Книга Урантии - Текст 92
Последующая эволюция религии

Книга Урантии      

Чст III. История Урантии



    Человек имел религию естественного происхождения как часть своего эволюционного опыта задолго до того, как на Урантии были получены какие-либо систематические откровения. Но эта религия естественного происхождения уже сама по себе была результатом способностей человека, превосходящих способности животных. Эволюционная религия постепенно возникала на протяжении тысячелетий человеческого опыта при помощи следующих сил, действующих изнутри и наложивших свой отпечаток на дикарей, варваров и цивилизованных людей:

92:0.1 (1003.1) MAN possessed a religion of natural origin as a part of his evolutionary experience long before any systematic revelations were made on Urantia. But this religion of natural origin was, in itself, the product of man’s superanimal endowments. Evolutionary religion arose slowly throughout the millenniums of mankind’s experiential career through the ministry of the following influences operating within, and impinging upon, savage, barbarian, and civilized man:

    1. Помощник почитания — появление в животном сознании сверхживотных потенциалов восприятия реальности. Это можно назвать первоначальным человеческим инстинктивным ощущением Божества.

92:0.2 (1003.2) 1. The adjutant of worship — the appearance in animal consciousness of superanimal potentials for reality perception. This might be termed the primordial human instinct for Deity.

    2. Помощник мудрости — проявление в почитающем Бога разуме тенденции направлять поклонение по высшим каналам выражения и к постоянно расширяющимся представлениям о божественной реальности.

92:0.3 (1003.3) 2. The adjutant of wisdom — the manifestation in a worshipful mind of the tendency to direct its adoration in higher channels of expression and toward ever-expanding concepts of Deity reality.

    3. Святой Дух — это изначальное дарование сверхразума, и он неизменно является в каждой настоящей человеческой личности. Это служение разуму, стремящемуся к поклонению и жаждущему мудрости, дает возможность актуализовать постулат о продолжении существования в посмертии человека как теологическую концепцию и как реальный и фактический опыт личности.

92:0.4 (1003.4) 3. The Holy Spirit — this is the initial supermind bestowal, and it unfailingly appears in all bona fide human personalities. This ministry to a worship-craving and wisdom-desiring mind creates the capacity to self-realize the postulate of human survival, both in theologic concept and as an actual and factual personality experience.

    Согласованного действия этих трех божественных помощников вполне достаточно для того, чтобы началось и продолжилось развитие эволюционной религии. К этим действующим силам позже добавляются Настройщики Мысли, серафимы и Дух Истины, и все они ускоряют процесс религиозного развития. Эти силы давно действуют на Урантии и продолжат действовать здесь до тех пор, пока эта планета остается обитаемой сферой. Значительная часть потенциала этих божественных сил никогда еще не имела возможности выразиться; значительная часть будет раскрыта в грядущие века, когда религия смертных ступень за ступенью будет подниматься к небесным высотам ценностей моронтии и духовной истины.

92:0.5 (1003.5) The co-ordinate functioning of these three divine ministrations is quite sufficient to initiate and prosecute the growth of evolutionary religion. These influences are later augmented by Thought Adjusters, seraphim, and the Spirit of Truth, all of which accelerate the rate of religious development. These agencies have long functioned on Urantia, and they will continue here as long as this planet remains an inhabited sphere. Much of the potential of these divine agencies has never yet had opportunity for expression; much will be revealed in the ages to come as mortal religion ascends, level by level, toward the supernal heights of morontia value and spirit truth.

1. Эволюционная природа религии   

1. The Evolutionary Nature of Religion

    Эволюция религии восходит к древним страхам и боязни призраков и далее проходит через многие последовательные этапы развития, включая попытки сначала принуждать духов, а затем склонять их к содействию. Из племенных фетишей развились тотемы и племенные боги; магические формулы превратились в современные молитвы. Обрезание, бывшее вначале жертвой, стало гигиенической процедурой.

