже значительно укрепили благоприятное отношение к царству, причем настолько, что враги Иисуса даже не осмеливались слишком откровенно выражать свою неприязнь. Это было одной из причин, почему Иисус смог открыто посетить Иерусалим и уйти целым и невредимым. Случись это на месяц или два раньше, он наверняка был бы казнен.

162:1.6 (1789.3) The efforts of Abner and his associates throughout Judea had also done much to consolidate sentiment favorable to the kingdom, so much so that the enemies of Jesus dared not be too outspoken in their opposition. This was one of the reasons why Jesus could publicly visit Jerusalem and live to go away. One or two months before this he would certainly have been put to death.

    Но беззаветная смелость Иисуса, открыто появившегося в Иерусалиме, внушила его врагам благоговейный страх; они не были готовы к такому смелому вызову. Несколько раз в течение этого месяца Синедрион предпринимал слабые попытки взять Учителя под арест, но они были безрезультатными. Враги Иисуса были настолько ошеломлены его неожиданным открытым появлением в Иерусалиме, что стали гадать, не обещали ли ему римские власти свою защиту. Зная, что Филипп (брат Ирода Антипы) был едва ли не последователем Иисуса, члены Синедриона предположили, что Филипп предоставил Иисусу гарантии защиты от его врагов. Иисус покинул подвластную им территорию прежде, чем они осознали, что ошибались, полагая, будто его внезапное и смелое появление в Иерусалиме было обусловлено секретным соглашением с римскими властями.

162:1.7 (1789.4) But the audacious boldness of Jesus in publicly appearing in Jerusalem overawed his enemies; they were not prepared for such a daring challenge. Several times during this month the Sanhedrin made feeble attempts to place the Master under arrest, but nothing came of these efforts. His enemies were so taken aback by Jesus’ unexpected public appearance in Jerusalem that they conjectured he must have been promised protection by the Roman authorities. Knowing that Philip (Herod Antipas’s brother) was almost a follower of Jesus, the members of the Sanhedrin speculated that Philip had secured for Jesus promises of protection against his enemies. Jesus had departed from their jurisdiction before they awakened to the realization that they had been mistaken in the belief that his sudden and bold appearance in Jerusalem had been due to a secret understanding with the Roman officials.

    Когда они покидали Магадан, только двенадцать апостолов знали, что Иисус намеревался посетить праздник кущей. Другие последователи Учителя были чрезвычайно изумлены, когда он появился на территории храма и стал открыто учить, и еще больше были удивлены еврейские власти, когда стало известно, что он учит в храме.

162:1.8 (1789.5) Only the twelve apostles had known that Jesus intended to attend the feast of tabernacles when they had departed from Magadan. The other followers of the Master were greatly astonished when he appeared in the temple courts and began publicly to teach, and the Jewish authorities were surprised beyond expression when it was reported that he was teaching in the temple.

    Хотя ученики и не ожидали, что Иисус будет присутствовать на празднике, подавляющее большинство паломников, пришедших издалека и слышавших о нем, питали надежду, что смогут увидеть его в Иерусалиме. И они не были разочарованы, поскольку Иисус несколько раз учил на крыльце Соломона и в других местах на территории храма. Эти учения фактически были официальным, или формальным возвещением еврейскому народу и всему миру божественности Иисуса.

162:1.9 (1790.1) Although his disciples had not expected Jesus to attend the feast, the vast majority of the pilgrims from afar who had heard of him entertained the hope that they might see him at Jerusalem. And they were not disappointed, for on several occasions he taught in Solomon’s Porch and elsewhere in the temple courts. These teachings were really the official or formal announcement of the divinity of Jesus to the Jewish people and to the whole world.

    Толпы, слушавшие учения Учителя, разделились во мнениях. Одни говорили, что он — хороший человек; другие — что он пророк; третьи — что он воистину Мессия; говорили также, что он вредный, сеющий смуту человек, что своими странными учениями он сбивает людей с толку. Его враги не решались открыто осуждать его из-за страха перед расположенными к нему и верующими в него людьми, а его друзья боялись открыто признать его из-за страха перед еврейскими властями, зная, что Синедрион был полон решимости предать его смерти. Но даже его враги удивлялись его наставлениям, зная, что он никогда не учился в школах раввинов.

162:1.10 (1790.2) The multitudes who listened to the Master’s teachings were divided in their opinions. Some said he was a good man; some a prophet; some that he was truly the Messiah; others said he was a mischievous meddler, that he was leading the people astray with his strange doctrines. His enemies hesitated to denounce him openly for fear of his friendly believers, while his friends feared to acknowledge him openly for fear of the Jewish leaders, knowing that the Sanhedrin was determined to put him to death. But even his enemies marveled at his teaching, knowing that he had not been instructed in the schools of the rabbis.

    Каждый раз, когда Иисус шел в Иерусалим, апостолов охватывал ужас. Но еще больше они боялись оттого, что слышали с каждым днем все более смелые заявления о характере его миссии на земле. Они не привыкли слышать от Иисуса таких конкретных заявлений и таких поразительных утверждений, даже когда он проповедовал среди друзей.

162:1.11 (1790.3) Every time Jesus went to Jerusalem, his apostles were filled with terror. They were the more afraid as, from day to day, they listened to his increasingly bold pronouncements regarding the nature of his mission on earth. They were unaccustomed to hearing Jesus make such positive claims and such amazing assertions even when preaching among his friends.

2. Первая беседа в храме   

2. The First Temple Talk

    В первый день, когда Иисус учил в храме, а множество людей сидели и слушали его слова о свободе нового евангелия и радости тех, кто верит в благую весть, один любознательный слушатель неожиданно прервал его и спросил: «Учитель, как ты можешь цитировать Писание и так складно учить людей, если мне говорили, что ты не обучался учености раввинов?» Иисус ответил: «Ни один человек не учил меня истинам, которые я возвещаю вам. И это учение не мое, но Того, кто послал меня. Любой человек, если он действительно желает исполнять волю моего Отца, безусловно поймет мое учение — от Бога оно, или же я говорю от себя самого. Тот, кто говорит от себя самого, добивается собственной славы, но когда я возвещаю слова Отца, я, тем самым, добиваюсь славы для того, кто послал меня. Но прежде, чем попытаться вступить на новый путь, не надлежит ли вам следовать тем путем, которым уже идете? Моисей дал вам закон, но кто из вас честно стремится выполнять его? В этом законе Моисей предписывает вам: «Не убий»; несмотря на эту заповедь, некоторые из вас стремятся убить Сына Человеческого».

162:2.1 (1790.4) The first afternoon that Jesus taught in the temple, a considerable company sat listening to his words depicting the liberty of the new gospel and the joy of those who believe the good news, when a curious listener interrupted him to ask: “Teacher, how is it you can quote the Scriptures and teach the people so fluently when I am told that you are untaught in the learning of the rabbis?” Jesus replied: “No man has taught me the truths which I declare to you. And this teaching is not mine but His who sent me. If any man really desires to do my Father’s will, he shall certainly know about my teaching, whether it be God’s or whether I speak for myself. He who speaks for himself seeks his own glory, but when I declare the words of the Father, I thereby seek the glory of him who sent me. But before you try to enter into the new light, should you not rather follow the light you already have? Moses gave you the law, yet how many of you honestly seek to fulfill its demands? Moses in this law enjoins you, saying, ‘You shall not kill’; notwithstanding this command some of you seek to kill the Son of Man.”

