Книга Урантии - Текст 157
В Кесарии Филипповой



DOWNLOADS ➔   DOWNLOAD  PDF   PDF w/English 

Книга Урантии      

Чст IV. Жизнь и Учения Иисуса



   Текст 157
В Кесарии Филипповой   

Paper 157
At Caesarea-Philippi

    Перед тем, как ненадолго отправиться с двенадцатью апостолами в окрестности Кесарии Филипповой, Иисус известил через вестников Давида о своем намерении побывать в воскресенье 7 августа в Капернауме, чтобы встретиться со своей семьей. Как ранее было договорено, эта встреча должна была произойти в лодочной мастерской Зеведеев. Давид Зеведей условился с Иудой, братом Иисуса, что будет присутствовать вся Назаретская семья — Мария и все братья и сестры Иисуса, — и Иисус отправился с Андреем и Петром на назначенную встречу. Мария и дети, безусловно, намеревались прийти на эту встречу, но получилось так, что несколько фарисеев, зная, что Иисус находится на противоположном берегу озера во владениях Филиппа, решили зайти к Марии, чтобы выведать все возможное о его местонахождении. Приход этих иерусалимских эмиссаров чрезвычайно обеспокоил Марию, и, заметив напряженность и нервозность всей семьи, они заключили, что, скорее всего, семья ожидает Иисуса. Поэтому они расположились в доме у Марии, и послали за подмогой и стали терпеливо ожидать прибытия Иисуса. И это, конечно, исключало всякую возможность для любого члена семьи отправиться на назначенную встречу с Иисусом. Несколько раз в течение дня и Иуда, и Руфь пытались ускользнуть от бдительности фарисеев и передать весть Иисусу, но тщетно.
157:0.1 (1743.1) BEFORE Jesus took the twelve for a short sojourn in the vicinity of Caesarea-Philippi, he arranged through the messengers of David to go over to Capernaum on Sunday, August 7, for the purpose of meeting his family. By prearrangement this visit was to occur at the Zebedee boatshop. David Zebedee had arranged with Jude, Jesus’ brother, for the presence of the entire Nazareth family—Mary and all of Jesus’ brothers and sisters—and Jesus went with Andrew and Peter to keep this appointment. It was certainly the intention of Mary and the children to keep this engagement, but it so happened that a group of the Pharisees, knowing that Jesus was on the opposite side of the lake in Philip’s domains, decided to call upon Mary to learn what they could of his whereabouts. The arrival of these Jerusalem emissaries greatly perturbed Mary, and noting the tension and nervousness of the entire family, they concluded that Jesus must have been expected to pay them a visit. Accordingly they installed themselves in Mary’s home and, after summoning reinforcements, waited patiently for Jesus’ arrival. And this, of course, effectively prevented any of the family from attempting to keep their appointment with Jesus. Several times during the day both Jude and Ruth endeavored to elude the vigilance of the Pharisees in their efforts to send word to Jesus, but it was of no avail.
    Вскоре после полудня вестники Давида сообщили Иисусу, что фарисеи расположились у порога дома его матери, и поэтому он не стал далее пытаться навестить семью. Итак, снова Иисусу и его семье не по их вине не удалось встретиться.
157:0.2 (1743.2) Early in the afternoon David’s messengers brought Jesus word that the Pharisees were encamped on the doorstep of his mother’s house, and therefore he made no attempt to visit his family. And so again, through no fault of either, Jesus and his earth family failed to make contact.

1. Сборщик храмовой подати   

1. The Temple-Tax Collector

    Когда Иисус с Андреем и Петром находились у озера возле лодочной мастерской, их случайно встретил сборщик храмовой подати и, узнав Иисуса, отозвал Петра в сторону и сказал: «Разве твой Учитель не платит храмовый налог?» Петр хотел возмутиться от одной мысли о том, что Иисус должен материально поддерживать религиозную деятельность своих заклятых врагов, но, заметив странное выражение лица у сборщика подати, правильно заподозрил, что тот намеревался заманить их в ловушку из-за отказа платить обычные полшекеля на оплату служб в Иерусалимском храме. Естественно, что Петр ответил: «Ну, конечно же Учитель платит храмовую подать. Подожди у ворот, и я сейчас же вернусь с податью».
157:1.1 (1743.3) As Jesus, with Andrew and Peter, tarried by the lake near the boatshop, a temple-tax collector came upon them and, recognizing Jesus, called Peter to one side and said: “Does not your Master pay the temple tax?” Peter was inclined to show indignation at the suggestion that Jesus should be expected to contribute to the maintenance of the religious activities of his sworn enemies, but, noting a peculiar expression on the face of the tax collector, he rightly surmised that it was the purpose to entrap them in the act of refusing to pay the customary half shekel for the support of the temple services at Jerusalem. Accordingly, Peter replied: “Why of course the Master pays the temple tax. You wait by the gate, and I will presently return with the tax.”
    Но Петр сказал это, не подумав. Их деньги хранились у Иуды, а он был на другой стороне озера. Ни он, ни его брат, ни Иисус не взяли с собой никаких денег. А зная, что их ищут фарисеи, они не могли пойти в Вифсаиду за деньгами. Когда Петр рассказал Иисусу про сборщика податей и про то, что пообещал ему деньги, Иисус сказал: «Если ты пообещал, то тебе следует заплатить. Но каким образом ты выполнишь свое обещание? Сможешь ли ты снова стать рыбаком, чтобы сдержать свое слово? В любом случае, Петр, в данных обстоятельствах нам хорошо бы заплатить налог. Не будем давать этим людям никаких поводов для нападок на нас. Мы подождем здесь, а ты отправляйся на лодке и поймай в сети рыбу, а продав ее вон на том рынке, заплати сборщику подать за всех нас троих».
157:1.2 (1743.4) Now Peter had spoken hastily. Judas carried their funds, and he was across the lake. Neither he, his brother, nor Jesus had brought along any money. And knowing that the Pharisees were looking for them, they could not well go to Bethsaida to obtain money. When Peter told Jesus about the collector and that he had promised him the money, Jesus said: “If you have promised, then should you pay. But wherewith will you redeem your promise? Will you again become a fisherman that you may honor your word? Nevertheless, Peter, it is well in the circumstances that we pay the tax. Let us give these men no occasion for offense at our attitude. We will wait here while you go with the boat and cast for the fish, and when you have sold them at yonder market, pay the collector for all three of us.”
    Все это было услышано тайным вестником Давида, стоявшим поблизости, он дал знак одному из друзей, ловившему рыбу неподалеку от берега, чтобы тот быстро подплыл. Когда Петр уже собрался отплывать ловить рыбу, этот посланник и его друг рыбак подарили ему несколько больших корзин рыбы и помогли отнести их к находившемуся поблизости торговцу, который купил улов, заплатив довольно хорошо, немного добавил и посланник Давида, и этого хватило, чтобы уплатить храмовую подать за всех троих. Сборщик принял подать, не стал штрафовать их за несвоевременную уплату, поскольку какое-то время их не было в Галилеи.
157:1.3 (1744.1) All of this had been overheard by the secret messenger of David who stood near by, and who then signaled to an associate, fishing near the shore, to come in quickly. When Peter made ready to go out in the boat for a catch, this messenger and his fisherman friend presented him with several large baskets of fish and assisted him in carrying them to the fish merchant near by, who purchased the catch, paying sufficient, with what was added by the messenger of David, to meet the temple tax for the three. The collector accepted the tax, forgoing the penalty for tardy payment because they had been for some time absent from Galilee.
    Нет ничего странного в предании о том, как Петр поймал рыбу с шекелем во рту. В те дни ходило много историй о сокровищах, найденных во рту у рыб; такие легенды о почти невероятных событиях встречались повсеместно. Так что, когда Петр расстался с ними и направился к лодке, Иисус, полушутя, заметил: «Странно, что сыновья царя должны платить подать; обычно, наоборот, прочий люд облагается налогами на содержание двора; но нам не следует давать повод властям придраться к нам. Иди же! может быть, ты поймаешь рыбу с шекелем во рту». Не удивительно, что после таких слов Иисуса и столь быстрого возвращения Петра с храмовым налогом этот случай позже стал восприниматься как чудо, что и описано в Евангелие от Матфея.
157:1.4 (1744.2) It is not strange that you have a record of Peter’s catching a fish with a shekel in its mouth. In those days there were current many stories about finding treasures in the mouths of fishes; such tales of near miracles were commonplace. So, as Peter left them to go toward the boat, Jesus remarked, half-humorously: “Strange that the sons of the king must pay tribute; usually it is the stranger who is taxed for the upkeep of the court, but it behooves us to afford no stumbling block for the authorities. Go hence! maybe you will catch the fish with the shekel in its mouth.” Jesus having thus spoken, and Peter so soon appearing with the temple tax, it is not surprising that the episode became later expanded into a miracle as recorded by the writer of Matthew’s Gospel.
    Иисус с Андреем и Петром ждали у берега почти до захода солнца. Вестники сообщили, что дом Марии все еще находится под наблюдением; поэтому, когда стемнело, трое ожидавших мужчин сели в лодку и медленно поплыли на веслах в сторону восточного берега Галилейского озера.
157:1.5 (1744.3) Jesus, with Andrew and Peter, waited by the seashore until nearly sundown. Messengers brought them word that Mary’s house was still under surveillance; therefore, when it grew dark, the three waiting men entered their boat and slowly rowed away toward the eastern shore of the Sea of Galilee.