92:1.1 (1003.6) The evolution of religion has been traced from early fear and ghosts down through many successive stages of development, including those efforts first to coerce and then to cajole the spirits. Tribal fetishes grew into totems and tribal gods; magic formulas became modern prayers. Circumcision, at first a sacrifice, became a hygienic procedure.

    На протяжении дикого детства рас религия развивалась от почитания природы к почитанию духов-призраков и далее к фетишизму. На заре цивилизации человечество отдавалось во власть более мистических и символических верований, тогда как сейчас, с приближением зрелости, оно становится способным воспринимать настоящую религию, даже начала откровения самой истины.

92:1.2 (1003.7) Religion progressed from nature worship up through ghost worship to fetishism throughout the savage childhood of the races. With the dawn of civilization the human race espoused the more mystic and symbolic beliefs, while now, with approaching maturity, mankind is ripening for the appreciation of real religion, even a beginning of the revelation of truth itself.

    Религия возникает как биологическая реакция разума на духовные верования и на окружающую среду; это самое устойчивое и неизменное, что есть у народа. Во все века религия — это адаптация общества к тому, что окутано тайной. Как социальный институт она включает в себя обряды, символы, культы, священные тексты, алтари, святыни и храмы. Обычными для всех религий являются святая вода, реликвии, фетиши, талисманы, церковные облачения, колокола, барабаны и духовенство. И полностью эволюционную религию невозможно совершенно отделить от магии или колдовства.

92:1.3 (1004.1) Religion arises as a biologic reaction of mind to spiritual beliefs and the environment; it is the last thing to perish or change in a race. Religion is society’s adjustment, in any age, to that which is mysterious. As a social institution it embraces rites, symbols, cults, scriptures, altars, shrines, and temples. Holy water, relics, fetishes, charms, vestments, bells, drums, and priesthoods are common to all religions. And it is impossible entirely to divorce purely evolved religion from either magic or sorcery.

    Таинственность и сила всегда возбуждали религиозные чувства и страхи, а эмоции всегда действовали как мощный определяющий фактор в их развитии. Страх всегда был основным религиозным стимулом. Страх создает богов эволюционной религии и порождает религиозные обряды первобытных верующих. С прогрессом цивилизации страх смягчается благоговением, восхищением, уважением и состраданием, а затем еще раскаянием и покаянием.

92:1.4 (1004.2) Mystery and power have always stimulated religious feelings and fears, while emotion has ever functioned as a powerful conditioning factor in their development. Fear has always been the basic religious stimulus. Fear fashions the gods of evolutionary religion and motivates the religious ritual of the primitive believers. As civilization advances, fear becomes modified by reverence, admiration, respect, and sympathy and is then further conditioned by remorse and repentance.

    Согласно учению одного азиатского народа, «Бог есть великий страх»; это порождение чисто эволюционной религии. Иисус, откровение высочайшего типа религиозной жизни, возвестил, что «Бог — это любовь».

92:1.5 (1004.3) One Asiatic people taught that “God is a great fear”; that is the outgrowth of purely evolutionary religion. Jesus, the revelation of the highest type of religious living, proclaimed that “God is love.”

2. Религия и нравы   

2. Religion and the Mores

    Религия — самый стойкий и непоколебимый из всех человеческих институтов, но она все-таки медленно адаптируется к переменам в обществе. Рано или поздно эволюционная религия начинает отражать измененные нравы, на которые, в свою очередь, могла влиять религия откровения. Медленно, неуклонно, но неохотно, религия (богопоклонение) следует по стопам мудрости — знания, управляемого опирающимся на опыт разумом и озаряемого божественным откровением.

92:2.1 (1004.4) Religion is the most rigid and unyielding of all human institutions, but it does tardily adjust to changing society. Eventually, evolutionary religion does reflect the changing mores, which, in turn, may have been affected by revealed religion. Slowly, surely, but grudgingly, does religion (worship) follow in the wake of wisdom — knowledge directed by experiential reason and illuminated by divine revelation.