    Когда толпа услышала эти слова, люди стали спорить между собой. Одни говорили, что он сумасшедший; другие — что в нем сидит дьявол. Говорили также, что это воистину пророк из Галилеи, которого книжники и фарисеи давно намеревались убить. Некоторые говорили, что религиозные власти боялись доставлять ему неприятности; другие — что они не поднимали на него руку потому, что уверовали в него. После продолжительного спора один человек выступил из толпы и спросил Иисуса: «Почему правители стремятся убить тебя?» И он ответил: «Правители стремятся убить меня потому, что они возмущены моим учением о благой вести царства, евангелии, которое освобождает людей от обременительных традиций формальной обрядовой религии, которую эти учителя намерены защищать любой ценой. В субботу они совершают обрезание в соответствии с законом, но они убили бы меня потому, что однажды в субботу я исцелил человека, томящегося под гнетом недугов. В субботу они следуют за мной, шпионят за мной, но убили бы меня потому, что как-то раз в субботу я решил сделать тяжело больного человека совершенно здоровым. Они пытаются убить меня, потому что хорошо знают, что, если вы искренне поверите и решитесь принять мое учение, их система традиционной религии будет низвергнута, навсегда уничтожена. Таким образом, они будут лишены власти над тем, чему они посвятили свою жизнь, поскольку они упорно отказываются принять это новое и более прекрасное евангелие царства Божьего. И сейчас я взываю к каждому из вас: не судите по внешним впечатлениям, но судите по истинному духу этих учений; судите справедливо».

162:2.2 (1790.5) When the crowd heard these words, they fell to wrangling among themselves. Some said he was mad; some that he had a devil. Others said this was indeed the prophet of Galilee whom the scribes and Pharisees had long sought to kill. Some said the religious authorities were afraid to molest him; others thought that they laid not hands upon him because they had become believers in him. After considerable debate one of the crowd stepped forward and asked Jesus, “Why do the rulers seek to kill you?” And he replied: “The rulers seek to kill me because they resent my teaching about the good news of the kingdom, a gospel that sets men free from the burdensome traditions of a formal religion of ceremonies which these teachers are determined to uphold at any cost. They circumcise in accordance with the law on the Sabbath day, but they would kill me because I once on the Sabbath day set free a man held in the bondage of affliction. They follow after me on the Sabbath to spy on me but would kill me because on another occasion I chose to make a grievously stricken man completely whole on the Sabbath day. They seek to kill me because they well know that, if you honestly believe and dare to accept my teaching, their system of traditional religion will be overthrown, forever destroyed. Thus will they be deprived of authority over that to which they have devoted their lives since they steadfastly refuse to accept this new and more glorious gospel of the kingdom of God. And now do I appeal to every one of you: Judge not according to outward appearances but rather judge by the true spirit of these teachings; judge righteously.”

    Затем другой человек спросил: «Да, Учитель, мы ищем Мессию, но когда он придет, мы знаем, что его явление будет окутано тайной. Мы знаем, откуда ты. Ты был среди своих братьев с самого начала. Спаситель явится в могуществе, чтобы восстановить трон царства Давида. Действительно ли ты утверждаешь, что ты Мессия?» И Иисус ответил: «Вы утверждаете, что знаете меня и знаете, откуда я. Я желал бы, чтобы эти ваши утверждения соответствовали действительности, ибо воистину тогда вы нашли бы в этом знании жизнь изобильную. Но я заявляю, что пришел к вам не сам; я послан Отцом, и тот, кто послал меня, истинен и верен. Отказываясь слушать меня, вы отказываетесь принять Того, кто послал меня. Если вы примете это евангелие, то узнаете пославшего меня. Я знаю Отца, ибо я пришел от Отца, чтобы возвестить вам о нем и открыть его вам».

162:2.3 (1791.1) Then said another inquirer: “Yes, Teacher, we do look for the Messiah, but when he comes, we know that his appearance will be in mystery. We know whence you are. You have been among your brethren from the beginning. The deliverer will come in power to restore the throne of David’s kingdom. Do you really claim to be the Messiah?” And Jesus replied: “You claim to know me and to know whence I am. I wish your claims were true, for indeed then would you find abundant life in that knowledge. But I declare that I have not come to you for myself; I have been sent by the Father, and he who sent me is true and faithful. By refusing to hear me, you are refusing to receive Him who sends me. You, if you will receive this gospel, shall come to know Him who sent me. I know the Father, for I have come from the Father to declare and reveal him to you.”

    Агенты книжников хотели схватить его, но побоялись толпы, поскольку многие верили в него. Со времени крещения Иисуса его деятельность стала хорошо известна всему еврейству, и когда многие из этих людей рассказывали о ней, они говорили между собой: «Хотя этот учитель — из Галилеи и хотя он не соответствует всем нашим представлениям о Мессии, мы сомневаемся, что спаситель, когда он явится, свершит что-то более удивительное, чем то, что уже свершил этот Иисус из Назарета».

162:2.4 (1791.2) The agents of the scribes wanted to lay hands upon him, but they feared the multitude, for many believed in him. Jesus’ work since his baptism had become well known to all Jewry, and as many of these people recounted these things, they said among themselves: “Even though this teacher is from Galilee, and even though he does not meet all of our expectations of the Messiah, we wonder if the deliverer, when he does come, will really do anything more wonderful than this Jesus of Nazareth has already done.”

    Когда Фарисеи и их агенты услышали, что люди так говорят, они посоветовались со своими руководителями и решили, что немедленно следует что-то предпринять, чтобы положить конец выступлениям Иисуса перед народом на территории храма. Предводители евреев, в общем, были настроены избегать столкновения с Иисусом, полагая, что римские власти обещали ему неприкосновенность. Они не могли иначе объяснить ту смелость, с которой он на этот раз пришел в Иерусалим; но члены Синедриона не вполне верили этой молве. Они рассуждали, что римские правители не сделали бы этого тайно, не известив — высшее руководство еврейской нации.

162:2.5 (1791.3) When the Pharisees and their agents heard the people talking this way, they took counsel with their leaders and decided that something should be done forthwith to put a stop to these public appearances of Jesus in the temple courts. The leaders of the Jews, in general, were disposed to avoid a clash with Jesus, believing that the Roman authorities had promised him immunity. They could not otherwise account for his boldness in coming at this time to Jerusalem; but the officers of the Sanhedrin did not wholly believe this rumor. They reasoned that the Roman rulers would not do such a thing secretly and without the knowledge of the highest governing body of the Jewish nation.

    Поэтому Эвер, один из членов Синедриона, с двумя помощниками был послан арестовать Иисуса. Когда Эвер пробирался к Иисусу, Учитель сказал: «Не бойся приблизиться ко мне. Подходи ближе и слушай мое учение. Я знаю, что ты послан схватить меня, но тебе следует понять, что ничто не случится с Сыном Человеческим, пока не придет его час. Ты выступаешь против меня не по своей воле, ты идешь лишь выполнять приказ своих хозяев, и даже эти правители евреев на самом деле считают, что служат Богу, когда тайно стремятся уничтожить меня.

162:2.6 (1791.4) Accordingly, Eber, the proper officer of the Sanhedrin, with two assistants was dispatched to arrest Jesus. As Eber made his way toward Jesus, the Master said: “Fear not to approach me. Draw near while you listen to my teaching. I know you have been sent to apprehend me, but you should understand that nothing will befall the Son of Man until his hour comes. You are not arrayed against me; you come only to do the bidding of your masters, and even these rulers of the Jews verily think they are doing God’s service when they secretly seek my destruction.

