Книга Урантии - Текст 158
Гора Преображения

Книга Урантии      

Чст IV. Жизнь и Учения Иисуса



Paper 158
The Mount of Transfiguration

    В пятницу 12 августа 29 года н.э. перед заходом солнца Иисус и его соратники пришли к подножью горы Ермон, примерно к тому месту, где однажды отрок Тиглат ожидал Учителя, пока тот в одиночестве совершал восхождение на гору, чтобы решить духовную судьбу Урантии, и особенно, чтобы положить конец восстанию Люцифера. Здесь они провели два дня, духовно готовя себя к событиям, которым предстояло произойти столь скоро.

158:0.1 (1752.1) IT WAS near sundown on Friday afternoon, August 12, A.D. 29, when Jesus and his associates reached the foot of Mount Hermon, near the very place where the lad Tiglath once waited while the Master ascended the mountain alone to settle the spiritual destinies of Urantia and technically to terminate the Lucifer rebellion. And here they sojourned for two days in spiritual preparation for the events so soon to follow.

    В общем, Иисус заранее знал, что должно было произойти на горе, и очень желал, чтобы все его апостолы могли разделить этот опыт. Чтобы подготовить их к этому откровению о себе, он и задержался с ними у подножья горы. Но они не смогли достигнуть того духовного уровня, который бы позволил в полной мере изведать и пережить явление небесных существ, которым предстояло посетить землю в скором времени. А поскольку Иисус не мог взять с собой всех своих сподвижников, он решил взять только трех из них, тех, кто привык сопровождать его во всех подобных бдениях. Поэтому только Петр, Иаков и Иоанн пережили вместе с Учителем сей уникальный опыт.

158:0.2 (1752.2) In a general way, Jesus knew beforehand what was to transpire on the mountain, and he much desired that all his apostles might share this experience. It was to fit them for this revelation of himself that he tarried with them at the foot of the mountain. But they could not attain those spiritual levels which would justify their exposure to the full experience of the visitation of the celestial beings so soon to appear on earth. And since he could not take all of his associates with him, he decided to take only the three who were in the habit of accompanying him on such special vigils. Accordingly, only Peter, James, and John shared even a part of this unique experience with the Master.

1. Преображение   

1. The Transfiguration

    Рано утром в понедельник 15 августа Иисус и трое апостолов начали восхождение на гору Ермон; это случилось через шесть дней после памятного признания Петра, которое он сделал в полдень возле дороги под тутовыми деревьями.

158:1.1 (1752.3) Early on the morning of Monday, August 15, Jesus and the three apostles began the ascent of Mount Hermon, and this was six days after the memorable noontide confession of Peter by the roadside under the mulberry trees.

    Иисус был призван взойти на гору в одиночку, чтобы решить важные вопросы, касавшиеся дальнейшего осуществления его пришествия во плоти, поскольку этот опыт касался вселенной, которую он сам сотворил. Особенно значимым было то, что необычайное событие было приурочено ко времени, когда Иисус и апостолы находились в землях, где жили неевреи, и что оно действительно совершилось на горе, которая была во владениях неевреев.

158:1.2 (1752.4) Jesus had been summoned to go up on the mountain, apart by himself, for the transaction of important matters having to do with the progress of his bestowal in the flesh as this experience was related to the universe of his own creation. It is significant that this extraordinary event was timed to occur while Jesus and the apostles were in the lands of the gentiles, and that it actually transpired on a mountain of the gentiles.

    Незадолго до полудня они находились приблизительно на середине пути к вершине горы, и во время обеденной трапезы Иисус поведал трем апостолам кое-что о том, что он пережил в горах к востоку от Иордана вскоре после своего крещения, и немного о том, что пережил на горе Ермон во время своего посещения этого уединенного места.

158:1.3 (1752.5) They reached their destination, about halfway up the mountain, shortly before noon, and while eating lunch, Jesus told the three apostles something of his experience in the hills to the east of Jordan shortly after his baptism and also some more of his experience on Mount Hermon in connection with his former visit to this lonely retreat.

    Мальчиком Иисус любил забраться на холм неподалеку от своего дома и воображать себе сражения между армиями империй в Ездрилионской долине; теперь же он взошел на гору Ермон, чтобы получить те дарования, которые должны были подготовить его к тому, чтобы сойти в долины Иордана, где должен быть сыгран завершающий акт драмы его пришествия на Урантию. В этот день на горе Ермон Учитель еще мог отказаться от борьбы и вернуться к управлению своими вселенскими владениями, однако он не только решил следовать условиям, предъявляемым к его чину божественного сыновства и отмеченным в указе Вечного Сына в Раю, но и избрал в высшей и полной мере исполнить волю своего Райского Отца. В этот августовский день трое его апостолов увидели, как он отказался принять на себя всю полноту власти над вселенной. Они с удивлением смотрели, как удалились небесные вестники, оставив Иисуса одного завершать свою земную жизнь в качестве Сына Человеческого и Сына Божиего.

158:1.4 (1752.6) When a boy, Jesus used to ascend the hill near his home and dream of the battles which had been fought by the armies of empires on the plain of Esdraelon; now he ascended Mount Hermon to receive the endowment which was to prepare him to descend upon the plains of the Jordan to enact the closing scenes of the drama of his bestowal on Urantia. The Master could have relinquished the struggle this day on Mount Hermon and returned to his rule of the universe domains, but he not only chose to meet the requirements of his order of divine sonship embraced in the mandate of the Eternal Son on Paradise, but he also elected to meet the last and full measure of the present will of his Paradise Father. On this day in August three of his apostles saw him decline to be invested with full universe authority. They looked on in amazement as the celestial messengers departed, leaving him alone to finish out his earth life as the Son of Man and the Son of God.

    Во время насыщения пяти тысяч они верили особенно сильно, а потом их вера быстро сошла почти на нет. Теперь, вследствие признания Учителем своей божественности, вера двенадцати апостолов за несколько следующих недель усилилась и достигла высшей точки, но затем снова постепенно пошла на спад. Третье возрождение их веры произошло лишь после воскресения Учителя.

158:1.5 (1753.1) The faith of the apostles was at a high point at the time of the feeding of the five thousand, and then it rapidly fell almost to zero. Now, as a result of the Master’s admission of his divinity, the lagging faith of the twelve arose in the next few weeks to its highest pitch, only to undergo a progressive decline. The third revival of their faith did not occur until after the Master’s resurrection.

    В этот прекрасный день в три часа после полудня Иисус, покидая троих апостолов, сказал: «Оставляю вас на время и иду общаться с Отцом и его вестниками; прошу вас оставаться здесь и, ожидая моего возвращения, молиться, чтобы воля Отца могла осуществиться во всех ваших деяниях, связанных с дальнейшей миссией пришествия Сына Человеческого». Сказав это апостолам, Иисус удалился на длительное совещание с Гавриилом и Отцом-Мелхиседеком и не возвращался часов до шести. Увидев беспокойство апостолов, вызванное его долгим отсутствием, Иисус сказал: «Почему вы боитесь? Вы же хорошо знаете, что я должен быть в том, что принадлежит Отцу; почему же вы сомневаетесь, когда я не с вами? Ныне объявляю вам, что Сын Человеческий избрал пройти весь свой жизненный путь среди вас и как один из вас. Ободритесь; я не покину вас, пока не закончу свой труд».