    Религия прочно придерживается нравов; что было — то древнее и считается священным, священное. По этой и никакой другой причине каменные орудия долго еще сохранялись в эпоху бронзы и железа. Писание гласит: «И когда будете возводить мне алтарь из камня, не стройте из тесаного камня, ибо если, сооружая его, используете свои орудия, то тем оскверните его». Даже в наши дни индуисты разжигают огонь алтаря с помощью примитивного бура для добывания огня. В русле эволюционной религии новшества считались кощунственными. Святые дары должны состоять не из новых и произведенных продуктов, а из самой примитивной пищи: «Мясо, жаренное на огне, и пресный хлеб с горькими травами». Общественные обычаи всех типов и даже судубные процедуры упорно придерживаются старых форм.

92:2.2 (1004.5) Religion clings to the mores; that which was is ancient and supposedly sacred. For this reason and no other, stone implements persisted long into the age of bronze and iron. This statement is of record: “And if you will make me an altar of stone, you shall not build it of hewn stone, for, if you use your tools in making it, you have polluted it.” Even today, the Hindus kindle their altar fires by using a primitive fire drill. In the course of evolutionary religion, novelty has always been regarded as sacrilege. The sacrament must consist, not of new and manufactured food, but of the most primitive of viands: “The flesh roasted with fire and unleavened bread served with bitter herbs.” All types of social usage and even legal procedures cling to the old forms.

    Когда современный человек изумляется обилию в священных текстах разных религий того, что можно счесть непристойным, ему следует на минуту задуматься о том, что ушедшие поколения боялись отбрасывать все, что их предки считали священным и божественным. Многое из того, что одним поколением может рассматриваться как непристойное, предшествующие поколения считали частью принятых у них нравов и даже одобряемых религиозных ритуалов. Многочисленные религиозные противоречия были вызваны нескончаемыми попытками примирить старые, но достойные порицания традиции с выдвинутыми новыми понятиями, найти правдоподобные теории, оправдывающие увековечение в вероисповедании древних и устаревших обычаев.

92:2.3 (1004.6) When modern man wonders at the presentation of so much in the scriptures of different religions that may be regarded as obscene, he should pause to consider that passing generations have feared to eliminate what their ancestors deemed to be holy and sacred. A great deal that one generation might look upon as obscene, preceding generations have considered a part of their accepted mores, even as approved religious rituals. A considerable amount of religious controversy has been occasioned by the never-ending attempts to reconcile olden but reprehensible practices with newly advanced reason, to find plausible theories in justification of creedal perpetuation of ancient and outworn customs.

    Но глупо пытаться слишком резко ускорять религиозный рост. Раса или нация может усвоить из какой-либо развитой религии только то, что более или менее сообразно и совместимо с ее эволюционным развитием на данный момент и ее способностью к адаптации. К числу факторов, определяющих направление и ход религиозной эволюции, относятся социальные, климатические, политические и экономические условия. Религия, то есть эволюционная религия, не определяет морали общества; наоборот, формы религии продиктованы расовой моралью.

92:2.4 (1004.7) But it is only foolish to attempt the too sudden acceleration of religious growth. A race or nation can only assimilate from any advanced religion that which is reasonably consistent and compatible with its current evolutionary status, plus its genius for adaptation. Social, climatic, political, and economic conditions are all influential in determining the course and progress of religious evolution. Social morality is not determined by religion, that is, by evolutionary religion; rather are the forms of religion dictated by the racial morality.

    Человеческие расы лишь поверхностно принимают непривычную и новую религию; фактически, они приспосабливают ее к своим нравам и старым верованиям. Это прекрасно подтверждает пример некоего новозеландского племени, священнослужители которого, номинально приняв христианство, заявили, что получили непосредственно от Гавриила откровение, гласящее, что это самое племя стало избранным Богом народом, и повелевающее, чтобы им было разрешено свободно позволять себе распутные половые связи и следовать своим прочим многочисленным старым и достойным порицания обычаям. И все эти новообращенные христиане немедленно приняли этот новый и менее строгий вариант христианства.