2. В Вифсаиде-Юлии   

2. At Bethsaida-Julias

    В понедельник 8 августа, когда Иисус и двенадцать апостолов расположились лагерем в Магаданском лесу возле Вифсаиды-Юлии, более сотни верующих, евангелисты, женский корпус и прочие заинтересованные в установлении царства, пришли из Капернаума на совет. И многие фарисеи, узнав, что Иисус находится здесь, тоже пришли. К этому времени некоторые из саддукеев объединились с фарисеями, чтобы заманить Иисуса в ловушку. Прежде, чем пойти на закрытое совещание с верующими, Иисус провел открытую встречу с народом, на которой присутствовали фарисеи; последние перебивали его и всячески пытались помешать. Глава подстрекателей сказал: «Учитель, мы хотели бы, чтобы ты подтвердил нам знамением свое право учить, и тогда, если это произойдет, все люди будут знать, что ты послан Богом». И Иисус ответил им: «Вечером, говорите вы, будет хорошая погода, потому что небо багряное; утром будет скверная погода, потому что небо багряное и хмурое. Когда вы видите поднимающуюся на западе тучу, вы говорите, что пойдет дождь; когда ветер дует с юга, вы говорите, что наступит палящий зной. Как же получается, что вы так хорошо умеете понимать приметы неба, но полностью неспособны распознавать знамения времени? Тем, кто хочет знать истину, знамение уже дано; но злонамеренному и лицемерному поколению не будет дано никакого знамения».
157:2.1 (1744.4) On Monday, August 8, while Jesus and the twelve apostles were encamped in Magadan Park, near Bethsaida-Julias, more than one hundred believers, the evangelists, the women’s corps, and others interested in the establishment of the kingdom, came over from Capernaum for a conference. And many of the Pharisees, learning that Jesus was here, came also. By this time some of the Sadducees were united with the Pharisees in their effort to entrap Jesus. Before going into the closed conference with the believers, Jesus held a public meeting at which the Pharisees were present, and they heckled the Master and otherwise sought to disturb the assembly. Said the leader of the disturbers: “Teacher, we would like you to give us a sign of your authority to teach, and then, when the same shall come to pass, all men will know that you have been sent by God.” And Jesus answered them: “When it is evening, you say it will be fair weather, for the heaven is red; in the morning it will be foul weather, for the heaven is red and lowering. When you see a cloud rising in the west, you say showers will come; when the wind blows from the south, you say scorching heat will come. How is it that you so well know how to discern the face of the heavens but are so utterly unable to discern the signs of the times? To those who would know the truth, already has a sign been given; but to an evil-minded and hypocritical generation no sign shall be given.”
    Сказав так, Иисус удалился и приготовился к вечерней встрече со своими последователями. На ней было решено совместно отправиться с проповедями по всем городам и селениям Десятиградия, после того, как Иисус и двенадцать апостолов вернутся из своей задуманной поездки в Кесарию Филиппову. Учитель принимал участие в планировании путешествия в Десятиградие и перед тем, как всех отпустить, сказал: «Говорю вам, остерегайтесь фарисейской и саддукейской закваски. Да не обманет вас их большая ученость и тщательное соблюдение религиозных обрядов. Пусть вас заботит только дух живой истины и сила истинной религии. Спасет вас не страх перед мертвой религией, а ваша вера в живой опыт постижения духовных реальностей царства. Не давайте предрассудкам ослеплять вас и страху парализовать вас. И не допускайте, чтобы уважение к традициям так затмило ваш разум, что ваши глаза перестанут видеть, а уши перестанут слышать. Цель истинной религии не просто принести мир, но обеспечить прогресс. И не может быть мира в сердце и прогресса в сознании, если вы не полюбите всем сердцем истину, идеалы вечных реалий. Перед вами встают вопросы жизни и смерти — преходящие греховные удовольствия в противоположность вечным праведным реалиям. Уже сейчас по мере того, как вы входите в новую жизнь с верой и надеждой, вам следует начинать искать избавления от оков страха и сомнения. И когда в вашей душе появляется желание служить своим собратьям, не подавляйте его; когда в вашем сердце возникает чувство любви к ближнему, дайте выход этому чувству, мудро помогая своим собратьям, когда они в этом по-настоящему нуждаются».
157:2.2 (1745.1) When Jesus had thus spoken, he withdrew and prepared for the evening conference with his followers. At this conference it was decided to undertake a united mission throughout all the cities and villages of the Decapolis as soon as Jesus and the twelve should return from their proposed visit to Caesarea-Philippi. The Master participated in planning for the Decapolis mission and, in dismissing the company, said: “I say to you, beware of the leaven of the Pharisees and the Sadducees. Be not deceived by their show of much learning and by their profound loyalty to the forms of religion. Be only concerned with the spirit of living truth and the power of true religion. It is not the fear of a dead religion that will save you but rather your faith in a living experience in the spiritual realities of the kingdom. Do not allow yourselves to become blinded by prejudice and paralyzed by fear. Neither permit reverence for the traditions so to pervert your understanding that your eyes see not and your ears hear not. It is not the purpose of true religion merely to bring peace but rather to insure progress. And there can be no peace in the heart or progress in the mind unless you fall wholeheartedly in love with truth, the ideals of eternal realities. The issues of life and death are being set before you—the sinful pleasures of time against the righteous realities of eternity. Even now you should begin to find deliverance from the bondage of fear and doubt as you enter upon the living of the new life of faith and hope. And when the feelings of service for your fellow men arise within your soul, do not stifle them; when the emotions of love for your neighbor well up within your heart, give expression to such urges of affection in intelligent ministry to the real needs of your fellows.”