158:1.6 (1753.2) It was about three o’clock on this beautiful afternoon that Jesus took leave of the three apostles, saying: “I go apart by myself for a season to commune with the Father and his messengers; I bid you tarry here and, while awaiting my return, pray that the Father’s will may be done in all your experience in connection with the further bestowal mission of the Son of Man.” And after saying this to them, Jesus withdrew for a long conference with Gabriel and the Father Melchizedek, not returning until about six o’clock. When Jesus saw their anxiety over his prolonged absence, he said: “Why were you afraid? You well know I must be about my Father’s business; wherefore do you doubt when I am not with you? I now declare that the Son of Man has chosen to go through his full life in your midst and as one of you. Be of good cheer; I will not leave you until my work is finished.”

    Когда они вкушали от скромной вечерний трапезы, Петр спросил Учителя: «Как долго мы будем оставаться на этой горе вдали от братьев наших?» И Иисус ответил: «Пока не увидите славы Сына Человеческого и не узнаете, что все, провозглашенное мною вам, истинно». Сидя вокруг последних красных угольков костра, они говорили о бунте Люцифера, пока не сгустилась тьма и глаза апостолов не отяжелели, поскольку свое путешествие они начали ранним утром.

158:1.7 (1753.3) As they partook of their meager evening meal, Peter asked the Master, “How long do we remain on this mountain away from our brethren?” And Jesus answered: “Until you shall see the glory of the Son of Man and know that whatsoever I have declared to you is true.” And they talked over the affairs of the Lucifer rebellion while seated about the glowing embers of their fire until darkness drew on and the apostles’ eyes grew heavy, for they had begun their journey very early that morning.

    Проспав глубоким сном около получаса, трое апостолов вдруг проснулись от раздававшегося поблизости потрескивания и, осмотревшись, к своему огромному изумлению и испугу увидели Иисуса, ведущего доверительную беседу с двумя сверкающими существами, облаченными в одежды из света небесного мира. И лицо, и внешняя фома Иисуса сияли, небесным светом. Сии трое беседовали на неизвестном языке, но из определенных высказываний Петр ошибочно заключил, что с Иисусом были Моисей и Илия; в действительности же с ним были Гавриил и Отец-Мелхиседек. По просьбе Иисуса физические контролеры устроили так, что апостолы стали свидетелями этой сцены.

158:1.8 (1753.4) When the three had been fast asleep for about half an hour, they were suddenly awakened by a near-by crackling sound, and much to their amazement and consternation, on looking about them, they beheld Jesus in intimate converse with two brilliant beings clothed in the habiliments of the light of the celestial world. And Jesus’ face and form shone with the luminosity of a heavenly light. These three conversed in a strange language, but from certain things said, Peter erroneously conjectured that the beings with Jesus were Moses and Elijah; in reality, they were Gabriel and the Father Melchizedek. The physical controllers had arranged for the apostles to witness this scene because of Jesus’ request.

    Три апостола были так страшно испуганы, что не смогли понять, что происходит, однако когда ослепительное видение перед ними исчезло и они увидели Иисуса, стоявшего в одиночестве, Петр, первым пришедший в себя, сказал: «Иисус, Учитель, как хорошо, что мы тут были. Мы радуемся, видя славу сию. Мы не хотим возвращаться в бесславный мир. Если хочешь, останемся здесь и соорудим три шатра: один тебе, Моисею один, и один Илии». Сказал же это Петр потому, что был в смятении и именно в этот момент ничего другого не пришло ему на ум.

158:1.9 (1753.5) The three apostles were so badly frightened that they were slow in collecting their wits, but Peter, who was first to recover himself, said, as the dazzling vision faded from before them and they observed Jesus standing alone: “Jesus, Master, it is good to have been here. We rejoice to see this glory. We are loath to go back down to the inglorious world. If you are willing, let us abide here, and we will erect three tents, one for you, one for Moses, and one for Elijah.” And Peter said this because of his confusion, and because nothing else came into his mind at just that moment.

    Когда Петр еще говорил, к ним приблизилось серебристое облако и осенило всех четырех. Апостолы исполнились великого страха и, пав в благоговении ниц, услышали, как глас, тот же самый глас, что глаголил во время крещения Иисуса, произнес: «Сей есть Сын мой возлюбленный; его слушайте». Когда же облако рассеялось, Иисус снова был один с тремя апостолами и, приступив, коснулся их и сказал: «Встаньте и не бойтесь; вы увидите еще более великое, чем это». Но апостолы были действительно испуганы; все трое молчали, погрузившись в задумчивость, пока готовились спускаться с горы до наступления полуночи,.

158:1.10 (1753.6) While Peter was yet speaking, a silvery cloud drew near and overshadowed the four of them. The apostles now became greatly frightened, and as they fell down on their faces to worship, they heard a voice, the same that had spoken on the occasion of Jesus’ baptism, say: “This is my beloved Son; give heed to him.” And when the cloud vanished, again was Jesus alone with the three, and he reached down and touched them, saying: “Arise and be not afraid; you shall see greater things than this.” But the apostles were truly afraid; they were a silent and thoughtful trio as they made ready to descend the mountain shortly before midnight.

2. Спуск с горы   

2. Coming down the Mountain

    Приблизительно до середины спуска не было сказано ни единого слова. Разговор начал Иисус, заметив: «Смотрите, не расказывайте никому, даже вашим собратьям, что видели и слышали на сей горе, пока Сын Человеческий не воскреснет из мертвых». Трое апостолов были потрясены и смущены словами Учителя: «пока Сын Человеческий не воскреснет из мертвых». Совсем недавно они вновь подтвердили свою веру в него как Избавителя, Сына Бога, только что своими глазами видели, как он преобразился во славе, и вот он начал говорить о «воскресении из мертвых»!

158:2.1 (1754.1) For about half the distance down the mountain not a word was spoken. Jesus then began the conversation by remarking: “Make certain that you tell no man, not even your brethren, what you have seen and heard on this mountain until the Son of Man has risen from the dead.” The three apostles were shocked and bewildered by the Master’s words, “until the Son of Man has risen from the dead.” They had so recently reaffirmed their faith in him as the Deliverer, the Son of God, and they had just beheld him transfigured in glory before their very eyes, and now he began to talk about “rising from the dead”!

    При мысли о смерти Учителя Петр содрогнулся — мысль эта была невыносима — и, опасаясь, как бы Иаков или Иоанн не задали какой-нибудь неуместный вопрос, решил, что лучше всего направить беседу в иное русло и, не зная, о чем бы еще поговорить, высказал первую же мысль, пришедшую ему в голову: «Учитель, почему книжники говорят, что перед явлением Мессии сначала должен прийти Илия?» Иисус же, понимая, что Петр пытается избежать разговоров о его смерти и воскресении, ответил: «Это правда, сначала должен прийти Илия и приготовить путь для Сына Человеческого, которому надлежит много пострадать и в конце концов быть отвергнутым. Но говорю вам, что Илия уже пришел, и не приняли его, а поступили с ним, как хотели». Тогда три апостола поняли, что он говорил им об Иоанне Крестителе как Илии. Иисус знал: если они упорно продолжают считать его Мессией, то и Иоанн должен восприниматься ими как пророчимый Илия.