92:2.5 (1005.1) Races of men only superficially accept a strange and new religion; they actually adjust it to their mores and old ways of believing. This is well illustrated by the example of a certain New Zealand tribe whose priests, after nominally accepting Christianity, professed to have received direct revelations from Gabriel to the effect that this selfsame tribe had become the chosen people of God and directing that they be permitted freely to indulge in loose sex relations and numerous other of their olden and reprehensible customs. And immediately all of the new-made Christians went over to this new and less exacting version of Christianity.

    Религия в то или иное время разрешала всяческие противоречащие и несовместимые с ней поступки, одобряла практически все то, что сейчас считается аморальным или греховным. Совесть, не умудренная опытом и не подкрепленная разумом, никогда не была и никогда не может быть надежным и безошибочным ориентиром для человеческого поведения. Совесть не является божественным голосом, обращенным к человеческой душе. Это просто общая сумма моральных и этических нравов, присущих какой-либо данной стадии существования; она просто отражает то, что представляется людям идеальной реакцией на каждую данную совокупность обстоятельств.

92:2.6 (1005.2) Religion has at one time or another sanctioned all sorts of contrary and inconsistent behavior, has at some time approved of practically all that is now regarded as immoral or sinful. Conscience, untaught by experience and unaided by reason, never has been, and never can be, a safe and unerring guide to human conduct. Conscience is not a divine voice speaking to the human soul. It is merely the sum total of the moral and ethical content of the mores of any current stage of existence; it simply represents the humanly conceived ideal of reaction in any given set of circumstances.

3. Природа эволюционной религии   

3. The Nature of Evolutionary Religion

    Изучение человеческой религии — это исследование реликтовых элементов обществ прошлых эпох. Нравы антропоморфных богов являются точным отражением морали тех людей, которые создали этих богов. Древние религии и мифология верно воссоздают представления и традиции давно исчезнувших народов. Эти старые культовые обычаи продолжают существовать параллельно с новыми экономическими отношениями и общественными эволюционными изменениями и, конечно, вступают в серьезные противоречия с ними. Отдельные пережитки культа представляют точную картину прошлых религий различных рас. Всегда помните, что культы создаются не для открытия истины, но для распространения лежащих в их основе религиозных вероучений.

92:3.1 (1005.3) The study of human religion is the examination of the fossil-bearing social strata of past ages. The mores of the anthropomorphic gods are a truthful reflection of the morals of the men who first conceived such deities. Ancient religions and mythology faithfully portray the beliefs and traditions of peoples long since lost in obscurity. These olden cult practices persist alongside newer economic customs and social evolutions and, of course, appear grossly inconsistent. The remnants of the cult present a true picture of the racial religions of the past. Always remember, the cults are formed, not to discover truth, but rather to promulgate their creeds.

    Религия всегда в значительной мере — это обряды, ритуалы, соблюдения правил, церемоний и догм. Обычно она попадала под пагубное влияние вечно приносящего вред заблуждения — ложной идеи об избранном народе. Все основные религиозные понятия — инкарнация, вдохновение, откровение, искупительная жертва, покаяние, воздаяние за грехи, заступничество, жертвоприношение, молитва, исповедь, богопочитание, продолжение существования в посмертии, таинство, обряд, индульгенция, спасение, искупление, завет, нечистота, очищение, пророчество, изначальный грех — восходят к древнейшим временам первобытного страха перед призраками.

92:3.2 (1005.4) Religion has always been largely a matter of rites, rituals, observances, ceremonies, and dogmas. It has usually become tainted with that persistently mischief-making error, the chosen-people delusion. The cardinal religious ideas of incantation, inspiration, revelation, propitiation, repentance, atonement, intercession, sacrifice, prayer, confession, worship, survival after death, sacrament, ritual, ransom, salvation, redemption, covenant, uncleanness, purification, prophecy, original sin — they all go back to the early times of primordial ghost fear.