    Я не питаю ни к кому из вас неприязни. Отец любит вас, и поэтому я желаю, чтобы вы освободились от гнета предрассудков и мрака традиции. Я предлагаю вам свободу жизни и радость спасения. Я провозглашаю новый и живой путь, освобождение от зла и низвержение ига греха. Я пришел, чтобы вы могли жить, и жить вечно. Вы стремитесь избавиться от меня и моего нарушающего покой учения. Если бы вы только могли понять, что мне предстоит пробыть с вами совсем недолго! Очень скоро я отправлюсь к Тому, кто послал меня в этот мир. И тогда многие из вас будут упорно искать меня, но вы не найдете меня, ибо вы не можете прийти туда, куда я вот-вот отправлюсь. Но все, кто истинно стремятся найти меня, когда-нибудь обретут жизнь, ведущую к Отцу моему».

162:2.7 (1792.1) “I bear none of you ill will. The Father loves you, and therefore do I long for your deliverance from the bondage of prejudice and the darkness of tradition. I offer you the liberty of life and the joy of salvation. I proclaim the new and living way, the deliverance from evil and the breaking of the bondage of sin. I have come that you might have life, and have it eternally. You seek to be rid of me and my disquieting teachings. If you could only realize that I am to be with you only a little while! In just a short time I go to Him who sent me into this world. And then will many of you diligently seek me, but you shall not discover my presence, for where I am about to go you cannot come. But all who truly seek to find me shall sometime attain the life that leads to my Father’s presence.”

    Некоторые насмешники говорили друг другу: «Куда же этот человек отправится, что мы не сможем найти его? Он отправится жить среди греков? Он уничтожит себя? Что он имеет в виду, когда заявляет, что скоро покинет нас и мы не сможем отправиться туда, куда отправится он?»

162:2.8 (1792.2) Some of the scoffers said among themselves: “Where will this man go that we cannot find him? Will he go to live among the Greeks? Will he destroy himself? What can he mean when he declares that soon he will depart from us, and that we cannot go where he goes?”

    Эвер и его помощники отказались арестовать Иисуса; они вернулись на назначенное место встречи без него. Когда главные священники и фарисеи стали укорять Эвера и его помощников за то, что те не привели с собой Иисуса, Эвер ответил только: «Мы побоялись арестовать его в толпе, потому что многие верят в него. Кроме того, мы никогда не слышали, чтобы кто-либо говорил так, как этот человек. В этом учителе есть что-то необыкновенное. Всем вам стоило бы пойти послушать его». И когда верховные правители услышали эти слова, они были изумлены и насмешливо сказали Эверу: «Тебя тоже сбили с пути истинного? Ты готов поверить в этого обманщика? Слышал ли ты, чтобы кто-нибудь из наших ученых мужей или кто-либо из правителей поверил в него? Был ли кто-либо из книжников или фарисеев обманут его хитроумными учениями? Как же смогло повлиять на тебя поведение этой невежественной толпы, которая не разбирается в законе и в пророках? Разве ты не понимаешь, что такие непросвещенные люди прокляты». И тогда Эвер ответил: «Пусть так, господа мои, но этот человек говорит народу слова сострадания и надежды. Он ободряет павших духом, и его слова благотворно повлияли даже на наши души. Что может быть плохого в этих учениях, даже если он, скорее всего, и не Мессия, о котором говорится в Писании? И кроме того — разве наш закон не требует справедливости? Разве мы осуждаем человека прежде, чем выслушать его?» И разгневанный глава Синедриона, обрушился на Эвера со словами: «Не сошел ли ты с ума? Ты случайно не из Галилеи тоже? Посмотри хорошенько в Писании, и ты обнаружишь, что ни один пророк не происходит из Галилеи, а уж тем более Мессия».

162:2.9 (1792.3) Eber and his assistants refused to arrest Jesus; they returned to their meeting place without him. When, therefore, the chief priests and the Pharisees upbraided Eber and his assistants because they had not brought Jesus with them, Eber only replied: “We feared to arrest him in the midst of the multitude because many believe in him. Besides, we never heard a man speak like this man. There is something out of the ordinary about this teacher. You would all do well to go over to hear him.” And when the chief rulers heard these words, they were astonished and spoke tauntingly to Eber: “Are you also led astray? Are you about to believe in this deceiver? Have you heard that any of our learned men or any of the rulers have believed in him? Have any of the scribes or the Pharisees been deceived by his clever teachings? How does it come that you are influenced by the behavior of this ignorant multitude who know not the law or the prophets? Do you not know that such untaught people are accursed?” And then answered Eber: “Even so, my masters, but this man speaks to the multitude words of mercy and hope. He cheers the downhearted, and his words were comforting even to our souls. What can there be wrong in these teachings even though he may not be the Messiah of the Scriptures? And even then does not our law require fairness? Do we condemn a man before we hear him?” And the chief of the Sanhedrin was wroth with Eber and, turning upon him, said: “Have you gone mad? Are you by any chance also from Galilee? Search the Scriptures, and you will discover that out of Galilee arises no prophet, much less the Messiah.”

    Члены Синедриона разошлись в замешательстве, а Иисус удалился на ночь в Вифанию.

162:2.10 (1792.4) The Sanhedrin disbanded in confusion, and Jesus withdrew to Bethany for the night.

3. Женщина, изобличенная в прелюбодеянии   

3. The Woman Taken in Adultery

    В это посещение Иерусалима Иисус повстречался с некоей женщиной с дурной репутацией, которую привели к нему ее обвинители и его враги. Имеющееся искаженное изложение этого эпизода создает представление, что эту женщину привели к Иисусу книжники и фарисеи и что Иисус так повел себя с ними, чтобы показать, что этих религиозных лидеров евреев самих можно было обвинить в аморальности. Иисус хорошо знал, что, хотя эти книжники и фарисеи из-за своей приверженности традиции были духовно слепы и склонны к догматизму они все-таки были одними из самых высоконравственных людей того времени и того поколения.

162:3.1 (1792.5) It was during this visit to Jerusalem that Jesus dealt with a certain woman of evil repute who was brought into his presence by her accusers and his enemies. The distorted record you have of this episode would suggest that this woman had been brought before Jesus by the scribes and Pharisees, and that Jesus so dealt with them as to indicate that these religious leaders of the Jews might themselves have been guilty of immorality. Jesus well knew that, while these scribes and Pharisees were spiritually blind and intellectually prejudiced by their loyalty to tradition, they were to be numbered among the most thoroughly moral men of that day and generation.

    На самом деле произошло следующее: рано утром на третий день праздника, когда Иисус приблизился к храму, он был встречен группой нанятых Синедрионом людей, которые тащили за собой женщину. Когда они приблизились, один из них сказал: «Учитель, эта женщина была изобличена в прелюбодеянии — прямо в момент его совершения. Теперь закон Моисея предписывает нам побить такую женщину камнями. Что ты скажешь, как следует поступить с ней?»

162:3.2 (1793.1) What really happened was this: Early the third morning of the feast, as Jesus approached the temple, he was met by a group of the hired agents of the Sanhedrin who were dragging a woman along with them. As they came near, the spokesman said: “Master, this woman was taken in adultery — in the very act. Now, the law of Moses commands that we should stone such a woman. What do you say should be done with her?”