158:2.2 (1754.2) Peter shuddered at the thought of the Master’s dying — it was too disagreeable an idea to entertain — and fearing that James or John might ask some question relative to this statement, he thought best to start up a diverting conversation and, not knowing what else to talk about, gave expression to the first thought coming into his mind, which was: “Master, why is it that the scribes say that Elijah must first come before the Messiah shall appear?” And Jesus, knowing that Peter sought to avoid reference to his death and resurrection, answered: “Elijah indeed comes first to prepare the way for the Son of Man, who must suffer many things and finally be rejected. But I tell you that Elijah has already come, and they received him not but did to him whatsoever they willed.” And then did the three apostles perceive that he referred to John the Baptist as Elijah. Jesus knew that, if they insisted on regarding him as the Messiah, then must John be the Elijah of the prophecy.

    Иисус велел им молчать о виденном ими знамении славы, которую он обретет после воскресения, так как не хотел поддерживать их веру в то, что если они сейчас примут его как Мессию, то в нем в известной мере воплотится их ошибочное представление о пришествии избавителя, творящего чудеса. И хотя Петр, Иаков и Иоанн про себя размышляли об этом до воскресения Учителя, они никому ничего не рассказывали.

158:2.3 (1754.3) Jesus enjoined silence about their observation of the foretaste of his postresurrection glory because he did not want to foster the notion that, being now received as the Messiah, he would in any degree fulfill their erroneous concepts of a wonder-working deliverer. Although Peter, James, and John pondered all this in their minds, they spoke not of it to any man until after the Master’s resurrection.

    Пока они продолжали спускаться с горы, Иисус сказал им: «Вы не хотите принять меня как Сына Человеческого; поэтому я согласился, чтобы вы приняли меня сообразно вашим устоявшимся взглядам, но не заблуждайтесь: воля Отца моего должна восторжествовать. Если же вы решили действовать по своему усмотрению, вы должны приготовиться претерпеть много разочарований и пережить множество испытаний, однако уроков, которые я вам дал, должно хватить, чтобы с успехом преодолеть даже эти горести, которые вы сами и избрали».

158:2.4 (1754.4) As they continued to descend the mountain, Jesus said to them: “You would not receive me as the Son of Man; therefore have I consented to be received in accordance with your settled determination, but, mistake not, the will of my Father must prevail. If you thus choose to follow the inclination of your own wills, you must prepare to suffer many disappointments and experience many trials, but the training which I have given you should suffice to bring you triumphantly through even these sorrows of your own choosing.”

    Иисус взял с собой Петра, Иакова и Иоанна на гору преображения отнюдь не потому, что они во всех отношениях лучше других апостолов были подготовлены к тому, чтобы стать свидетелями случившегося, или же потому, что духовно они в большей степени были готовы к тому, чтобы быть наделенными такой редкой привилегией. Вовсе нет. Он хорошо знал, что к этому опыту из двенадцати апостолов духовно не был готов никто; поэтому и взял с собой только тех трех апостолов, в чьи обязанности входило сопровождать его, когда он желал уединиться, дабы наедине насладиться общением с Богом.

158:2.5 (1754.5) Jesus did not take Peter, James, and John with him up to the mount of the transfiguration because they were in any sense better prepared than the other apostles to witness what happened, or because they were spiritually more fit to enjoy such a rare privilege. Not at all. He well knew that none of the twelve were spiritually qualified for this experience; therefore did he take with him only the three apostles who were assigned to accompany him at those times when he desired to be alone to enjoy solitary communion.

3. Смысл преображения   

3. Meaning of the Transfiguration

    То, чему стали свидетелями Петр, Иаков и Иоанн на горе преображения, было мимолетным видением небесного великолепия, которое явилось в тот богатый событиями день на горе Ермон. Преображение было событием, во время которого открылось:

158:3.1 (1755.1) That which Peter, James, and John witnessed on the mount of transfiguration was a fleeting glimpse of a celestial pageant which transpired that eventful day on Mount Hermon. The transfiguration was the occasion of:

    1. Одобрение Вечным Райским Матерью-Сыном полноты пришествия воплощенной жизни Михаила на Урантии. Что касалось требований Вечного Сына, Иисус теперь получил уверение в их исполнении. Уверение в этом принес Иисусу Гавриил.

158:3.2 (1755.2) 1. The acceptance of the fullness of the bestowal of the incarnated life of Michael on Urantia by the Eternal Mother-Son of Paradise. As far as concerned the requirements of the Eternal Son, Jesus had now received assurance of their fulfillment. And Gabriel brought Jesus that assurance.

    2. Подтверждение о том, что Бесконечный Дух удовлетворен полнотой пришествия Михаила в подобии смертной плоти на Урантии. Вселенский представитель Бесконечного Духа, ближайший сподвижник Михаила в Спасограде и его вездесущая соработница, в данном случае говорила через Отца-Мелхиседека.

158:3.3 (1755.3) 2. The testimony of the satisfaction of the Infinite Spirit as to the fullness of the Urantia bestowal in the likeness of mortal flesh. The universe representative of the Infinite Spirit, the immediate associate of Michael on Salvington and his ever-present coworker, on this occasion spoke through the Father Melchizedek.

    Иисус с радостью воспринял сие свидетельство об успехе его земной миссии, представленное вестниками Вечного Сына и Бесконечного Духа, но заметил, что Отец его не дал знак, что его пришествие на Урантию завершилось; лишь незримое присутствие Отца свидетельствовало через Персонализированного Настройщика: «Сей есть Сын мой возлюбленный; его слушайте». И это было сказано словами, чтобы их услышали и три апостола.

158:3.4 (1755.4) Jesus welcomed this testimony regarding the success of his earth mission presented by the messengers of the Eternal Son and the Infinite Spirit, but he noted that his Father did not indicate that the Urantia bestowal was finished; only did the unseen presence of the Father bear witness through Jesus’ Personalized Adjuster, saying, “This is my beloved Son; give heed to him.” And this was spoken in words to be heard also by the three apostles.

    После этого небесного посещения Иисус постарался узнать волю своего Отца и решил довести пришествие в подобии смертной плоти до естественного конца. Именно в этом был смысл преображения для Иисуса. Для трех апостолов оно явилось тем событием, после которого Учитель вступил на завершающий этап своего земного пути как Сын Божий и Сын Человеческий.

158:3.5 (1755.5) After this celestial visitation Jesus sought to know his Father’s will and decided to pursue the mortal bestowal to its natural end. This was the significance of the transfiguration to Jesus. To the three apostles it was an event marking the entrance of the Master upon the final phase of his earth career as the Son of God and the Son of Man.

    После официальной встречи с Гавриилом и Отцом-Мельхиседеком Иисус непринужденно общался с этими своими Сыновьями служения и говорил с ними о делах вселенной.

158:3.6 (1755.6) After the formal visitation of Gabriel and the Father Melchizedek, Jesus held informal converse with these, his Sons of ministry, and communed with them concerning the affairs of the universe.

4. Мальчик-эпилептик   

4. The Epileptic Boy

    Во вторник утром перед завтраком Иисус и его спутники вернулись в лагерь апостолов. Подходя к лагерю, они увидели довольно много людей, окружавших апостолов, и вскоре уже могли расслышать долетавшие до них громкие возгласы спорщиков. В этой толпе человек в пятьдесят, включая девятерых апостолов, полемизировали две примерно равные по численности группы — иерусалимские книжники и верующие ученики, которые шли вслед за Иисусом и его сподвижниками во время их путешествия из Магадана.