3. Признание Петра   

3. Peter’s Confession

    Во вторник рано утром Иисус и двенадцать апостолов отправились из Магаданского леса в Кесарию Филиппову, столицу владений тетрарха Филиппа. Кесария Филиппова была расположена в необычайно красивой местности. Это была чудесная долина между живописными холмами, где Иордан вытекал из подземной пещеры. К северу отчетливо были видны очертания горы Ермон, а к югу с холмов открывался великолепный вид на верховья Иордана и Галилейское озеро.
157:3.1 (1745.2) Early Tuesday morning Jesus and the twelve apostles left Magadan Park for Caesarea-Philippi, the capital of the Tetrarch Philip’s domain. Caesarea-Philippi was situated in a region of wondrous beauty. It nestled in a charming valley between scenic hills where the Jordan poured forth from an underground cave. The heights of Mount Hermon were in full view to the north, while from the hills just to the south a magnificent view was had of the upper Jordan and the Sea of Galilee.
    Иисус был на горе Ермон когда еще только начинал заниматься делами царства, и теперь, когда он приближался к конечному периоду своей деятельности, он хотел вернуться на эту гору испытаний и торжества, где, как он надеялся, апостолы могли обрести новое видение своих обязанностей и новую силу в преддверии тяжелых времен. По дороге, примерно тогда, когда они шли южнее вод Мером, апостолы стали обсуждать свою недавнюю деятельность в Финикии и прочих местах и вспоминать, как принималась их весть и кем разные народы считали их Учителя.
157:3.2 (1745.3) Jesus had gone to Mount Hermon in his early experience with the affairs of the kingdom, and now that he was entering upon the final epoch of his work, he desired to return to this mount of trial and triumph, where he hoped the apostles might gain a new vision of their responsibilities and acquire new strength for the trying times just ahead. As they journeyed along the way, about the time of passing south of the Waters of Merom, the apostles fell to talking among themselves about their recent experiences in Phoenicia and elsewhere and to recounting how their message had been received, and how the different peoples regarded their Master.
    Когда они остановились пообедать, Иисус вдруг впервые за все время поставил перед двенадцатью апостолами вопрос относительно его самого. Он задал такой неожиданный вопрос: «Кто я такой, по словам людей?»
157:3.3 (1745.4) As they paused for lunch, Jesus suddenly confronted the twelve with the first question he had ever addressed to them concerning himself. He asked this surprising question, “Who do men say that I am?”
    Иисус многие месяцы учил этих апостолов тому, что касалось природы и характера царства небесного, и он хорошо знал, что пришло время начать учить их тому, что касается его собственной природы и его личных отношений с царством. И теперь, когда они расположились под тутовыми деревьями, Учитель собрался провести одно из самых важных занятий за весь долгий период общения с избранными апостолами.
157:3.4 (1746.1) Jesus had spent long months in training these apostles as to the nature and character of the kingdom of heaven, and he well knew the time had come when he must begin to teach them more about his own nature and his personal relationship to the kingdom. And now, as they were seated under the mulberry trees, the Master made ready to hold one of the most momentous sessions of his long association with the chosen apostles.
    Больше половины апостолов попытались ответить на вопрос Иисуса. Они сказали ему, что все, кто его знали, считали его пророком или необыкновенным человеком; что даже его враги чрезвычайно боялись его, объясняя его силу связью с князем тьмы. Они сказали ему, что некоторые люди в Иудее и Самарии, которые не встречались с ним лично, верили, что он был Иоанном Крестителем, восставшим из мертвых. Петр объяснил, что разные люди в разное время сравнивали его с Моисеем, Илией, Исаией и Иеремией. Выслушав все это, Иисус поднялся на ноги и, глядя на двенадцать апостолов, сидящих вокруг него полукругом, решительно указал на них широким движением руки и спросил: «Но что говорите вы: кто я?» Наступила напряженная тишина. Двенадцать апостолов не отрывали глаз от Учителя, и затем Симон Петр, вскочив на ноги, воскликнул: «Ты — Спаситель, Сын живого Бога». И все одиннадцать сидевших апостолов в едином порыве поднялись на ноги, показывая тем самым, что Петр выразил мнение всех.
157:3.5 (1746.2) More than half the apostles participated in answering Jesus’ question. They told him that he was regarded as a prophet or as an extraordinary man by all who knew him; that even his enemies greatly feared him, accounting for his powers by the indictment that he was in league with the prince of devils. They told him that some in Judea and Samaria who had not met him personally believed he was John the Baptist risen from the dead. Peter explained that he had been, at sundry times and by various persons, compared with Moses, Elijah, Isaiah, and Jeremiah. When Jesus had listened to this report, he drew himself upon his feet, and looking down upon the twelve sitting about him in a semicircle, with startling emphasis he pointed to them with a sweeping gesture of his hand and asked, “But who say you that I am?” There was a moment of tense silence. The twelve never took their eyes off the Master, and then Simon Peter, springing to his feet, exclaimed: “You are the Deliverer, the Son of the living God.” And the eleven sitting apostles arose to their feet with one accord, thereby indicating that Peter had spoken for all of them.
    Призвав их жестом садиться и по-прежнему стоя перед ними, Иисус сказал: «Это открыто вам моим Отцом. Настал час узнать вам правду обо мне. Но пока я повелеваю вам не рассказывать об этом ни одному человеку. Продолжим же наш путь».
157:3.6 (1746.3) When Jesus had beckoned them again to be seated, and while still standing before them, he said: “This has been revealed to you by my Father. The hour has come when you should know the truth about me. But for the time being I charge you that you tell this to no man. Let us go hence.”
    Итак, они продолжили свое путешествие в Кесарию Филиппову, добрались туда поздно вечером и остановились в доме Кельса, который их ожидал. В ту ночь апостолы спали мало; казалось, они чувствовали, что в их жизни и деятельности, связанной с царством, произошло великое событие.
157:3.7 (1746.4) And so they resumed their journey to Caesarea-Philippi, arriving late that evening and stopping at the home of Celsus, who was expecting them. The apostles slept little that night; they seemed to sense that a great event in their lives and in the work of the kingdom had transpired.