    План врагов Иисуса заключался в том, чтобы, если он поддержит закон Моисея, требующий побить камнями признавшегося нарушителя закона, навлечь на него гнев римских правителей, которые отрицали право евреев выносить смертный приговор без одобрения римского суда. Если бы он запретил побить женщину камнями, они обвинили бы его перед Синедрионом в том, что он ставит себя выше Моисея и закона евреев. Если бы он хранил молчание, они обвинили бы его в трусости. Но Учитель повернул дело так, что вся интрига рухнула под тяжестью своей собственной гнусности.

162:3.3 (1793.2) It was the plan of Jesus’ enemies, if he upheld the law of Moses requiring that the self-confessed transgressor be stoned, to involve him in difficulty with the Roman rulers, who had denied the Jews the right to inflict the death penalty without the approval of a Roman tribunal. If he forbade stoning the woman, they would accuse him before the Sanhedrin of setting himself up above Moses and the Jewish law. If he remained silent, they would accuse him of cowardice. But the Master so managed the situation that the whole plot fell to pieces of its own sordid weight.

    Эта женщина, некогда миловидная, была женой человека, принадлежавшего к низшим слоям общества Назарета и всю свою юность сеявшего смуту против Иисуса. Женившись на этой женщине, этот человек позорнейшим образом заставил ее зарабатывать на жизнь, торгуя своим телом. Он пришел на праздник в Иерусалим, чтобы его жена могла, как проститутка, извлечь выгоду из своих физических дарований. Он вступил в сделку с наймитами еврейских правителей, согласившись изобличить свою собственную жену в пороке, который давал им средства существования. Итак, они пришли с этой женщиной и ее партнером по прелюбодеянию, чтобы заманить Иисуса в ловушку, заставив высказать любое суждение, которое могло бы быть использовано против него в случае его ареста.

162:3.4 (1793.3) This woman, once comely, was the wife of an inferior citizen of Nazareth, a man who had been a troublemaker for Jesus throughout his youthful days. The man, having married this woman, did most shamefully force her to earn their living by making commerce of her body. He had come up to the feast at Jerusalem that his wife might thus prostitute her physical charms for financial gain. He had entered into a bargain with the hirelings of the Jewish rulers thus to betray his own wife in her commercialized vice. And so they came with the woman and her companion in transgression for the purpose of ensnaring Jesus into making some statement which could be used against him in case of his arrest.

    Иисус, оглядев толпу, увидел ее мужа, стоящего позади всех. Он знал, что это был за человек, и понял, что он был соучастником этого низкого дела. Сначала Иисус обошел толпу, приблизившись к месту, где стоял опустившийся муж, и написал на песке несколько слов, которые побудили того поспешно удалиться. Затем он вернулся к женщине и снова написал на земле нечто для ее мнимых обвинителей; и, прочитав его слова, они тоже один за другим ушли. А когда Учитель в третий раз написал что-то на песке, ушел и партнер женщины по прелюбодеянию, так что когда Учитель кончил писать и выпрямился, то увидел, что женщина стоит перед ним в одиночестве. Иисус сказал: «Женщина, где твои обвинители? Ни один человек не остался, чтобы побить тебя камнями?» И женщина, подняв глаза, ответила: «Ни один человек, Господи». И тогда Иисус сказал: «Я знаю о тебе; и я не осуждаю тебя. Иди с миром». И эта женщина, Хилдана, оставила своего подлого мужа и присоединилась к ученикам царства.

162:3.5 (1793.4) Jesus, looking over the crowd, saw her husband standing behind the others. He knew what sort of man he was and perceived that he was a party to the despicable transaction. Jesus first walked around to near where this degenerate husband stood and wrote upon the sand a few words which caused him to depart in haste. Then he came back before the woman and wrote again upon the ground for the benefit of her would-be accusers; and when they read his words, they, too, went away, one by one. And when the Master had written in the sand the third time, the woman’s companion in evil took his departure, so that, when the Master raised himself up from this writing, he beheld the woman standing alone before him. Jesus said: “Woman, where are your accusers? did no man remain to stone you?” And the woman, lifting up her eyes, answered, “No man, Lord.” And then said Jesus: “I know about you; neither do I condemn you. Go your way in peace.” And this woman, Hildana, forsook her wicked husband and joined herself to the disciples of the kingdom.

4. Праздник кущей   

4. The Feast of Tabernacles

    Присутствие людей со всего мира, от Испании до Индии, на празднике кущей представляло Иисусу идеальную возможность полностью и открыто возвестить свое евангелие в Иерусалиме. Во время этого праздника люди жили, в основном, на открытом воздухе, в шалашах, покрытых листьями. Этот праздник сбора урожая приходился на прохладные осенние месяцы, и на него собиралось больше евреев, чем на Пасху в конце зимы или на Пятидесятницу в начале лета. Апостолы, наконец, увидели, как их Учитель перед всем миром смело заявляет о своей миссии на земле.

162:4.1 (1793.5) The presence of people from all of the known world, from Spain to India, made the feast of tabernacles an ideal occasion for Jesus for the first time publicly to proclaim his full gospel in Jerusalem. At this feast the people lived much in the open air, in leafy booths. It was the feast of the harvest ingathering, and coming, as it did, in the cool of the autumn months, it was more generally attended by the Jews of the world than was the Passover at the end of the winter or Pentecost at the beginning of summer. The apostles at last beheld their Master making the bold announcement of his mission on earth before all the world, as it were.

    Это был праздник праздников, поскольку на нем могли быть принесены любые жертвы, не принесенные в другие праздники. В это время делались пожертвования храму; здесь удовольствия отдыха сочетались с торжественными обрядами религиозного служения. Это был национальный праздник, сопровождавшийся жертвоприношениями, песнопениями левитов и торжественными серебристыми звуками труб священников. Ночью впечатляющая панорама храма и множества его паломников была ярко освещена огромными канделябрами, ярко горевшими на женском дворе, и десятками факелов, водруженных во дворах храма. Весь город был живописно украшен, только римский замок Антонии составлял резкий контраст этому праздничному и благочестивому зрелищу. И как же ненавидели евреи это постоянно присутствующее напоминание о римском иге!

162:4.2 (1794.1) This was the feast of feasts, since any sacrifice not made at the other festivals could be made at this time. This was the occasion of the reception of the temple offerings; it was a combination of vacation pleasures with the solemn rites of religious worship. Here was a time of racial rejoicing, mingled with sacrifices, Levitical chants, and the solemn blasts of the silvery trumpets of the priests. At night the impressive spectacle of the temple and its pilgrim throngs was brilliantly illuminated by the great candelabras which burned brightly in the court of the women as well as by the glare of scores of torches standing about the temple courts. The entire city was gaily decorated except the Roman castle of Antonia, which looked down in grim contrast upon this festive and worshipful scene. And how the Jews did hate this ever-present reminder of the Roman yoke!

    Во время праздника были принесены в жертву семьдесят волов как символ семидесяти народов языческого мира. Церемония излияния воды символизировала излияние божественного духа. Эта церемония состоялась во время восхода солнца после шествия священников и левитов. Верующие спускались по ступеням, ведущим от двора Израиля к женскому двору, в то время как вновь и вновь раздавался серебристый звук труб. И затем верующие следовали дальше, в сторону красных ворот, ведущих во двор неевреев. Здесь они обращались лицом к западу, повторяли свои песнопения и после продолжали шествие за символической водой.