158:4.1 (1755.7) It was shortly before breakfast time on this Tuesday morning when Jesus and his companions arrived at the apostolic camp. As they drew near, they discerned a considerable crowd gathered around the apostles and soon began to hear the loud words of argument and disputation of this group of about fifty persons, embracing the nine apostles and a gathering equally divided between Jerusalem scribes and believing disciples who had tracked Jesus and his associates in their journey from Magadan.

    Хотя толпа спорила по многим вопросам, но в основном спор был о неком жителе Тивериады, пришедшем в поисках Иисуса днем раньше. У этого человека, Иакова из Сафеда, был единственный сын, мальчик лет четырнадцати, который жестоко страдал от эпилепсии. Кроме этой нервной болезни мальчиком овладел один из тех блуждающих, вредных и мятежных срединников, которые в то время присутствовали на земле и никому не подчинялись, так что юноша-эпилептик был к тому же одержим демоном.

158:4.2 (1755.8) Although the crowd engaged in numerous arguments, the chief controversy was about a certain citizen of Tiberias who had arrived the preceding day in quest of Jesus. This man, James of Safed, had a son about fourteen years old, an only child, who was severely afflicted with epilepsy. In addition to this nervous malady this lad had become possessed by one of those wandering, mischievous, and rebellious midwayers who were then present on earth and uncontrolled, so that the youth was both epileptic and demon-possessed.

    Почти две недели несчастный отец, младший чиновник Ирода Антипы, искал Иисуса на западных границах владений Филиппа, чтобы упросить его вылечить больного сына. Лагерь апостолов он нашел лишь около полудня того дня, когда Иисус с тремя их товарищами был на горе.

158:4.3 (1755.9) For almost two weeks this anxious father, a minor official of Herod Antipas, had wandered about through the western borders of Philip’s domains, seeking Jesus that he might entreat him to cure this afflicted son. And he did not catch up with the apostolic party until about noon of this day when Jesus was up on the mountain with the three apostles.

    Девять апостолов были крайне удивлены и сильно взволнованы, когда этот человек и около сорока других людей, искавших Иисуса, неожиданно набрели на них. В момент прихода этой группы девять апостолов, или по крайней мере большинство из них, обуреваемые старыми искушениями, выясняли, кто из них в грядущем царстве будет самым великим, горячо обсуждая возможные должности, которые займет каждый из апостолов. Они просто не могли полностью избавиться от давно лелеемой ими мысли о материальной стороне миссии Мессии. И теперь, когда сам Иисус благосклонно отнесся к высказанному ими убеждению в том, что он, действительно, был Избавителем — или по крайней мере признал факт своей божественности, — что сейчас в момент разлуки с Учителем, могло быть естественнее разговоров об этих надеждах и амбициях, которые занимали в их сердцах первое место? Этими спорами они и были заняты, когда Иаков из Сафеда и люди, искавшие с ним Иисуса, натолкнулись на них.

158:4.4 (1756.1) The nine apostles were much surprised and considerably perturbed when this man, accompanied by almost forty other persons who were looking for Jesus, suddenly came upon them. At the time of the arrival of this group the nine apostles, at least the majority of them, had succumbed to their old temptation — that of discussing who should be greatest in the coming kingdom; they were busily arguing about the probable positions which would be assigned the individual apostles. They simply could not free themselves entirely from the long-cherished idea of the material mission of the Messiah. And now that Jesus himself had accepted their confession that he was indeed the Deliverer — at least he had admitted the fact of his divinity — what was more natural than that, during this period of separation from the Master, they should fall to talking about those hopes and ambitions which were uppermost in their hearts. And they were engaged in these discussions when James of Safed and his fellow seekers after Jesus came upon them.

    Андрей сделал шаг вперед, чтобы поприветствовать этого отца и его сына, и спросил: «Кого вы ищите?» Иаков сказал: «Добрый человек, мне нужен ваш Учитель. Я ищу исцеления для моего больного сына. И хочу, чтобы Иисус изгнал беса, овладевшего моим чадом». И отец стал рассказывать апостолам, что его сын так сильно болен, что много раз из-за этих жестоких припадков был на грани смерти.

158:4.5 (1756.2) Andrew stepped up to greet this father and his son, saying, “Whom do you seek?” Said James: “My good man, I search for your Master. I seek healing for my afflicted son. I would have Jesus cast out this devil that possesses my child.” And then the father proceeded to relate to the apostles how his son was so afflicted that he had many times almost lost his life as a result of these malignant seizures.

    Пока апостолы слушали, Симон Зилот и Иуда Искариот подошли к отцу ближе и сказали: «Мы можем исцелить его; тебе незачем ждать возвращения Учителя. Мы — посланцы царства и более этого не скрываем. Иисус — Избавитель, и нам даны ключи от царства». Тем временем Андрей и Фома совещались в стороне. Нафанаил же и остальные с изумлением наблюдали за происходящим; всех ошеломила неожиданная смелость, если не самоуверенность, Симона и Иуды. Тогда отец сказал: «Если дано вам вершить такие дела, то молю вас, скажите слова, которые снимут с чада моего это ярмо». Тогда Симон выступил вперед и, положив свою руку на голову ребенка, посмотрел ему прямо в глаза и приказал: «Выйди из него, ты, дух нечистый; во имя Иисуса повинуйся мне». Но с мальчиком случился сильнейший припадок; и книжники смеялись над апостолами, ставшими посмешищем, и разочарованные верующие терпели насмешки этих недоброжелателей.

158:4.6 (1756.3) As the apostles listened, Simon Zelotes and Judas Iscariot stepped into the presence of the father, saying: “We can heal him; you need not wait for the Master’s return. We are ambassadors of the kingdom; no longer do we hold these things in secret. Jesus is the Deliverer, and the keys of the kingdom have been delivered to us.” By this time Andrew and Thomas were in consultation at one side. Nathaniel and the others looked on in amazement; they were all aghast at the sudden boldness, if not presumption, of Simon and Judas. Then said the father: “If it has been given you to do these works, I pray that you will speak those words which will deliver my child from this bondage.” Then Simon stepped forward and, placing his hand on the head of the child, looked directly into his eyes and commanded: “Come out of him, you unclean spirit; in the name of Jesus obey me.” But the lad had only a more violent fit, while the scribes mocked the apostles in derision, and the disappointed believers suffered the taunts of these unfriendly critics.

    Андрей был глубоко огорчен этой неблагоразумной попыткой и ее печальным исходом. Он отозвал апостолов в сторону для совещания и молитвы. Поразмыслив, и будучи уязвленным поражением и унижением, которое все они испытали, Андрей предпринял вторую попытку изгнать демона, но и его усилия оказались неудачными. Андрей честно признал поражение и попросил отца остаться переночевать с ними и дождаться возвращения Иисуса, сказав: «Возможно, такой изыдет, если только Учитель лично прикажет ему».

158:4.7 (1756.4) Andrew was deeply chagrined at this ill-advised effort and its dismal failure. He called the apostles aside for conference and prayer. After this season of meditation, feeling keenly the sting of their defeat and sensing the humiliation resting upon all of them, Andrew sought, in a second attempt, to cast out the demon, but only failure crowned his efforts. Andrew frankly confessed defeat and requested the father to remain with them overnight or until Jesus’ return, saying: “Perhaps this sort goes not out except by the Master’s personal command.”