4. Беседа о царстве   

4. The Talk About the Kingdom

    С момента крещения Иисуса Иоанном и превращения воды в вино в Кане апостолы временами, в сущности, воспринимали его как Мессию. В отдельные моменты некоторые из них действительно верили, что он был ожидаемым Спасителем. Но едва только такие надежды пробуждались в их сердцах, Учитель разбивал их вдребезги каким-нибудь сокрушительным словом или разочаровывающим поступком. Они давно пребывали в состоянии смятения из-за противоречия между существующим в их умах представлении об ожидаемом Мессии и хранимым в их сердцах опытом удивительного общения с этим необыкновенным человеком.
157:4.1 (1746.5) Since the occasions of Jesus’ baptism by John and the turning of the water into wine at Cana, the apostles had, at various times, virtually accepted him as the Messiah. For short periods some of them had truly believed that he was the expected Deliverer. But hardly would such hopes spring up in their hearts than the Master would dash them to pieces by some crushing word or disappointing deed. They had long been in a state of turmoil due to conflict between the concepts of the expected Messiah which they held in their minds and the experience of their extraordinary association with this extraordinary man which they held in their hearts.
    В эту среду незадолго до полудня апостолы собрались в саду у Кельса на полуденную трапезу. Большую часть ночи и утром после того, как все встали, Симон Петр и Симон Зилот настоятельно пытались убедить их всем сердцем принять Учителя не просто как Мессию, но как божественного Сына живого Бога. Оба Симона практически были в полном согласии в оценке Иисуса и старались, чтобы их собратья полностью разделили их взгляды. Андрей по-прежнему возглавлял апостолов, а его брат, Симон Петр, постепенно со всеобщего взаимного согласия становился представителем всех их.
157:4.2 (1746.6) It was late forenoon on this Wednesday when the apostles assembled in Celsus’ garden for their noontime meal. During most of the night and since they had arisen that morning, Simon Peter and Simon Zelotes had been earnestly laboring with their brethren to bring them all to the point of the wholehearted acceptance of the Master, not merely as the Messiah, but also as the divine Son of the living God. The two Simons were well-nigh agreed in their estimate of Jesus, and they labored diligently to bring their brethren around to the full acceptance of their views. While Andrew continued as the director-general of the apostolic corps, his brother, Simon Peter, was becoming, increasingly and by common consent, the spokesman for the twelve.
    Около полудня все уже сидели в саду, когда появился Учитель. На них лежала печать величавой торжественности, и все встали, когда он подошел к ним. Иисус снял напряжение той характерной для него приветливой братской улыбкой, которая всякий раз появлялась, когда его последователи начинали слишком серьезно воспринимать себя или что-то происходящее, связанное с ними. Повелительным жестом он предложил всем сесть. Никогда больше двенадцать апостолов не приветствовали своего Учителя вставанием, когда он входил. Они поняли, что он не одобряет, когда они таким образом проявляют свое уважение.
157:4.3 (1747.1) They were all seated in the garden at just about noon when the Master appeared. They wore expressions of dignified solemnity, and all arose to their feet as he approached them. Jesus relieved the tension by that friendly and fraternal smile which was so characteristic of him when his followers took themselves, or some happening related to themselves, too seriously. With a commanding gesture he indicated that they should be seated. Never again did the twelve greet their Master by arising when he came into their presence. They saw that he did not approve of such an outward show of respect.
    После трапезы они стали обсуждать планы предстоящего путешествия в Десятиградие и вдруг Иисус посмотрел на них и сказал: «Теперь, когда прошел целый день с тех пор, как вы согласились с утверждением Симона Петра относительно личности Сына Человеческого, я хотел бы спросить, по-прежнему ли вы согласны с таким решением?» Услышав это, двенадцать апостолов встали, а Симон Петр, выйдя на несколько шагов вперед, приблизился к Иисусу и сказал: «Да, Учитель, это так. Мы верим, что ты — Сын живого Бога». И Петр вместе с собратьями сел.
157:4.4 (1747.2) After they had partaken of their meal and were engaged in discussing plans for the forthcoming tour of the Decapolis, Jesus suddenly looked up into their faces and said: “Now that a full day has passed since you assented to Simon Peter’s declaration regarding the identity of the Son of Man, I would ask if you still hold to your decision?” On hearing this, the twelve stood upon their feet, and Simon Peter, stepping a few paces forward toward Jesus, said: “Yes, Master, we do. We believe that you are the Son of the living God.” And Peter sat down with his brethren.
    Тогда Иисус, все еще стоя, сказал двенадцати апостолам: «Вы мои избранные посланцы, но я знаю, что в данных обстоятельствах это ваше убеждение не могло вытекать просто из человеческого знания. Это откровение духа моего Отца, в глубине ваших душ. И поэтому что, благодаря осознанию живущего внутри вас духа моего Отца, вы делаете это признание, я должен возвестить, что на этом фундаменте построю братство царствия небесного. На этой скале духовной реальности я построю живой храм духовного братства, в вечных реалиях царства моего Отца. Все силы зла и сонмы греха не одолеют это человеческое братство божественного духа. Хотя дух моего Отца вовеки будет божественным проводником и наставником всех, кто связывает себя узами этого духовного братства, вам и вашим преемникам я вручаю ключи от зримого царства — власть над мирскими вещами — социальными и экономическими аспектами этого сообщества мужчин и женщин, сограждан царства». И снова он велел им не рассказывать пока ни одному человеку, что он Сын Бога.
157:4.5 (1747.3) Jesus, still standing, then said to the twelve: “You are my chosen ambassadors, but I know that, in the circumstances, you could not entertain this belief as a result of mere human knowledge. This is a revelation of the spirit of my Father to your inmost souls. And when, therefore, you make this confession by the insight of the spirit of my Father which dwells within you, I am led to declare that upon this foundation will I build the brotherhood of the kingdom of heaven. Upon this rock of spiritual reality will I build the living temple of spiritual fellowship in the eternal realities of my Father’s kingdom. All the forces of evil and the hosts of sin shall not prevail against this human fraternity of the divine spirit. And while my Father’s spirit shall ever be the divine guide and mentor of all who enter the bonds of this spirit fellowship, to you and your successors I now deliver the keys of the outward kingdom—the authority over things temporal—the social and economic features of this association of men and women as fellows of the kingdom.” And again he charged them, for the time being, that they should tell no man that he was the Son of God.
    Иисус начинал твердо верить в преданность и искренность своих апостолов. Учитель понимал, что вера, выдержавшая то, через что в последнее время пришлось пройти его избранным представителям, несомненно выдержит предстоящие жестокие испытания и после явного крушения всех надежд восстанет к новому свету новой диспенсации и, тем самым, сможет двигаться вперед, освещая мир, пребывающий во тьме. В этот день Учитель обрел уверенность в вере всех своих апостолов, за исключением одного.
157:4.6 (1747.4) Jesus was beginning to have faith in the loyalty and integrity of his apostles. The Master conceived that a faith which could stand what his chosen representatives had recently passed through would undoubtedly endure the fiery trials which were just ahead and emerge from the apparent wreckage of all their hopes into the new light of a new dispensation and thereby be able to go forth to enlighten a world sitting in darkness. On this day the Master began to believe in the faith of his apostles, save one.
    И впредь с того дня Иисус строил живой храм на вечном фундаменте его божественного сыновства, и те, кто осознанно становятся сыновьями Бога, служат кирпичиками, из которых складывается этот живой храм сыновства, возносящийся к славе и триумфу мудрости и любви вечного Отца духа.
157:4.7 (1747.5) And ever since that day this same Jesus has been building that living temple upon that same eternal foundation of his divine sonship, and those who thereby become self-conscious sons of God are the human stones which constitute this living temple of sonship erecting to the glory and honor of the wisdom and love of the eternal Father of spirits.
    И сказав это, Иисус послал до времени вечерней трапезы двенадцать апостолов поодиночке в горы искать мудрости, силы и духовного водительства. И они сделали так, как велел им Учитель.
157:4.8 (1747.6) And when Jesus had thus spoken, he directed the twelve to go apart by themselves in the hills to seek wisdom, strength, and spiritual guidance until the time of the evening meal. And they did as the Master admonished them.