162:4.3 (1794.2) Seventy bullocks were sacrificed during the feast, the symbol of the seventy nations of heathendom. The ceremony of the outpouring of the water symbolized the outpouring of the divine spirit. This ceremony of the water followed the sunrise procession of the priests and Levites. The worshipers passed down the steps leading from the court of Israel to the court of the women while successive blasts were blown upon the silvery trumpets. And then the faithful marched on toward the beautiful gate, which opened upon the court of the gentiles. Here they turned about to face westward, to repeat their chants, and to continue their march for the symbolic water.

    В последний день праздника четыреста пятьдесят священников вместе с соответствующим числом левитов совершали богослужение. На рассвете со всех концов города собрались паломники, и каждый держал в правой руке пучок миртовых, ивовых и пальмовых веток, а в левой руке ветку райской яблони — цитрона, или «запретного плода». Для проведения ранней утренней церемонии паломники разделились на три группы. Одна группа осталась в храме, чтобы присутствовать при утренней службе; другая группа отправилась из Иерусалима в окрестности Мазы, чтобы нарезать ивовых ветвей для украшения жертвенного алтаря, а третья группа составила процессию, следующую под серебристые звуки труб из храма за священником с золотым кувшином, в который должна быть налита символическая вода. Эта третья группа шла через Офел к Силоаму, где находились врата источника. После того, как кувшин был наполнен водой из Силоамского водоема, процессия проследовала обратно к храму, вошла в него через водяные ворота и направилась прямо во двор священников, где к священнику, несущему кувшин с водой, присоединился священник, несущий вино для жертвоприношения. Затем оба священника направились к серебряным воронкам, ведущим к подножию алтаря, и вылили в них содержимое кувшинов. Обряд излияния вина и воды послужил сигналом для всех собравшихся паломников начать пение псалмов с 113 до 118 включительно, они чередовали свое пение с пением левитов. И повторяя строки псалмов, они махали пучками веток в сторону алтаря. Затем были совершены жертвоприношения этого дня, сопровождающиеся повторением псалма этого дня, последнего дня праздника, это был восемьдесят второй псалом, начиная с пятого стиха.

162:4.4 (1794.3) On the last day of the feast almost four hundred and fifty priests with a corresponding number of Levites officiated. At daybreak the pilgrims assembled from all parts of the city, each carrying in the right hand a sheaf of myrtle, willow, and palm branches, while in the left hand each one carried a branch of the paradise apple — the citron, or the “forbidden fruit.” These pilgrims divided into three groups for this early morning ceremony. One band remained at the temple to attend the morning sacrifices; another group marched down below Jerusalem to near Maza to cut the willow branches for the adornment of the sacrificial altar, while the third group formed a procession to march from the temple behind the water priest, who, to the sound of the silvery trumpets, bore the golden pitcher which was to contain the symbolic water, out through Ophel to near Siloam, where was located the fountain gate. After the golden pitcher had been filled at the pool of Siloam, the procession marched back to the temple, entering by way of the water gate and going directly to the court of the priests, where the priest bearing the water pitcher was joined by the priest bearing the wine for the drink offering. These two priests then repaired to the silver funnels leading to the base of the altar and poured the contents of the pitchers therein. The execution of this rite of pouring the wine and the water was the signal for the assembled pilgrims to begin the chanting of the Psalms from 113 to 118 inclusive, in alternation with the Levites. And as they repeated these lines, they would wave their sheaves at the altar. Then followed the sacrifices for the day, associated with the repeating of the Psalm for the day, the Psalm for the last day of the feast being the eighty-second, beginning with the fifth verse.

5. Проповедь о свете мира   

5. Sermon on the Light of the World

    Вечером в предпоследний день праздника в ярком свете канделябров и факелов Иисус встал посреди собравшейся толпы и сказал:

162:5.1 (1794.4) On the evening of the next to the last day of the feast, when the scene was brilliantly illuminated by the lights of the candelabras and the torches, Jesus stood up in the midst of the assembled throng and said:

    «Я — свет мира. Тот, кто следует за мной, не будет идти во тьме, но будет иметь свет жизни. Осмеливаясь предать меня суду и беря на себя роль моих судей, вы заявляете, что если я свидетельствую сам о себе, мое свидетельство не может быть истинным. Но никогда не может создание вершить суд над Творцом. Даже если я свидетельствую сам о себе, мое свидетельство вовеки истинно, ибо я знаю, откуда я пришел, кто я есть и куда я иду. Вы, которые хотели бы убить Сына Человеческого, не знаете, откуда я пришел, кто я есть и куда я иду. Вы судите только по плотским проявлениям; вы не воспринимаете духовных сущностей. Я не сужу ни одного человека, даже своего злейшего врага. Но если бы я решил судить, мой суд был бы справедливым и праведным, ибо я судил бы не один, а вместе с моим Отцом, который послал меня в этот мир и который есть источник всякого праведного суда. Вы признаете, что свидетельство двух заслуживающих доверия лиц может быть принято — что ж, тогда я свидетельствую в пользу этих истин; и то же самое делает мой Отец Небесный. И когда я сказал вам это вчера, в своей темноте вы спросили меня: „Где твой Отец?“ Воистину, вы не знаете ни меня, ни моего Отца, ибо если бы вы знали меня, то знали бы также и моего Отца.

162:5.2 (1795.1) “I am the light of the world. He who follows me shall not walk in darkness but shall have the light of life. Presuming to place me on trial and assuming to sit as my judges, you declare that, if I bear witness of myself, my witness cannot be true. But never can the creature sit in judgment on the Creator. Even if I do bear witness about myself, my witness is everlastingly true, for I know whence I came, who I am, and whither I go. You who would kill the Son of Man know not whence I came, who I am, or whither I go. You only judge by the appearances of the flesh; you do not perceive the realities of the spirit. I judge no man, not even my archenemy. But if I should choose to judge, my judgment would be true and righteous, for I would judge not alone but in association with my Father, who sent me into the world, and who is the source of all true judgment. You even allow that the witness of two reliable persons may be accepted — well, then, I bear witness of these truths; so also does my Father in heaven. And when I told you this yesterday, in your darkness you asked me, ‘Where is your Father?’ Truly, you know neither me nor my Father, for if you had known me, you would also have known the Father.

    Я уже говорил вам, что ухожу и что вы будете искать меня и не найдете, ибо туда, куда я ухожу, вы не можете прийти. Вы, которые хотели бы отвергнуть этот свет, родились внизу; я же происхожу свыше. Вы, предпочитающие сидеть в темноте, — из этого мира; я — не из этого мира и живу в вечном свете Отца всякого света. Все вы многократно имели возможность узнать, кто я, но у вас будут еще и другие свидетельства, подтверждающие личность Сына Человеческого. Я — свет жизни, и каждый, кто обдуманно и сознательно отвергает этот спасительный свет, умрет во грехах. Я многое могу сказать вам, но вы неспособны воспринять мои слова. Однако тот, кто послал меня, истен и верен, мой Отец любит даже своих заблудших детей. И все, что говорил мой Отец, я тоже возвещаю миру.

162:5.3 (1795.2) “I have already told you that I am going away, and that you will seek me and not find me, for where I am going you cannot come. You who would reject this light are from beneath; I am from above. You who prefer to sit in darkness are of this world; I am not of this world, and I live in the eternal light of the Father of lights. You all have had abundant opportunity to learn who I am, but you shall have still other evidence confirming the identity of the Son of Man. I am the light of life, and every one who deliberately and with understanding rejects this saving light shall die in his sins. Much I have to tell you, but you are unable to receive my words. However, he who sent me is true and faithful; my Father loves even his erring children. And all that my Father has spoken I also proclaim to the world.