    Примитивная религия — это не что иное, как борьба за физическое существование, расширившаяся и включившая также и борьбу за существование загробное. Правила, предписываемые такой верой, отражали распространение борьбы за выживание и на сферу воображаемого мира духов-призраков. Но будьте осторожны, когда испытываете искушение подвергнуть критике эволюционную религию. Помните, это — то, что уже свершилось; это исторический факт. И, кроме того, помните, что сила любой идеи определяется не ее достоверностью или истинностью, а притягательностью ее для людей.

92:3.3 (1005.5) Primitive religion is nothing more nor less than the struggle for material existence extended to embrace existence beyond the grave. The observances of such a creed represented the extension of the self-maintenance struggle into the domain of an imagined ghost-spirit world. But when tempted to criticize evolutionary religion, be careful. Remember, that is what happened; it is a historical fact. And further recall that the power of any idea lies, not in its certainty or truth, but rather in the vividness of its human appeal.

    Эволюционная религия не предусматривает изменений или реформ; в отличие от науки она не обеспечивает собственной прогрессивной самокоррекции. Эволюционная религия внушает уважение потому, что ее приверженцы верят, что это и есть Истина; «вера, некогда данная святым», по идее, должна быть окончательной и непогрешимой. Культ противостоит всякому развитию потому, что реальный прогресс, наверняка, изменит или уничтожит сам культ; поэтому реформы всегда должны навязываться ему силой.

92:3.4 (1006.1) Evolutionary religion makes no provision for change or revision; unlike science, it does not provide for its own progressive correction. Evolved religion commands respect because its followers believe it is The Truth; “the faith once delivered to the saints” must, in theory, be both final and infallible. The cult resists development because real progress is certain to modify or destroy the cult itself; therefore must revision always be forced upon it.

    Лишь два фактора могут изменять или поднимать на более высокий уровень догматы естественной религии: давление со стороны постепенно прогрессирующих нравов и периодические озарения, вызываемые эпохальными откровениями. И нет ничего удивительного в том, что прогресс шел медленно; в древние времена быть прогрессивным или изобретательным значило быть убитым как колдун. Культ медленно развивается на протяжении жизни поколений и целых эпох. Но все же движение вперед происходит. Эволюционная вера в призраков заложила основу для философии религии откровения, которая со временем уничтожит суеверия, лежавшие в ее основе.

92:3.5 (1006.2) Only two influences can modify and uplift the dogmas of natural religion: the pressure of the slowly advancing mores and the periodic illumination of epochal revelation. And it is not strange that progress was slow; in ancient days, to be progressive or inventive meant to be killed as a sorcerer. The cult advances slowly in generation epochs and agelong cycles. But it does move forward. Evolutionary belief in ghosts laid the foundation for a philosophy of revealed religion which will eventually destroy the superstition of its origin.

    Религия во многих отношениях препятствовала общественному развитию, но без религии не было бы ни твердой морали, ни этики, ни достойной цивилизации. Религия породила многочисленные направления внерелигиозной культуры: скульптура началась с изготовления идолов, архитектура — со строительства храмов, поэзия — с заклинаний, музыка — с религиозных песнопений, разыгрываемые, чтобы попросить водительства духов, действа положили начало драме, а ежегодные религиозные праздники — танцам.

92:3.6 (1006.3) Religion has handicapped social development in many ways, but without religion there would have been no enduring morality nor ethics, no worth-while civilization. Religion enmothered much nonreligious culture: Sculpture originated in idol making, architecture in temple building, poetry in incantations, music in worship chants, drama in the acting for spirit guidance, and dancing in the seasonal worship festivals.

    Но, обращая внимание на тот факт, что религия играла основную роль в развитии и сохранении цивилизации, следует отметить и то, что естественная религия в значительной степени наносила вред и являлась помехой для той самой цивилизации, которую она, с другой стороны, взращивала и сохраняла. Религия мешала производственной деятельности и экономическому развитию; она непроизводительно расходовала массу труда и средств; не всегда играла положительную роль в сфере семейных отношений; не способствовала должным образом миру и доброй воле; иногда с пренебрежением относилась к образованию и сдерживала развитие науки; чрезмерно обедняла жизнь ради мнимого обогащения смерти. На эволюционной религии, человеческой религии, действительно лежит вина за все эти и многие другие ошибки, заблуждения и просчеты; тем не менее, она поддерживала этику в культуре, цивилизованную нравственность и сплоченность общества и дала возможность последующим религиям откровения возместить все эти многочисленные недостатки эволюционной религии.