    Итак, пока Иисус спускался с горы с веселыми и восторженными Петром, Иаковом и Иоанном, их девять собратьев так же, как и они, не спали, пребывая в смятении и удрученном состоянии униженных. Это были удрученные и подавленные люди. Но Иаков из Сафеда не отступил. И хотя никто не мог ему сказать, когда вернется Иисус, он решил дожидаться возвращения Учителя.

158:4.8 (1756.5) And so, while Jesus was descending the mountain with the exuberant and ecstatic Peter, James, and John, their nine brethren likewise were sleepless in their confusion and downcast humiliation. They were a dejected and chastened group. But James of Safed would not give up. Although they could give him no idea as to when Jesus might return, he decided to stay on until the Master came back.

5. Иисус исцеляет мальчика   

5. Jesus Heals the Boy

    Когда пришел Иисус, девять апостолов, приветствуя его, испытали огромное облегчение и сильно приободрились, увидев веселые и воодушевленные лица Петра, Иакова и Иоанна. Все бросились приветствовать Иисуса и своих трех братьев. Пока они обменивались приветствиями, к ним приблизилась толпа, и Иисус спросил: «О чем вы спорили, когда мы подходили к вам?» Однако прежде чем смущенные и униженные апостолы смогли ответить на вопрос Учителя, несчастный отец больного мальчика выступил вперед и, упав на колени к ногам Иисуса, сказал: «Учитель, у меня есть сын, единственное мое дитя, который одержим злым духом. Он не только вопиет в ужасе и с пеной у рта, как мертвый, падает во время припадков, но часто сей овладевший им злой дух повергает его в судороги, а иногда бросает в воду и даже в огонь. Скрежеща зубами, и с многочисленными ушибами дитя мое гибнет. Его жизнь хуже смерти; мать его и я опечалены сердцем и сокрушаемся духом. Вчера около полудня, ища тебя, я набрел на лагерь твоих учеников, и пока мы тебя ждали, они пытались изгнать этого демона, но не смогли. Сделаешь ли ты это для нас, исцелишь ли моего сына, Учитель?»

158:5.1 (1757.1) As Jesus drew near, the nine apostles were more than relieved to welcome him, and they were greatly encouraged to behold the good cheer and unusual enthusiasm which marked the countenances of Peter, James, and John. They all rushed forward to greet Jesus and their three brethren. As they exchanged greetings, the crowd came up, and Jesus asked, “What were you disputing about as we drew near?” But before the disconcerted and humiliated apostles could reply to the Master’s question, the anxious father of the afflicted lad stepped forward and, kneeling at Jesus’ feet, said: “Master, I have a son, an only child, who is possessed by an evil spirit. Not only does he cry out in terror, foam at the mouth, and fall like a dead person at the time of seizure, but oftentimes this evil spirit which possesses him rends him in convulsions and sometimes has cast him into the water and even into the fire. With much grinding of teeth and as a result of many bruises, my child wastes away. His life is worse than death; his mother and I are of a sad heart and a broken spirit. About noon yesterday, seeking for you, I caught up with your disciples, and while we were waiting, your apostles sought to cast out this demon, but they could not do it. And now, Master, will you do this for us, will you heal my son?”

    Выслушав этот рассказ, Иисус коснулся коленопреклоненного отца и, велев ему встать, испытующе посмотрел на апостолов, стоящих рядом. Затем Иисус сказал всем им: «О, поколение неверное и развращенное. Доколе буду терпеть вас? Доколе буду с вами? Когда наконец поймете, что дела веры совершаются не по велению неверия, полного сомнений?». Затем, обращаясь к смущенному отцу, Иисус сказал: «Приведи своего сына». И когда Иаков подвел мальчика к Иисусу, тот спросил: «Давно ли мальчик страдает этой болезнью?» Отец ответил: «От самого младенчества». И когда они говорили, с юношей случился страшный припадок и он упал перед ними, скрежеща зубами и с пеной у рта. После жестоких судорог он лежал как мертвый. Тогда отец снова пал на колени к ногам Иисуса и, умоляя Учителя, сказал: «Если можешь исцелить его, прошу тебя, сжалься над нами и избавь от этой болезни». Услышав эти слова, Иисус посмотрел на огорченное лицо отца и сказал: «Не сомневайся в силе любви Отца моего, но лишь в искренности и глубине веры твоей. Кто действительно верует, тому все возможно». И тогда Иаков произнес навсегда запечатлевшиеся слова веры, смешанной с сомнением: «Верую, Господи. Умоляю тебя, помоги моему неверию».

158:5.2 (1757.2) When Jesus had listened to this recital, he touched the kneeling father and bade him rise while he gave the near-by apostles a searching survey. Then said Jesus to all those who stood before him: “O faithless and perverse generation, how long shall I bear with you? How long shall I be with you? How long ere you learn that the works of faith come not forth at the bidding of doubting unbelief?” And then, pointing to the bewildered father, Jesus said, “Bring hither your son.” And when James had brought the lad before Jesus, he asked, “How long has the boy been afflicted in this way?” The father answered, “Since he was a very young child.” And as they talked, the youth was seized with a violent attack and fell in their midst, gnashing his teeth and foaming at the mouth. After a succession of violent convulsions he lay there before them as one dead. Now did the father again kneel at Jesus’ feet while he implored the Master, saying: “If you can cure him, I beseech you to have compassion on us and deliver us from this affliction.” And when Jesus heard these words, he looked down into the father’s anxious face, saying: “Question not my Father’s power of love, only the sincerity and reach of your faith. All things are possible to him who really believes.” And then James of Safed spoke those long-to-be-remembered words of commingled faith and doubt, “Lord, I believe. I pray you help my unbelief.”

    Услышав эти слова, Иисус сделал шаг вперед и, взяв мальчика за руку, сказал: «Делаю это согласно воле Отца моего и во славу веры живой. Сын мой, встань! Дух непокорный, выйди из него и больше не возвращайся». И, вложив руку мальчика в руку отца, сказал: «Ступайте своей дорогой. Отец исполнил желание души твоей». И все, кто присутствовал при этом, даже враги Иисуса, изумились увиденному.

158:5.3 (1757.3) When Jesus heard these words, he stepped forward and, taking the lad by the hand, said: “I will do this in accordance with my Father’s will and in honor of living faith. My son, arise! Come out of him, disobedient spirit, and go not back into him.” And placing the hand of the lad in the hand of the father, Jesus said: “Go your way. The Father has granted the desire of your soul.” And all who were present, even the enemies of Jesus, were astonished at what they saw.

    Трое апостолов, недавно испытавших восторг от увиденного и пережитого в момент преображения, были поистине разочарованы столь скорым возвращением к сей картине поражения и смущения своих собратьев-апостолов. Однако с этими двенадцатью посланцами царства так было постоянно. Возвышение на их жизненном поприще часто сменялось унижением.

158:5.4 (1757.4) It was indeed a disillusionment for the three apostles who had so recently enjoyed the spiritual ecstasy of the scenes and experiences of the transfiguration, so soon to return to this scene of the defeat and discomfiture of their fellow apostles. But it was ever so with these twelve ambassadors of the kingdom. They never failed to alternate between exaltation and humiliation in their life experiences.