    Когда Сын Человеческий вознесется, тогда все вы узнаете, что я — это он и что я ничего не делал от себя самого, но делал лишь так, как учил меня Отец. Я говорю эти слова вам и вашим детям. И тот, кто послал меня, даже и сейчас со мной; он не оставил меня одного, ибо я всегда делаю то, что угодно ему».

162:5.4 (1795.3) “When the Son of Man is lifted up, then shall you all know that I am he, and that I have done nothing of myself but only as the Father has taught me. I speak these words to you and to your children. And he who sent me is even now with me; he has not left me alone, for I do always that which is pleasing in his sight.”

    Когда Иисус учил таким образом паломников, во дворах храма многие уверовали. И ни один человек не осмелился поднять на него руку.

162:5.5 (1795.4) As Jesus thus taught the pilgrims in the temple courts, many believed. And no man dared to lay hands upon him.

6. Беседа о воде жизни   

6. Discourse on the Water of Life

    В последний день, великий день праздника, когда процессия, идущая от Силоамского водоема, проследовала через дворы храма, и сразу после того, как вода и вино были возлиты священниками на алтарь, Иисус, стоявший среди паломников, сказал: «Если какой-либо человек испытывает жажду, пусть он придет ко мне и напьется. От Отца на небесах несу я в этот мир воду жизни. Тот, кто верит мне, наполнится духом, который символизирует эта вода, ибо даже в Писании сказано: „Из него потекут реки живой воды“. Когда Сын Человеческий закончит свою миссию на земле, на всякую плоть прольется живой Дух Истины. Те, кто примут этот дух, никогда не испытают духовной жажды».

162:6.1 (1795.5) On the last day, the great day of the feast, as the procession from the pool of Siloam passed through the temple courts, and just after the water and the wine had been poured down upon the altar by the priests, Jesus, standing among the pilgrims, said: “If any man thirst, let him come to me and drink. From the Father above I bring to this world the water of life. He who believes me shall be filled with the spirit which this water represents, for even the Scriptures have said, ‘Out of him shall flow rivers of living waters.’ When the Son of Man has finished his work on earth, there shall be poured out upon all flesh the living Spirit of Truth. Those who receive this spirit shall never know spiritual thirst.”

    Иисус не прерывал службу, произнося эти слова. Он обратился к верующим сразу после пения Халлела — ответного чтения псалмов, сопровождаемого помахиванием ветвями перед алтарем. И пока готовилось жертвоприношение, как раз была пауза, и именно в это время паломники услышали, как чарующий голос Учителя провозгласил, что он — источник живой воды для каждой души, испытывающей духовную жажду.

162:6.2 (1795.6) Jesus did not interrupt the service to speak these words. He addressed the worshipers immediately after the chanting of the Hallel, the responsive reading of the Psalms accompanied by waving of the branches before the altar. Just here was a pause while the sacrifices were being prepared, and it was at this time that the pilgrims heard the fascinating voice of the Master declare that he was the giver of living water to every spirit-thirsting soul.

    Во время заключительной части этой ранней утренней службы Иисус продолжил учить народ, сказав: «Не читали ли вы в Писании: „Смотрите, как вода льется на сухую землю и растекается по пересохшей почве, так же и я дам дух святости, чтобы лился он на ваших детей для благословения даже детей ваших детей“? Почему вы испытываете жажду по духовному пастырству, но при этом стремитесь оросить свои души людскими традициями, выливаемыми из разбитых кувшинов церемониальной службы? То, что вы видите, что происходит в этом храме — это обряд, которым ваши отцы стремились символизировать сошествие божественного духа на детей веры, и вы хорошо сделали, что сохранили его по сей день. Но теперь к сегодняшнему поколению пришло откровение духовного Отца через пришествие его Сына, и за всем этим, несомненно, последует нисшествие духа Отца и Сына на детей человеческих. Для каждого, имеющего веру, это пришествие духа станет истинным проводником на пути, ведущем к вечной жизни, к истинным водам жизни царства небесного на земле и там, в Раю у Отца».

162:6.3 (1796.1) At the conclusion of this early morning service Jesus continued to teach the multitude, saying: “Have you not read in the Scripture: ‘Behold, as the waters are poured out upon the dry ground and spread over the parched soil, so will I give the spirit of holiness to be poured out upon your children for a blessing even to your children’s children’? Why will you thirst for the ministry of the spirit while you seek to water your souls with the traditions of men, poured from the broken pitchers of ceremonial service? That which you see going on about this temple is the way in which your fathers sought to symbolize the bestowal of the divine spirit upon the children of faith, and you have done well to perpetuate these symbols, even down to this day. But now has come to this generation the revelation of the Father of spirits through the bestowal of his Son, and all of this will certainly be followed by the bestowal of the spirit of the Father and the Son upon the children of men. To every one who has faith shall this bestowal of the spirit become the true teacher of the way which leads to life everlasting, to the true waters of life in the kingdom of heaven on earth and in the Father’s Paradise over there.”

    И Иисус продолжил отвечать на вопросы толпы и фарисеев. Некоторые считали, что он пророк; некоторые считали его Мессией; другие же говорили, что он не может быть Христом, поскольку пришел из Галилеи, а Мессия должен восстановить трон Давида. И все же они не осмеливались арестовать его.

162:6.4 (1796.2) And Jesus continued to answer the questions of both the multitude and the Pharisees. Some thought he was a prophet; some believed him to be the Messiah; others said he could not be the Christ, seeing that he came from Galilee, and that the Messiah must restore David’s throne. Still they dared not arrest him.

7. Беседа о духовной свободе   

7. The Discourse on Spiritual Freedom

    В последний день праздника после полудня апостолы пытались убедить его скрыться из Иерусалима, но это им не удалось, Иисус снова пошел в храм учить. Увидев большую толпу верующих, собравшихся на Соломоновом крыльце, он обратился к ним и сказал:

162:7.1 (1796.3) On the afternoon of the last day of the feast and after the apostles had failed in their efforts to persuade him to flee from Jerusalem, Jesus again went into the temple to teach. Finding a large company of believers assembled in Solomon’s Porch, he spoke to them, saying:

    «Если мои слова живут в вас и вы намерены исполнять волю моего Отца, тогда вы действительно мои ученики. Вы узнаете истину, и истина сделает вас свободными. Я знаю, как вы ответите мне: мы дети Авраама, и мы никому не подвластны; как же тогда мы сделаемся свободными? Пусть так, я не говорю о внешнем подчинении чужой власти; я говорю о свободе души. Истинно, истинно говорю я вам, каждый, кто совершает грех, — подневольный слуга греха. А вы знаете, что подневольный слуга вряд ли всегда будет жить в доме господина. И вы знаете также, что сын остается в доме отца. Поэтому если Сын сделает вас свободными, сделает вас сыновьями, то воистину вы будете свободны.

162:7.2 (1796.4) “If my words abide in you and you are minded to do the will of my Father, then are you truly my disciples. You shall know the truth, and the truth shall make you free. I know how you will answer me: We are the children of Abraham, and we are in bondage to none; how then shall we be made free? Even so, I do not speak of outward subjection to another’s rule; I refer to the liberties of the soul. Verily, verily, I say to you, everyone who commits sin is the bond servant of sin. And you know that the bond servant is not likely to abide forever in the master’s house. You also know that the son does remain in his father’s house. If, therefore, the Son shall make you free, shall make you sons, you shall be free indeed.