5. Новое понятие   

5. The New Concept

    Новым и чрезвычайно важным в этих словах Петра было то, что Иисус открыто и явно признавался Сыном Бога, признавалась его несомненная божественность. Со времени его крещения и свадьбы в Кане апостолы уже так или иначе считали его Мессией, но еврейское представление о национальном спасителе не подразумевало, что он должен быть божественным. Евреи не учили, что Мессия произойдет от божества; он должен быть «помазанником», но они в принципе не рассматривали его как «Сына Бога». Во втором признании больший упор делался на двуединой природе ), на божественном факте, что он был Сыном Человеческим и Сыном Бога, и Иисус провозгласил, что построит царство именно на основе этой великой истины о единстве человеческой природы и природы божественной.
157:5.1 (1748.1) The new and vital feature of Peter’s confession was the clear-cut recognition that Jesus was the Son of God, of his unquestioned divinity. Ever since his baptism and the wedding at Cana these apostles had variously regarded him as the Messiah, but it was not a part of the Jewish concept of the national deliverer that he should be divine. The Jews had not taught that the Messiah would spring from divinity; he was to be the “anointed one,” but hardly had they contemplated him as being “the Son of God.” In the second confession more emphasis was placed upon the combined nature, the supernal fact that he was the Son of Man and the Son of God, and it was upon this great truth of the union of the human nature with the divine nature that Jesus declared he would build the kingdom of heaven.
    Иисус стремился прожить свою жизнь на земле и выполнить миссию своего пришествия как Сын Человеческий. Его последователи были склонны видеть в нем ожидаемого Мессию. Зная, что он никак не может полностью удовлетворить этим мессианским ожиданиям, Иисус пытался так изменить их представления о Мессии, чтобы в какой-то мере соответствовать их ожиданиям. Но теперь он осознал, что такой план вряд ли мог быть осуществим. Поэтому он смело избрал третий путь — открыто возвестить о своей божественности, подтвердить истинность признания Петра и прямо объявить двенадцати апостолам, что он — Сын Бога.
157:5.2 (1748.2) Jesus had sought to live his life on earth and complete his bestowal mission as the Son of Man. His followers were disposed to regard him as the expected Messiah. Knowing that he could never fulfill their Messianic expectations, he endeavored to effect such a modification of their concept of the Messiah as would enable him partially to meet their expectations. But he now recognized that such a plan could hardly be carried through successfully. He therefore elected boldly to disclose the third plan—openly to announce his divinity, acknowledge the truthfulness of Peter’s confession, and directly proclaim to the twelve that he was a Son of God.
    Три года Иисус возвещал, что он — «Сын Человеческий», в то время как в течение этих же трех лет все апостолы утверждали, что он — ожидаемый еврейский Мессия. Теперь он открыл, что он — Сын Бога и решил строить царство небесное на основе понятия о двуединой природе Сына Человеческого и Сына Бога. Он решил воздержаться от дальнейших попыток убедить их, что он — не Мессия. Теперь он решил открыть им, кто он есть, и далее уже не обращать внимания на их упорное стремление видеть в нем Мессию.
157:5.3 (1748.3) For three years Jesus had been proclaiming that he was the “Son of Man,” while for these same three years the apostles had been increasingly insistent that he was the expected Jewish Messiah. He now disclosed that he was the Son of God, and upon the concept of the combined nature of the Son of Man and the Son of God, he determined to build the kingdom of heaven. He had decided to refrain from further efforts to convince them that he was not the Messiah. He now proposed boldly to reveal to them what he is, and then to ignore their determination to persist in regarding him as the Messiah.