    Действительно произошло исцеление от двух болезней: телесного заболевания и духовного недуга. И с того часа мальчик выздоровел навсегда. Когда Иаков и его вернувшийся к жизни сын ушли, Иисус сказал: «Сейчас идем в Кесарию Филиппову. Быстро собирайтесь». И они молча пошли на юг, и толпа последовала за ними.

158:5.5 (1758.1) This was a true healing of a double affliction, a physical ailment and a spirit malady. And the lad was permanently cured from that hour. When James had departed with his restored son, Jesus said: “We go now to Caesarea-Philippi; make ready at once.” And they were a quiet group as they journeyed southward while the crowd followed on behind.

6. В саду Кельса   

6. In Celsus’ Garden

    На ночь они остановились у Кельса; и в тот же вечер после трапезы и отдыха, когда двенадцать апостолов собрались вокруг Иисуса в саду, Фома сказал: «Учитель, хотя нам, оставшимся ожидать вас, до сих пор неведомо, что произошло на горе и чему столь великой радостью радовались наши братья, бывшие с тобой, мы просим тебя поговорить с нами о нашей неудаче и дать наставления об этом, тем более что произошедшее на горе не может быть сейчас открыто нам».

158:6.1 (1758.2) They remained overnight with Celsus, and that evening in the garden, after they had eaten and rested, the twelve gathered about Jesus, and Thomas said: “Master, while we who tarried behind still remain ignorant of what transpired up on the mountain, and which so greatly cheered our brethren who were with you, we crave to have you talk with us concerning our defeat and instruct us in these matters, seeing that those things which happened on the mountain cannot be disclosed at this time.”

    И Иисус, отвечая Фоме, сказал: «Все, что слышали ваши братья, в свое время откроется и вам. Однако я покажу вам, в чем причина неудачи того, что вы столь неблагоразумно попытались сделать. Вчера, пока Учитель ваш со своими спутниками, собратьями вашими, восходил вон на ту гору, дабы полнее узнать волю Отца и испросить более щедрого дара мудрости для наилучшего исполнения этой божественной воли, вы, оставшиеся здесь ожидать нас с наставлением, как обрести духовное понимание, и вместе с нами молиться о более полном откровении воли Отца, не сумели проявить имеющуюся в вас веру, но вместо этого впали в искушение, поддавшись своим старым пагубным наклонностям искать для себя привилегированных мест в царствие небесном — в материальном и временном царстве, в ожидании которого вы упорствуете. И таких ошибочных представлений вы придерживаетесь, несмотря на неоднократные заявления о том, что царство мое не от мира сего.

158:6.2 (1758.3) And Jesus answered Thomas, saying: “Everything which your brethren heard on the mountain shall be revealed to you in due season. But I will now show you the cause of your defeat in that which you so unwisely attempted. While your Master and his companions, your brethren, ascended yonder mountain yesterday to seek for a larger knowledge of the Father’s will and to ask for a richer endowment of wisdom effectively to do that divine will, you who remained on watch here with instructions to strive to acquire the mind of spiritual insight and to pray with us for a fuller revelation of the Father’s will, failed to exercise the faith at your command but, instead, yielded to the temptation and fell into your old evil tendencies to seek for yourselves preferred places in the kingdom of heaven — the material and temporal kingdom which you persist in contemplating. And you cling to these erroneous concepts in spite of the reiterated declaration that my kingdom is not of this world.

    Как только ваша вера начинает постигать личность Сына Человеческого, ваше эгоистическое желание мирского возвышения возвращается и вы снова рассуждаете между собой о том, кто будет большим в царстве небесном, в царстве, которого в том виде, в каком вы себе его представляете, не существует и не будет существовать никогда. Разве не говорил я вам, что тот, кто хочет стать большим в царстве духовного братства Отца моего, должен стать меньшим в своих собственных глазах, тем самым сделавшись слугою братьев своих? Духовное величие заключается в понимающей любви, которая суть Богоподобна, а не в наслаждении от проявления материальной силы ради собственного возвеличивания. В том, что вы пытались совершить и в чем потерпели столь полную неудачу, ваша цель была не чиста. Побуждение ваше не было божественным. Ваш идеал не был духовным. Ваше стремление не было альтруистичным. Ваши действия были основаны не на любви, и цель, которую вы пытались достигнуть, вовсе не была волей Отца Небесного.

158:6.3 (1758.4) “No sooner does your faith grasp the identity of the Son of Man than your selfish desire for worldly preferment creeps back upon you, and you fall to discussing among yourselves as to who should be greatest in the kingdom of heaven, a kingdom which, as you persist in conceiving it, does not exist, nor ever shall. Have not I told you that he who would be greatest in the kingdom of my Father’s spiritual brotherhood must become little in his own eyes and thus become the server of his brethren? Spiritual greatness consists in an understanding love that is Godlike and not in an enjoyment of the exercise of material power for the exaltation of self. In what you attempted, in which you so completely failed, your purpose was not pure. Your motive was not divine. Your ideal was not spiritual. Your ambition was not altruistic. Your procedure was not based on love, and your goal of attainment was not the will of the Father in heaven.

    Сколько времени потребуется, чтобы вы наконец поняли, что вам не дано ускорять ход установившихся природных явлений, кроме тех случаев, когда на то есть воля Отца? Что не дано вам вершить духовные дела при отсутствии духовной силы? И что ничего подобного вы делать не можете, даже при наличии потенциальной на то возможности, если нет третьего необходимого человеческого фактора, личного опыта обладания живой верой? Неужели для стремления к духовным реалиям царства вам всегда будут нужны материальные проявления? Неужели без зримого представления необычных деяний вы не можете осознать духовную суть моей миссии? Когда же можно будет рассчитывать на то, что вы останетесь верными высшим и духовным реалиям царства, несмотря на внешнюю видимость всех материальных проявлений?»

158:6.4 (1758.5) “How long will it take you to learn that you cannot time-shorten the course of established natural phenomena except when such things are in accordance with the Father’s will? nor can you do spiritual work in the absence of spiritual power. And you can do neither of these, even when their potential is present, without the existence of that third and essential human factor, the personal experience of the possession of living faith. Must you always have material manifestations as an attraction for the spiritual realities of the kingdom? Can you not grasp the spirit significance of my mission without the visible exhibition of unusual works? When can you be depended upon to adhere to the higher and spiritual realities of the kingdom regardless of the outward appearance of all material manifestations?”

    Сказав это двенадцати апостолам, Иисус добавил: «А теперь идите спать, ибо завтра мы вернемся в Магадан и там обсудим нашу миссию в городах и селениях Десятиградия. Подводя же итоги пережитого нами за день, позвольте мне каждому из вас объявить сказанное братьям вашим на горе; да укоренятся слова эти глубоко в сердцах ваших: ныне Сын Человеческий вступает на последний этап своего пути. Мы подошли к тому, чтобы приступить к трудам, которые в конечном итоге приведут к великому и окончательному испытанию веры и преданности вашей, когда я буду предан в руки людей, ищущих моей смерти. Запомните, что я говорю вам: Сын Человеческий будет убит, но воскреснет».

158:6.5 (1759.1) When Jesus had thus spoken to the twelve, he added: “And now go to your rest, for on the morrow we return to Magadan and there take counsel concerning our mission to the cities and villages of the Decapolis. And in the conclusion of this day’s experience, let me declare to each of you that which I spoke to your brethren on the mountain, and let these words find a deep lodgment in your hearts: The Son of Man now enters upon the last phase of the bestowal. We are about to begin those labors which shall presently lead to the great and final testing of your faith and devotion when I shall be delivered into the hands of the men who seek my destruction. And remember what I am saying to you: The Son of Man will be put to death, but he shall rise again.”