92:3.7 (1006.4) But while calling attention to the fact that religion was essential to the development and preservation of civilization, it should be recorded that natural religion has also done much to cripple and handicap the very civilization which it otherwise fostered and maintained. Religion has hampered industrial activities and economic development; it has been wasteful of labor and has squandered capital; it has not always been helpful to the family; it has not adequately fostered peace and good will; it has sometimes neglected education and retarded science; it has unduly impoverished life for the pretended enrichment of death. Evolutionary religion, human religion, has indeed been guilty of all these and many more mistakes, errors, and blunders; nevertheless, it did maintain cultural ethics, civilized morality, and social coherence, and made it possible for later revealed religion to compensate for these many evolutionary shortcomings.

    Эволюционная религия была самым дорогостоящим, но ни с чем не сравнимым по эффективности человеческим институтом. Существование человеческой религии может быть оправдано только в свете эволюционной цивилизации. Если бы человек не явился высшим результатом эволюции животных, то такой путь религиозного развития не имел бы оправдания.

92:3.8 (1006.5) Evolutionary religion has been man’s most expensive but incomparably effective institution. Human religion can be justified only in the light of evolutionary civilization. If man were not the ascendant product of animal evolution, then would such a course of religious development stand without justification.

    Религия способствовала накоплению капитала; она поощряла определенные виды трудовой деятельности; наличие свободного времени у жрецов способствовало развитию искусства и знаний; в конечном счете, человечество много приобрело в результате этих прошлых ошибок в этических методах. Шаманы, как честные, так и нечестные, стоили ужасно дорого, но все эти затраты себя полностью оправдали. Ученые профессии и сама наука возникли из недр паразитического жречества. Религия взращивала цивилизацию и обеспечивала непрерывность существования общества; во все времена она выполняла функцию полиции морали. Религия обеспечила ту человеческую дисциплину и самоконтроль, которые сделали возможной мудрость. Религия — это мощный эволюционный кнут, который безжалостно гонит ленивое и страждущее человечество от его естественного состояния интеллектуальной инертности вперед и вверх к высшим ступеням разума и мудрости.

92:3.9 (1006.6) Religion facilitated the accumulation of capital; it fostered work of certain kinds; the leisure of the priests promoted art and knowledge; the race, in the end, gained much as a result of all these early errors in ethical technique. The shamans, honest and dishonest, were terribly expensive, but they were worth all they cost. The learned professions and science itself emerged from the parasitical priesthoods. Religion fostered civilization and provided societal continuity; it has been the moral police force of all time. Religion provided that human discipline and self-control which made wisdom possible. Religion is the efficient scourge of evolution which ruthlessly drives indolent and suffering humanity from its natural state of intellectual inertia forward and upward to the higher levels of reason and wisdom.

    И это священное наследие периода восхождения от животного — эволюционная религия должна вечно продолжать очищаться и облагораживаться постоянной цензурой религии откровения и огненным горнилом подлинной науки.

92:3.10 (1006.7) And this sacred heritage of animal ascent, evolutionary religion, must ever continue to be refined and ennobled by the continuous censorship of revealed religion and by the fiery furnace of genuine science.

4. Дар откровения   

4. The Gift of Revelation

    Откровение — эволюционно, но всегда прогрессирует. На протяжении веков мировой истории религиозные откровения становятся все более глубокими, и каждое последующее несет еще больше света. Откровения призваны классифицировать и подвергать цензуре последовательно возникавшие эволюционные религии. Но если откровение должно возвышать и поднимать эволюционные религии на более высокий уровень, тогда эти божественные послания должны являть учения, не слишком далекие от образа мыслей и воззрений той эпохи, когда они даны. Таким образом, откровение всегда связано с уровнем эволюции, как это и должно быть. Религия откровения всегда должна быть ограничена способностью человека к восприятию.