6. На следующий день   

6. The Next Afternoon

    Иисус и апостолы провели еще один день в доме у Кельса, ожидая, когда прибудут вестники от Давида Зеведея с деньгами. Падение популярности Иисуса у народа привело к резкому сокращению доходов. Когда они добрались до Кесарии Филипповой, казна была пуста. Матфей не хотел покидать Иисуса и его собратьев в такое время, а у него уже не было собственных денег, которые он мог бы отдать Иуде, как он это неоднократно делал раньше. Однако Давид Зеведей предвидел, что доходы, вероятнее всего, сократятся, и поэтому велел своим посланникам на пути через Иудею, Самарию и Галилею заняться сбором средств, чтобы передать изгнанным апостолам и Учителю. И поэтому посланники, прибывшие из Вифсаиды к вечеру этого дня, принесли достаточно денег, чтобы поддержать апостолов до их возвращения и чтобы они могли совершать путешествие по Десятиградию. Матфей рассчитывал к тому времени получить деньги от продажи своей последней собственности в Капернауме, договорившись, чтобы эти средства были анонимно переданы Иуде.
157:6.1 (1748.4) Jesus and the apostles remained another day at the home of Celsus, waiting for messengers to arrive from David Zebedee with funds. Following the collapse of the popularity of Jesus with the masses there occurred a great falling off in revenue. When they reached Caesarea-Philippi, the treasury was empty. Matthew was loath to leave Jesus and his brethren at such a time, and he had no ready funds of his own to hand over to Judas as he had so many times done in the past. However, David Zebedee had foreseen this probable diminution of revenue and had accordingly instructed his messengers that, as they made their way through Judea, Samaria, and Galilee, they should act as collectors of money to be forwarded to the exiled apostles and their Master. And so, by evening of this day, these messengers arrived from Bethsaida bringing funds sufficient to sustain the apostles until their return to embark upon the Decapolis tour. Matthew expected to have money from the sale of his last piece of property in Capernaum by that time, having arranged that these funds should be anonymously turned over to Judas.
    Ни у Петра, ни у остальных апостолов не было достаточно четкого представления о божественности Иисуса. Они слабо понимали, что начинается новый период в жизни их Учителя на земле — время, когда учитель-целитель становится по-новому постигаемым Мессией — Сыном Бога. С тех пор впредь в учении Иисуса появился новый аспект. С этого момента его единственным жизненным идеалом было раскрытие Отца, а единственной его идей — показать его вселенной воплощение той высшей мудрости, которая может быть постигнута только если ею жить. Он пришел, чтобы у нас была жизнь и жизнь эта приумножалась.
157:6.2 (1749.1) Neither Peter nor the other apostles had a very adequate conception of Jesus’ divinity. They little realized that this was the beginning of a new epoch in their Master’s career on earth, the time when the teacher-healer was becoming the newly conceived Messiah—the Son of God. From this time on a new note appeared in the Master’s message. Henceforth his one ideal of living was the revelation of the Father, while his one idea in teaching was to present to his universe the personification of that supreme wisdom which can only be comprehended by living it. He came that we all might have life and have it more abundantly.
    Иисус вступил теперь в четвертый и последний период своей человеческой жизни во плоти. Первым периодом было детство — годы, когда он лишь смутно осознавал свое происхождение, природу и свою человеческую судьбу. Вторым — сопровождающиеся ростом самосознания годы юности и последующего возмужания, когда он стал яснее понимать свою божественную природу и человеческую миссию. Этот период закончился его крещением и связанными с этим событием переживаниями и откровениями. Третий период земного опыта Учителя длился с момента крещения все годы его служения учителем и целителем вплоть до важнейшего момента признания Петра в Кесарии Филипповой. Этот третий период его земной жизни охватывал то время, когда апостолы и ближайшие последователи знали его как Сына Человеческого и рассматривали как Мессию. Четвертый и последний период его земной жизни начался здесь, в Кесарии Филипповой, и продолжался до распятия. Эта стадия его служения отмечена признанием им своей божественности и включала труды его последнего года жизни во плоти. В четвертый период, хотя большинство его последователей по-прежнему воспринимали его как Мессию, апостолы знали его как Сына Бога. Признание Петра ознаменовало начало нового периода более полного осознания истины о его высшем служении в качестве Сына, пришедшего на Урантию ради всей вселенной, и признания этого факта, хотя бы смутно, его избранными посланцами.
157:6.3 (1749.2) Jesus now entered upon the fourth and last stage of his human life in the flesh. The first stage was that of his childhood, the years when he was only dimly conscious of his origin, nature, and destiny as a human being. The second stage was the increasingly self-conscious years of youth and advancing manhood, during which he came more clearly to comprehend his divine nature and human mission. This second stage ended with the experiences and revelations associated with his baptism. The third stage of the Master’s earth experience extended from the baptism through the years of his ministry as teacher and healer and up to this momentous hour of Peter’s confession at Caesarea-Philippi. This third period of his earth life embraced the times when his apostles and his immediate followers knew him as the Son of Man and regarded him as the Messiah. The fourth and last period of his earth career began here at Caesarea-Philippi and extended on to the crucifixion. This stage of his ministry was characterized by his acknowledgment of divinity and embraced the labors of his last year in the flesh. During the fourth period, while the majority of his followers still regarded him as the Messiah, he became known to the apostles as the Son of God. Peter’s confession marked the beginning of the new period of the more complete realization of the truth of his supreme ministry as a bestowal Son on Urantia and for an entire universe, and the recognition of that fact, at least hazily, by his chosen ambassadors.
    Таким образом, Иисус своей жизнью показал пример того, чему он учил в своей религии: духовное совершенствование путем деятельного развития. Он не придавал особого значения, как это делали более поздние его последователи, непрестанной борьбе между душой и телом. Вместо этого он учил, что дух легко одерживает победу и над тем, и над другим и играет действенную роль в благодатном примирении интеллектуального и инстинктивного.
157:6.4 (1749.3) Thus did Jesus exemplify in his life what he taught in his religion: the growth of the spiritual nature by the technique of living progress. He did not place emphasis, as did his later followers, upon the incessant struggle between the soul and the body. He rather taught that the spirit was easy victor over both and effective in the profitable reconciliation of much of this intellectual and instinctual warfare.
    С этого момента все учения Иисуса дополнительно приобретают новый смысл. До Кесарии Филипповой он представал как главный учитель евангелия царства. После Кесарии Филипповой он явил себя не просто как учитель, но как божественный представитель вечного Отца, который есть и центр, и обрамление этого духовного царства, и требовалось, чтобы он свершал все это как человек, как Сын Человеческий.