    Апостолы легли спать с печальными мыслями. Они были в смятении и не могли понять сказанных слов. И хотя они не решались что-либо спрашивать о том, что сказал Иисус, после его воскресения они вспомнили все.

158:6.6 (1759.2) They retired for the night, sorrowful. They were bewildered; they could not comprehend these words. And while they were afraid to ask aught concerning what he had said, they did recall all of it subsequent to his resurrection.

7. Возражение Петра   

7. Peter’s Protest

    В среду ранним утром Иисус и двенадцать апостолов покинули Кесарию Филиппову и отправились в Магаданский лес близ Вифсаиды-Юлии. Той ночью апостолы почти не спали, поэтому встали рано и были готовы идти. Даже флегматичные близнецы Алфеевы, и те были потрясены словами о смерти Иисуса. Направляясь на юг, они сразу за водами Мером подошли к дороге на Дамаск, и Иисус, желая избежать встречи с книжниками и другими людьми, которые, как он знал, вскоре пойдут следом за ними, решил идти в Капернаум по дороге на Дамаск, проходящей через Галилею. Поступил же он так, поскольку знал, что те, кто следовал за ним, пойдут по дороге вдоль восточного берега Иордана, ибо они считали, что Иисус и апостолы побоятся идти по землям Ирода Антипы. Иисус старался избежать встречи со своими недругами и толпой, которая следовала за ним, так как хотел в тот день побыть наедине с апостолами.

158:7.1 (1759.3) Early this Wednesday morning Jesus and the twelve departed from Caesarea-Philippi for Magadan Park near Bethsaida-Julias. The apostles had slept very little that night, so they were up early and ready to go. Even the stolid Alpheus twins had been shocked by this talk about the death of Jesus. As they journeyed south, just beyond the Waters of Merom they came to the Damascus road, and desiring to avoid the scribes and others whom Jesus knew would presently be coming along after them, he directed that they go on to Capernaum by the Damascus road which passes through Galilee. And he did this because he knew that those who followed after him would go on down over the east Jordan road since they reckoned that Jesus and the apostles would fear to pass through the territory of Herod Antipas. Jesus sought to elude his critics and the crowd which followed him that he might be alone with his apostles this day.

    Они шли по Галилее и остановились в тени подкрепиться, когда было далеко за полдень. После еды Андрей, обращаясь к Иисусу, сказал: «Учитель, мои собратья не понимают твоих глубокомысленных высказываний. Мы до конца уверовали в то, что ты — Сын Бога, и вот теперь мы слышим странные слова о том, что ты покинешь нас, слова о смерти. Мы не понимаем их смысла. Может быть, ты говоришь с нами притчами? Мы просим тебя, скажи нам обо всем прямо и без иносказаний».

158:7.2 (1759.4) They traveled on through Galilee until well past the time for their lunch, when they stopped in the shade to refresh themselves. And after they had partaken of food, Andrew, speaking to Jesus, said: “Master, my brethren do not comprehend your deep sayings. We have come fully to believe that you are the Son of God, and now we hear these strange words about leaving us, about dying. We do not understand your teaching. Are you speaking to us in parables? We pray you to speak to us directly and in undisguised form.”

    Отвечая Андрею, Иисус сказал: «Братья мои, оттого, что вы признались, что считаете меня Сыном Бога, я и вынужден начать открывать вам истину о конце земного пришествия Сына Человеческого. Вы упорно придерживаетесь веры в то, что я Мессия, и не желаете расстаться с мыслью о том, что Мессия должен восседать на престоле в Иерусалиме; вот почему я не перестаю говорить вам, что Сыну Человеческому вскоре надлежит идти в Иерусалим, много пострадать, быть отверженным книжниками, старейшинами и первосвященниками, а затем быть убитым и воскреснуть из мертвых. Не притчу я рассказываю вам, а говорю истину, чтобы вы были готовы к этим событиям, когда они внезапно нагрянут на нас». И когда он еще говорил, Симон Петр стремительно бросился к нему, положил руку на плечо Учителя и сказал: «Учитель, мы не смеем спорить с тобой, но я объявляю во всеуслышание, что ничего подобного с тобой никогда не случится».

158:7.3 (1759.5) In answer to Andrew, Jesus said: “My brethren, it is because you have confessed that I am the Son of God that I am constrained to begin to unfold to you the truth about the end of the bestowal of the Son of Man on earth. You insist on clinging to the belief that I am the Messiah, and you will not abandon the idea that the Messiah must sit upon a throne in Jerusalem; wherefore do I persist in telling you that the Son of Man must presently go to Jerusalem, suffer many things, be rejected by the scribes, the elders, and the chief priests, and after all this be killed and raised from the dead. And I speak not a parable to you; I speak the truth to you that you may be prepared for these events when they suddenly come upon us.” And while he was yet speaking, Simon Peter, rushing impetuously toward him, laid his hand upon the Master’s shoulder and said: “Master, be it far from us to contend with you, but I declare that these things shall never happen to you.”

    Говорил же так Петр, потому что любил Иисуса; однако человеческая природа Учителя распознала в этих словах доброжелательной любви едва уловимый намек на искушение изменить своей устремленности довести земное пришествие до конца, согласно воле своего Райского Отца. А поскольку он распознал опасность, которая заключалась в том, что советы пусть даже любящих и верных ему друзей, могли сбить его с выбранного пути, то, обращаясь к Петру и другим апостолам, сказал: «Отойди от меня. От тебя исходит дух врага, искусителя. Когда ты говоришь так, ты не на моей стороне а на стороне врага нашего. И таким образом превращаешь любовь ко мне в камень преткновения, мешающий мне исполнить волю Отца. Думай не о путях человеческих, но о воле Бога».

158:7.4 (1760.1) Peter spoke thus because he loved Jesus; but the Master’s human nature recognized in these words of well-meant affection the subtle suggestion of temptation that he change his policy of pursuing to the end his earth bestowal in accordance with the will of his Paradise Father. And it was because he detected the danger of permitting the suggestions of even his affectionate and loyal friends to dissuade him, that he turned upon Peter and the other apostles, saying: “Get you behind me. You savor of the spirit of the adversary, the tempter. When you talk in this manner, you are not on my side but rather on the side of our enemy. In this way do you make your love for me a stumbling block to my doing the Father’s will. Mind not the ways of men but rather the will of God.”

    После того, как апостолы оправились от первого потрясения, вызванного резким упреком Иисуса, и перед тем, как продолжили свой путь, Иисус сказал им еще: «Если кто хочет идти за мною, пусть перестанет думать о себе, пусть каждый день исполняет свои обязанности и следует за мной. Ибо кто хочет из любви к себе сберечь свою жизнь, тот ее потеряет, а кто потеряет жизнь свою ради меня и евангелия, тот спасет ее. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душу свою потеряет? Что даст человек в обмен за жизнь вечную? Не стыдитесь меня и слов моих в этом грешном и лицемерном поколении, как и я не устыжусь вас, когда во славе явлюсь пред Отцом моим в присутствии всех воинств небесных. Тем не менее, многие из вас, ныне стоящих предо мною, не познают смерти, пока не увидят царство Божие, пришедшее в силе».