    Я знаю, что вы — семя Авраама, однако ваши правители стремятся убить меня, потому что моему слову не дано преобразить их сердца. Их души скованы предрассудками и ослеплены гордыней мести. Я возвещаю вам истину, которую указывает мне вечный Отец, тогда как эти заблуждающиеся учителя стремятся делать то, чему они научились лишь у своих смертных отцов. И когда вы отвечаете, что Авраам — ваш отец, тогда я говорю вам, что если бы вы были детьми Авраама, то вы служили бы делу Авраама. Одни из вас верят в мое учение, но другие пытаются уничтожить меня, потому что я принес вам истину, которую принял от Бога. Но Авраам не так относился к истине Бога. Я чувствую, что некоторые среди вас намерены служить делу нечистого. Если бы Бог был вашим Отцом, вы узнали бы меня и возлюбили бы истину, которую я открываю. Неужели вы не видите, что я пришел от Отца, что я послан Богом, что я все это делаю не от себя лично? Почему вы не понимаете моих слов? Потому ли это, что вы предпочли стать детьми зла? Если вы дети тьмы, едва ли вы ступите на путь света истины, которую я открываю. Дети зла следуют лишь по пути своего отца, который был обманщиком и не стоял за истину, потому что в нем не стало истины. Но теперь пришел Сын Человеческий, говорящий истину и живущий по истине, а многие из вас отказываются верить.

162:7.3 (1796.5) “I know that you are Abraham’s seed, yet your leaders seek to kill me because my word has not been allowed to have its transforming influence in their hearts. Their souls are sealed by prejudice and blinded by the pride of revenge. I declare to you the truth which the eternal Father shows me, while these deluded teachers seek to do the things which they have learned only from their temporal fathers. And when you reply that Abraham is your father, then do I tell you that, if you were the children of Abraham, you would do the works of Abraham. Some of you believe my teaching, but others seek to destroy me because I have told you the truth which I received from God. But Abraham did not so treat the truth of God. I perceive that some among you are determined to do the works of the evil one. If God were your Father, you would know me and love the truth which I reveal. Will you not see that I come forth from the Father, that I am sent by God, that I am not doing this work of myself? Why do you not understand my words? Is it because you have chosen to become the children of evil? If you are the children of darkness, you will hardly walk in the light of the truth which I reveal. The children of evil follow only in the ways of their father, who was a deceiver and stood not for the truth because there came to be no truth in him. But now comes the Son of Man speaking and living the truth, and many of you refuse to believe.

    Кто из вас изобличит меня в грехе? И если я возвещаю истину, данную мне Отцом, и живу в соответствии с ней, почему вы не верите? Тот, кто от Бога, с радостью слышит слова Бога; многие из вас не слышат моих слов по той причине, что вы не от Бога. Ваши учителя даже осмелились говорить, что мне в делах моих помогает принц тьмы. Один из стоящих неподалеку только что сказал, что во мне дьявол, что я — сын дьявола. Но все те из вас, кто честно следуют велению своих душ, прекрасно знают, что я не дьявол. Вы знаете, что я почитаю Отца, хотя вы и не почитаете меня. Я не стремлюсь к своей славе, но лишь к славе моего Райского Отца. И я не сужу вас, ибо есть тот, кто судит за меня.

162:7.4 (1797.1) “Which of you convicts me of sin? If I, then, proclaim and live the truth shown me by the Father, why do you not believe? He who is of God hears gladly the words of God; for this cause many of you hear not my words, because you are not of God. Your teachers have even presumed to say that I do my works by the power of the prince of devils. One near by has just said that I have a devil, that I am a child of the devil. But all of you who deal honestly with your own souls know full well that I am not a devil. You know that I honor the Father even while you would dishonor me. I seek not my own glory, only the glory of my Paradise Father. And I do not judge you, for there is one who judges for me.

    Истинно, истинно говорю я вам, верующим в евангелие, что, если это слово истины будет жить в сердце человека, он никогда не испытает смерти. А теперь книжник, что рядом со мной, говорит, что так как Авраам мертв, равно как и пророки, то это как раз и доказывает, что во мне дьявол. И он спрашивает: «Неужели ты настолько более велик, чем Авраам и пророки, что осмеливаешься стоять здесь и говорить, будто всякий, в чьем сердце будет жить твое слово, не испытает смерти? Кем же ты себя считаешь, если осмеливаешься произносить такие богохульства?» И я говорю всем таким, как он, что если я возвеличу себя сам, мое величие — ничто. Но возвеличит меня мой Отец, тот Отец, которого вы называете Богом. Но вы не узнали вашего Бога и моего Отца, и я пришел, чтобы свести вас вместе; чтобы показать вам, как стать воистину сыновьями Бога. Хотя вы не знаете Отца, я воистину знаю его. Даже и Авраам возрадовался, провидя мой день, и благодаря вере узнал о нем и ликовал».

162:7.5 (1797.2) “Verily, verily, I say to you who believe the gospel that, if a man will keep this word of truth alive in his heart, he shall never taste death. And now just at my side a scribe says this statement proves that I have a devil, seeing that Abraham is dead, also the prophets. And he asks: ‘Are you so much greater than Abraham and the prophets that you dare to stand here and say that whoso keeps your word shall not taste death? Who do you claim to be that you dare to utter such blasphemies?’ And I say to all such that, if I glorify myself, my glory is as nothing. But it is the Father who shall glorify me, even the same Father whom you call God. But you have failed to know this your God and my Father, and I have come to bring you together; to show you how to become truly the sons of God. Though you know not the Father, I truly know him. Even Abraham rejoiced to see my day, and by faith he saw it and was glad.”

    Когда неверующие евреи и люди Синедриона, собравшиеся к этому времени вокруг него, услышали эти слова, они подняли шум, крича: «Тебе нет и пятидесяти лет, и при этом ты говоришь, будто видел Авраама; ты — сын дьявола!» Иисус был не в состоянии продолжать свою речь. Уходя, он лишь сказал: «Истинно, истинно говорю я вам: я есть прежде, чем был Авраам». Многие из неверящих схватили камни, чтобы побить его, люди Синедриона попытались арестовать его, но Учитель быстро проследовал по коридорам храма и скрылся в укромном месте возле Вифании, где его ожидали Марфа, Мария и Лазарь.

162:7.6 (1797.3) When the unbelieving Jews and the agents of the Sanhedrin who had gathered about by this time heard these words, they raised a tumult, shouting: “You are not fifty years of age, and yet you talk about seeing Abraham; you are a child of the devil!” Jesus was unable to continue the discourse. He only said as he departed, “Verily, verily, I say to you, before Abraham was, I am.” Many of the unbelievers rushed forth for stones to cast at him, and the agents of the Sanhedrin sought to place him under arrest, but the Master quickly made his way through the temple corridors and escaped to a secret meeting place near Bethany where Martha, Mary, and Lazarus awaited him.

8. Посещение Марфы и Марии   

8. The Visit with Martha and Mary

    Было решено, что Иисус будет жить с Лазарем и его сестрами в доме у друга, а апостолы разместились в разных местах небольшими группами. Такие меры предосторожности были приняты потому, что еврейские власти вновь вознамерились исполнить свой план и арестовать его.