157:6.5 (1749.4) A new significance attaches to all of Jesus’ teachings from this point on. Before Caesarea-Philippi he presented the gospel of the kingdom as its master teacher. After Caesarea-Philippi he appeared not merely as a teacher but as the divine representative of the eternal Father, who is the center and circumference of this spiritual kingdom, and it was required that he do all this as a human being, the Son of Man.
    Иисус искренне пытался ввести своих последователей в духовное царство как учитель, затем как учитель-целитель, но это не получалось. Он хорошо знал, что его земная миссия не могла удовлетворить мессианским ожиданиям еврейского народа; былые пророки изобразили Мессию таким, каким он никогда не мог быть. Он пытался создать царство Отца как Сын Человеческий, но его последователи не пошли бы дальше в этом деле. Понимая это, Иисус решил пойти навстречу верующим в него и приготовился открыто принять на себя роль пришедшего Сына Бога.
157:6.6 (1749.5) Jesus had sincerely endeavored to lead his followers into the spiritual kingdom as a teacher, then as a teacher-healer, but they would not have it so. He well knew that his earth mission could not possibly fulfill the Messianic expectations of the Jewish people; the olden prophets had portrayed a Messiah which he could never be. He sought to establish the Father’s kingdom as the Son of Man, but his followers would not go forward in the adventure. Jesus, seeing this, then elected to meet his believers part way and in so doing prepared openly to assume the role of the bestowal Son of God.
    Соответственно, апостолы услышали много нового, когда Иисус говорил с ними в этот день в саду. И некоторые из этих заявлений показались странными даже им. Из того, что они услышали, их больше всего поразило следующее:
157:6.7 (1750.1) Accordingly, the apostles heard much that was new as Jesus talked to them this day in the garden. And some of these pronouncements sounded strange even to them. Among other startling announcements they listened to such as the following:
    «Впредь с этого момента, если кто-то войдет в наше братство, пусть он примет на себя обязательства сыновства и следует за мной. А когда меня уже не будет с вами, не думайте, что мир будет относиться к вам лучше, чем он относился ко мне, вашему Учителю. Если вы любите меня, приготовьтесь доказать вашу любовь своей готовностью принести величайшую жертву».
157:6.8 (1750.2) “From this time on, if any man would have fellowship with us, let him assume the obligations of sonship and follow me. And when I am no more with you, think not that the world will treat you better than it did your Master. If you love me, prepare to prove this affection by your willingness to make the supreme sacrifice.”
    «И хорошо запомните мои слова: я пришел воззвать не к праведникам, но к грешникам. Сын Человеческий пришел не для того, чтобы ему служили, но чтобы служить и принести свою жизнь в дар всем. Объявляю вам, что я пришел искать и спасать заблудших».
157:6.9 (1750.3) “And mark well my words: I have not come to call the righteous, but sinners. The Son of Man came not to be ministered to, but to minister and to bestow his life as the gift for all. I declare to you that I have come to seek and to save those who are lost.”
    «Ни один человек в мире сейчас не видит Отца, кроме Сына, который пришел от Отца. Но если Сын вознесется, он приблизит к себе всех людей, и всякий, кто верит в эту истину двуединой природы Сына, получит жизнь вечную».
157:6.10 (1750.4) “No man in this world now sees the Father except the Son who came forth from the Father. But if the Son be lifted up, he will draw all men to himself, and whosoever believes this truth of the combined nature of the Son shall be endowed with life that is more than age-abiding.”
    «Мы еще не можем публично провозгласить, что Сын Человеческий есть Сын Бога, но вам это открыто; поэтому я смело говорю вам об этих тайнах. Хотя я стою перед вами в этом физическом облике, я пришел от Бога Отца. Прежде нежели был Авраам, я есть. Я пришел от Отца в этот мир таким, каким вы знаете меня, и я объявляю вам, что должен вскоре покинуть этот мир и вернуться к делам моего Отца».
157:6.11 (1750.5) “We may not yet proclaim openly that the Son of Man is the Son of God, but it has been revealed to you; wherefore do I speak boldly to you concerning these mysteries. Though I stand before you in this physical presence, I came forth from God the Father. Before Abraham was, I am. I did come forth from the Father into this world as you have known me, and I declare to you that I must presently leave this world and return to the work of my Father.”
    «И может ли теперь ваша вера осознать истинность этих откровений при том, что я предупреждаю вас, что Сын Человеческий не будет соответствовать ожиданиям ваших отцов, их представлениям о Мессии? Мое царство не от мира сего. Можете ли вы поверить в истину обо мне, несмотря на то, что я не имею, где приклонить голову, хотя лисы имеют норы и птицы небесные имеют гнезда»?
157:6.12 (1750.6) “And now can your faith comprehend the truth of these declarations in the face of my warning you that the Son of Man will not meet the expectations of your fathers as they conceived the Messiah? My kingdom is not of this world. Can you believe the truth about me in the face of the fact that, though the foxes have holes and the birds of heaven have nests, I have not where to lay my head?”
    «Тем не менее говорю вам, что Отец и я — одно. Тот, кто видел меня, видел моего Отца. Мой Отец трудится вместе со мной над всем этим, и он никогда не покинет меня в моей миссии, так же, как и я никогда не оставлю вас, когда вы вскоре отправитесь возвещать это евангелие по всему миру.
157:6.13 (1750.7) “Nevertheless, I tell you that the Father and I are one. He who has seen me has seen the Father. My Father is working with me in all these things, and he will never leave me alone in my mission, even as I will never forsake you when you presently go forth to proclaim this gospel throughout the world.
    А теперь я взял вас, чтобы вы, пребывая какое-то время в уединении со мной и друг с другом, смогли осознать великолепие и понять величие той жизни, к которой я призвал вас: движимого верой искания, состоящего в установлении царства моего Отца в сердцах людей, создания моего братства истинного единения с душами всех, кто верует в это евангелие».
157:6.14 (1750.8) “And now have I brought you apart with me and by yourselves for a little while that you may comprehend the glory, and grasp the grandeur, of the life to which I have called you: the faith-adventure of the establishment of my Father’s kingdom in the hearts of mankind, the building of my fellowship of living association with the souls of all who believe this gospel.”
    Апостолы молча выслушали эти смелые и поразительные слова; они были потрясены. Разделившись на небольшие группы, они стали обсуждать и обдумывать слова Учителя. Они признали, что он был Сыном Бога, но не могли осознать всю значимость того, что он призвал их совершить.
157:6.15 (1750.9) The apostles listened to these bold and startling statements in silence; they were stunned. And they dispersed in small groups to discuss and ponder the Master’s words. They had confessed that he was the Son of God, but they could not grasp the full meaning of what they had been led to do.