158:7.5 (1760.2) After they had recovered from the first shock of Jesus’ stinging rebuke, and before they resumed their journey, the Master spoke further: “If any man would come after me, let him disregard himself, take up his responsibilities daily, and follow me. For whosoever would save his life selfishly, shall lose it, but whosoever loses his life for my sake and the gospel’s, shall save it. What does it profit a man to gain the whole world and lose his own soul? What would a man give in exchange for eternal life? Be not ashamed of me and my words in this sinful and hypocritical generation, even as I will not be ashamed to acknowledge you when in glory I appear before my Father in the presence of all the celestial hosts. Nevertheless, many of you now standing before me shall not taste death till you see this kingdom of God come with power.”

    Таким образом Иисус разъяснил двенадцати апостолам мучительный и противоречивый путь, по которому они должны были пройти, если хотят следовать за ним. Каким потрясением стали такие слова для этих галилейских рыбаков, которые упорно продолжали грезить о земном царстве с почетным положением для самих себя! Однако этот решительный призыв взволновал их верные сердца, и ни один из них не захотел покинуть Учителя. Иисус не посылал их на битву одних, а вел за собой. Он просил их лишь об одном — смело следовать за ним.

158:7.6 (1760.3) And thus did Jesus make plain to the twelve the painful and conflicting path which they must tread if they would follow him. What a shock these words were to these Galilean fishermen who persisted in dreaming of an earthly kingdom with positions of honor for themselves! But their loyal hearts were stirred by this courageous appeal, and not one of them was minded to forsake him. Jesus was not sending them alone into the conflict; he was leading them. He asked only that they bravely follow.

    Двенадцать апостолов постепенно стали осознавать, что Иисус говорил им о возможности своей смерти. Они лишь смутно поняли сказанное им о своей смерти, а его утверждение о воскресении из мертвых вообще не запечатлелось в их сознании. Со временем Петр, Иаков и Иоанн, вспоминая о пережитом ими на горе преображения, пришли к более полному пониманию некоторых из этих вопросов.

158:7.7 (1760.4) Slowly the twelve were grasping the idea that Jesus was telling them something about the possibility of his dying. They only vaguely comprehended what he said about his death, while his statement about rising from the dead utterly failed to register in their minds. As the days passed, Peter, James, and John, recalling their experience upon the mount of the transfiguration, arrived at a fuller understanding of certain of these matters.

    За все время общения двенадцати апостолов со своим Учителем они лишь несколько раз видели такой горящий взор и слышали такие гневные упреки, какие в этот раз были сказаны Петру и остальным. Иисус был всегда терпим к их человеческим недостаткам, но не тогда, когда он сталкивался с тем, что угрожало его стремлению всецело исполнить волю Отца в конце своего земного пути. Апостолы были буквально ошеломлены, изумлены и испуганы. Они не находили слов, чтобы выразить свою печаль. Но они начали постепенно понимать, что предстояло вынести Учителю и что через эти испытания им надо пройти вместе с ним, однако реальность грядущих событий они осознали лишь спустя много времени после того, как услышали эти первые намеки о надвигавшейся трагедии его последних дней.

158:7.8 (1760.5) In all the association of the twelve with their Master, only a few times did they see that flashing eye and hear such swift words of rebuke as were administered to Peter and the rest of them on this occasion. Jesus had always been patient with their human shortcomings, but not so when faced by an impending threat against the program of implicitly carrying out his Father’s will regarding the remainder of his earth career. The apostles were literally stunned; they were amazed and horrified. They could not find words to express their sorrow. Slowly they began to realize what the Master must endure, and that they must go through these experiences with him, but they did not awaken to the reality of these coming events until long after these early hints of the impending tragedy of his latter days.

    По дороге через Капернаум Иисус и двенадцать апостолов молча шли к своему лагерю в Магаданском лесу. В течение дня они не беседовали с Иисусом, но много говорили между собой, в то время как Андрей разговаривал с Учителем.

158:7.9 (1761.1) In silence Jesus and the twelve started for their camp at Magadan Park, going by way of Capernaum. As the afternoon wore on, though they did not converse with Jesus, they talked much among themselves while Andrew talked with the Master.

8. В доме Петра   

8. At Peter’s House

    В сумерки они вошли в Капернаум и по улицам, где обычно бывало мало народа, пошли прямо к дому Симона Петра поужинать. Пока Давид Зеведеев готовился переправить их через озеро, они расположились в доме Петра, и Иисус, глядя на него и других апостолов, спросил: «О чем вы так серьезно говорили между собой сегодня по пути?» Апостолы замолчали, потому что многие из них продолжали начатое у горы Ермон обсуждение того, какое положение они займут в будущем царстве; кто будет большим и т.д. Иисус же, зная, что занимало их мысли в тот день, подозвал одного из детей Петра и, поставив ребенка посреди них, сказал: «Истинно, истинно говорю вам, если только не обратитесь и не станете, как это дитя, мало достигнете в царстве небесном. Кто же умалится и станет, как малый сей, тот станет большим в царстве небесном. И кто принимает такое дитя, тот меня принимает. И кто принимает меня, тот принимает Пославшего меня. Если хотите быть первыми в царстве, старайтесь донести эти благие истины братьям вашим во плоти. Но кто соблазнит одного из малых сих, тому лучше было бы, если бы повесили ему камень на шею и бросили в море. Если то, что вы делаете руками вашими, или то, что вы видите глазами вашими, мешает распространению царства, пожертвуйте этими возлюбленными идолами, ибо лучше войти в царство без многого из того, что вы возлюбили в жизни, чем прилепиться к этим идолам и быть недопущенным в царство. Более же всего смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, ибо ангелы их всегда видят лица воинств небесных».

158:8.1 (1761.2) Entering Capernaum at twilight, they went by unfrequented thoroughfares directly to the home of Simon Peter for their evening meal. While David Zebedee made ready to take them across the lake, they lingered at Simon’s house, and Jesus, looking up at Peter and the other apostles, asked: “As you walked along together this afternoon, what was it that you talked about so earnestly among yourselves?” The apostles held their peace because many of them had continued the discussion begun at Mount Hermon as to what positions they were to have in the coming kingdom; who should be the greatest, and so on. Jesus, knowing what it was that occupied their thoughts that day, beckoned to one of Peter’s little ones and, setting the child down among them, said: “Verily, verily, I say to you, except you turn about and become more like this child, you will make little progress in the kingdom of heaven. Whosoever shall humble himself and become as this little one, the same shall become greatest in the kingdom of heaven. And whoso receives such a little one receives me. And they who receive me receive also Him who sent me. If you would be first in the kingdom, seek to minister these good truths to your brethren in the flesh. But whosoever causes one of these little ones to stumble, it would be better for him if a millstone were hanged about his neck and he were cast into the sea. If the things you do with your hands, or the things you see with your eyes give offense in the progress of the kingdom, sacrifice these cherished idols, for it is better to enter the kingdom minus many of the beloved things of life rather than to cling to these idols and find yourself shut out of the kingdom. But most of all, see that you despise not one of these little ones, for their angels do always behold the faces of the heavenly hosts.”

    Когда Иисус кончил говорить, они вошли в лодку и поплыли через озеро к Магадану.

158:8.2 (1761.3) When Jesus had finished speaking, they entered the boat and sailed across to Magadan.





Back to Top