162:8.1 (1797.4) It had been arranged that Jesus should lodge with Lazarus and his sisters at a friend’s house, while the apostles were scattered here and there in small groups, these precautions being taken because the Jewish authorities were again becoming bold with their plans to arrest him.

    Уже много лет эти трое, как только появлялся Иисус, все бросали и внимали его учению. После утраты родителей Марфа взяла на себя заботы по дому, так что на этот раз, пока Лазарь и Мария сидели у ног Иисуса, впитывая его живительное учение, Марфа готовила вечернюю трапезу. Следует сказать, что Марфа без особой необходимости часто отвлекалась на многочисленные ненужные хлопоты и тем самым загружала себя множеством мелких забот; таков уж был у нее характер.

162:8.2 (1797.5) For years it had been the custom for these three to drop everything and listen to Jesus’ teaching whenever he chanced to visit them. With the loss of their parents, Martha had assumed the responsibilities of the home life, and so on this occasion, while Lazarus and Mary sat at Jesus’ feet drinking in his refreshing teaching, Martha made ready to serve the evening meal. It should be explained that Martha was unnecessarily distracted by numerous needless tasks, and that she was cumbered by many trivial cares; that was her disposition.

    Занимаясь всеми этими делами, казавшимися ей важными, Марфа была возмущена тем, что Мария ничем ей не помогала. Поэтому она подошла к Иисусу и сказала: «Учитель, разве тебя не беспокоит, что моя сестра оставила меня одну и не помогает готовить еду? Не велишь ли ты ей пойти и помочь мне?» Иисус ответил: «Марфа, Марфа, почему ты всегда озабочена столькими вещами и беспокоишься по стольким пустякам? Только на одно действительно стоит тратить время, а Мария как раз и выбрала это доброе и нужное занятие, и я не буду отрывать ее от него. Но когда же вы обе научитесь жить так, как я учил вас: чтобы обе совместно занимались делами и обе в согласии питали свои души? Неужели вы не можете усвоить, что для всего есть свое время — что менее важные жизненные дела должны уступать дорогу более важным делам небесного царства?»

162:8.3 (1798.1) As Martha busied herself with all these supposed duties, she was perturbed because Mary did nothing to help. Therefore she went to Jesus and said: “Master, do you not care that my sister has left me alone to do all of the serving? Will you not bid her to come and help me?” Jesus answered: “Martha, Martha, why are you always anxious about so many things and troubled by so many trifles? Only one thing is really worth while, and since Mary has chosen this good and needful part, I shall not take it away from her. But when will both of you learn to live as I have taught you: both serving in co-operation and both refreshing your souls in unison? Can you not learn that there is a time for everything — that the lesser matters of life should give way before the greater things of the heavenly kingdom?”

9. В Вифлееме с Авениром   

9. At Bethlehem with Abner

    На протяжении всей недели, последовавшей за праздником кущей, десятки верующих стекались в Вифанию, чтобы получить наставления от двенадцати апостолов. Синедрион не предпринимал попыток преследования этих людей, поскольку там не присутствовал Иисус; он все это время работал с Авениром и его сподвижниками в Вифлееме. На следующий день после праздника Иисус ушел в Вифанию, и в это посещение Иерусалима он больше не учил в храме.

162:9.1 (1798.2) Throughout the week that followed the feast of tabernacles, scores of believers forgathered at Bethany and received instruction from the twelve apostles. The Sanhedrin made no effort to molest these gatherings since Jesus was not present; he was throughout this time working with Abner and his associates in Bethlehem. The day following the close of the feast, Jesus had departed for Bethany, and he did not again teach in the temple during this visit to Jerusalem.

    В это время Авенир сделал своим главным пристанищем Вифлеем, и из этого центра многочисленные миссионеры отправлялись в города Иудеи и южной Самарии и даже в Александрию. В течение нескольких дней после прибытия Иисуса они с Авениром согласовали все вопросы, существенные для объединения деятельности двух групп апостолов.

162:9.2 (1798.3) At this time, Abner was making his headquarters at Bethlehem, and from that center many workers had been sent to the cities of Judea and southern Samaria and even to Alexandria. Within a few days of his arrival, Jesus and Abner completed the arrangements for the consolidation of the work of the two groups of apostles.

    В праздник кущей Иисус уделял примерно равное внимание Вифании и Вифлеему. В Вифании значительную часть времени он проводил с апостолами; в Вифлееме он давал много наставлений Авениру и другим бывшим апостолам Иоанна. И именно это личное общение в конечном счете привело к тому, что все они поверили в него. На бывших апостолов Иоанна Крестителя произвело впечатление мужество, которое он явил, когда учил народ в Иерусалиме, и отзывчивость и понимание, которые они почувствовали, когда он лично наставлял их в Вифлееме. Сила этого влияния полностью и окончательно привела каждого из сподвижников Авенира к тому, что они всем сердцем приняли царство и все с ним связанное.

162:9.3 (1798.4) Throughout his visit to the feast of tabernacles, Jesus had divided his time about equally between Bethany and Bethlehem. At Bethany he spent considerable time with his apostles; at Bethlehem he gave much instruction to Abner and the other former apostles of John. And it was this intimate contact that finally led them to believe in him. These former apostles of John the Baptist were influenced by the courage he displayed in his public teaching in Jerusalem as well as by the sympathetic understanding they experienced in his private teaching at Bethlehem. These influences finally and fully won over each of Abner’s associates to a wholehearted acceptance of the kingdom and all that such a step implied.

    Прежде, чем окончательно покинуть Вифлеем, Учитель договорился со всеми ними предпринять совместные действия, которые должны были предшествовать завершению его земной жизни во плоти. Договорились, что Авенир и его сподвижники в ближайшем будущем присоединятся к Иисусу и его двенадцати апостолам в Магаданском парке.

162:9.4 (1798.5) Before leaving Bethlehem for the last time, the Master made arrangements for them all to join him in the united effort which was to precede the ending of his earth career in the flesh. It was agreed that Abner and his associates were to join Jesus and the twelve in the near future at Magadan Park.

    Согласно этой договоренности в начале ноября Авенир и его одиннадцать товарищей соединили свою судьбу с Иисусом и его двенадцатью апостолами и трудились вместе с ними, составляя единое целое, вплоть до распятия.

162:9.5 (1798.6) In accordance with this understanding, early in November Abner and his eleven fellows cast their lot with Jesus and the twelve and labored with them as one organization right on down to the crucifixion.

    Во второй половине октября Иисус и двенадцать апостолов ушли из близлежащих окрестностей Иерусалима. В воскресенье 30 октября Иисус и его сподвижники покинули город Ефраим (там он несколько дней отдыхал в уединении) и, следуя западно-иорданской дорогой, в среду 2 ноября после полудня добрались до Магаданского леса.

162:9.6 (1798.7) In the latter part of October Jesus and the twelve withdrew from the immediate vicinity of Jerusalem. On Sunday, October 30, Jesus and his associates left the city of Ephraim, where he had been resting in seclusion for a few days, and, going by the west Jordan highway directly to Magadan Park, arrived late on the afternoon of Wednesday, November 2.

    Апостолы испытали огромное облегчение, когда Учитель снова оказался в дружественных землях; больше они никогда не уговаривали его отправиться в Иерусалим возвещать евангелие царства.

162:9.7 (1799.1) The apostles were greatly relieved to have the Master back on friendly soil; no more did they urge him to go up to Jerusalem to proclaim the gospel of the kingdom.





Back to Top