7. Совещания с Андреем   

7. Andrew’s Conference

    В тот вечер Андрей по собственной инициативе лично обменялся с каждым из своих собратьев, кроме Иуды Искариота, мнениями в плодотворных и обнадеживающих беседах. У Андрея никогда не было таких близких отношений с Иудой, какие были с остальными апостолами, и поэтому он не придавал серьезного значения тому, что Иуда никогда не вел себя с главой апостольской группы свободно и доверительно. Но теперь Андрей был настолько обеспокоен отношением Иуды, что позже в ту же ночь, когда все апостолы крепко уснули, нашел Иисуса и изложил Учителю причины своего беспокойства. Иисус сказал: «Нет ничего плохого, Андрей, в том, что ты пришел с этим ко мне, но лучшее, что мы сможем сделать, — это продолжать оказывать апостолу Иуде максимальное доверие. И ничего не говори товарищам об этом разговоре со мной».
157:7.1 (1750.10) That evening Andrew took it upon himself to hold a personal and searching conference with each of his brethren, and he had profitable and heartening talks with all of his associates except Judas Iscariot. Andrew had never enjoyed such intimate personal association with Judas as with the other apostles and therefore had not thought it of serious account that Judas never had freely and confidentially related himself to the head of the apostolic corps. But Andrew was now so worried by Judas’s attitude that, later on that night, after all the apostles were fast asleep, he sought out Jesus and presented his cause for anxiety to the Master. Said Jesus: “It is not amiss, Andrew, that you have come to me with this matter, but there is nothing more that we can do; only go on placing the utmost confidence in this apostle. And say nothing to his brethren concerning this talk with me.”
    И это все, чего Андрей смог добиться от Иисуса. В отношениях между уроженцем Иудеи и его галилейскими товарищами всегда была какая-то натянутость. Иуда был потрясен смертью Иоанна Крестителя, несколько раз он сильно обижался на упреки Учителя, был разочарован отказом Иисуса стать царем, воспринял как нечто унизительное бегство от фарисеев, был раздосадован отказом принять вызов фарисеев и дать знамение, обескуражен отказом своего Учителя явить свое могущество и к тому же в последнее время он был подавлен и удручен отсутствием денег. И Иуде очень не хватало толпы.
157:7.2 (1751.1) And that was all Andrew could elicit from Jesus. Always had there been some strangeness between this Judean and his Galilean brethren. Judas had been shocked by the death of John the Baptist, severely hurt by the Master’s rebukes on several occasions, disappointed when Jesus refused to be made king, humiliated when he fled from the Pharisees, chagrined when he refused to accept the challenge of the Pharisees for a sign, bewildered by the refusal of his Master to resort to manifestations of power, and now, more recently, depressed and sometimes dejected by an empty treasury. And Judas missed the stimulus of the multitudes.
    Такие же испытания и несчастья в той или иной мере оказывали подобное же влияние и на всех остальных апостолов, но они любили Иисуса. По крайней мере, они, должно быть, любили его больше, чем Иуда, поскольку дошли вместе с ним до самого горького конца.
157:7.3 (1751.2) Each of the other apostles was, in some and varying measure, likewise affected by these selfsame trials and tribulations, but they loved Jesus. At least they must have loved the Master more than did Judas, for they went through with him to the bitter end.
    Иуда, как выходец из Иудеи, воспринял как личное оскорбление недавнее предупреждение Иисуса апостолам «опасаться влияния фарисейской закваски»; он был склонен считать, что эти слова в завуалированном виде относятся к нему самому. Но величайшая ошибка Иуды заключалась в следующем: время от времени, когда Иисус отсылал своих апостолов молиться в одиночестве, Иуда вместо искреннего общения с духовными силами вселенной предавался мыслям, порождаемым человеческим страхом, при этом он постоянно испытывал легкое сомнение относительно миссии Иисуса и к тому же, к сожалению, был склонен таить чувство мести.
157:7.4 (1751.3) Being from Judea, Judas took personal offense at Jesus’ recent warning to the apostles to “beware the leaven of the Pharisees”; he was disposed to regard this statement as a veiled reference to himself. But the great mistake of Judas was: Time and again, when Jesus would send his apostles off by themselves to pray, Judas, instead of engaging in sincere communion with the spiritual forces of the universe, indulged in thoughts of human fear while he persisted in the entertainment of subtle doubts about the mission of Jesus as well as giving in to his unfortunate tendency to harbor feelings of revenge.
    И теперь Иисус намеревался взять с собой апостолов на гору Ермон, посещением которой он решил ознаменовать начало четвертого периода своего земного служения в качестве Сына Бога. Некоторые из них присутствовали при его крещении в Иордане и были свидетелями начала его жизненного пути в качестве Сына Человеческого, и он хотел, чтобы некоторые из них присутствовали и услышали о его праве публично принять на себя новую роль — Сына Бога. Поэтому утром в пятницу 12 августа Иисус сказал двенадцати апостолам: «Сложите продукты и приготовьтесь держать путь вон к той горе, куда велит мне отправиться дух, чтобы одарить меня для окончания моей миссии на земле. И я хочу взять с собой вас, мои собратья, чтобы вы тоже могли укрепиться в преддверии тяжелых времен, когда вы будете проходить вместе со мной эти испытания».
157:7.5 (1751.4) And now Jesus would take his apostles along with him to Mount Hermon, where he had appointed to inaugurate his fourth phase of earth ministry as the Son of God. Some of them were present at his baptism in the Jordan and had witnessed the beginning of his career as the Son of Man, and he desired that some of them should also be present to hear his authority for the assumption of the new and public role of a Son of God. Accordingly, on the morning of Friday, August 12, Jesus said to the twelve: “Lay in provisions and prepare yourselves for a journey to yonder mountain, where the spirit bids me go to be endowed for the finish of my work on earth. And I would take my brethren along that they may also be strengthened for the trying times of going with me through this experience.”



Back to Top