92:4.1 (1007.1) Revelation is evolutionary but always progressive. Down through the ages of a world’s history, the revelations of religion are ever-expanding and successively more enlightening. It is the mission of revelation to sort and censor the successive religions of evolution. But if revelation is to exalt and upstep the religions of evolution, then must such divine visitations portray teachings which are not too far removed from the thought and reactions of the age in which they are presented. Thus must and does revelation always keep in touch with evolution. Always must the religion of revelation be limited by man’s capacity of receptivity.

    Независимо от того, каковы ее явные свойства и происхождение, религии откровения всегда характеризуются верой в некое Божество, являющееся конечной ценностью, и в некую концепцию продолжения существования личности в посмертии.

92:4.2 (1007.2) But regardless of apparent connection or derivation, the religions of revelation are always characterized by a belief in some Deity of final value and in some concept of the survival of personality identity after death.

    Эволюционная религия основана на чувствах, а не на логике. Это реакция человека на веру в гипотетический мир духов-призраков — человеческая вера-рефлекс, вызванная осознанием существования неизвестного и страхом перед этим неизвестным. Религия же откровения дается реальным духовным миром; это реакция превосходящего интеллект космоса на жажду смертных верить во вселенские Божества и полагаться на них. Эволюционная религия представляет собой картину движения человечества ощупью и окольными путями в поисках истины; религия же откровения и является этой самой истиной.

92:4.3 (1007.3) Evolutionary religion is sentimental, not logical. It is man’s reaction to belief in a hypothetical ghost-spirit world — the human belief-reflex, excited by the realization and fear of the unknown. Revelatory religion is propounded by the real spiritual world; it is the response of the superintellectual cosmos to the mortal hunger to believe in, and depend upon, the universal Deities. Evolutionary religion pictures the circuitous gropings of humanity in quest of truth; revelatory religion is that very truth.

    Было много случаев религиозного откровения, но только пять из них имели эпохальное значение. А именно:

92:4.4 (1007.4) There have been many events of religious revelation but only five of epochal significance. These were as follows:

    1. Даламатские учения. Истинное представление о Первоисточнике и Центре впервые раскрыли на Урантии сто облеченных в плоть членов штата Принца Калигастии. Это расширяющееся откровение Божества продержалось более трехсот тысяч лет, пока не было внезапно прервано расколом на планете и крахом системы обучения. Если не считать деятельности Вана, то от воздействия даламатского откровения во всем мире практически не осталось и следа. Даже Нодиты забыли эту истину ко времени прихода Адама. Из всех, кто воспринял учения ста, дольше всего их сохраняли люди красной расы, но представление о Великом Духе было в американо-индейской религии весьма смутным, пока соприкосновение с христианством существеннейшим образом не прояснило и не усилило его.

92:4.5 (1007.5) 1. The Dalamatian teachings. The true concept of the First Source and Center was first promulgated on Urantia by the one hundred corporeal members of Prince Caligastia’s staff. This expanding revelation of Deity went on for more than three hundred thousand years until it was suddenly terminated by the planetary secession and the disruption of the teaching regime. Except for the work of Van, the influence of the Dalamatian revelation was practically lost to the whole world. Even the Nodites had forgotten this truth by the time of Adam’s arrival. Of all who received the teachings of the one hundred, the red men held them longest, but the idea of the Great Spirit was but a hazy concept in Amerindian religion when contact with Christianity greatly clarified and strengthened it.

    2. Эдемические учения. Адам и Ева снова изложили эволюционным народам представление об Отце Всего Сущего. Крушение первого Эдема оборвало ход Адамова откровения даже раньше, чем оно в полной мере началось. Но прерванные учения Адама были продолжены сифитскими священниками, и некоторые из этих истин не прошли для мира даром. Учения Сифитов сыграли решающую роль в определении направления всей религиозной эволюции Леванта. Но к 2500 году до н. э. человечество, в основном, забыло откровение, дарованное во времена Эдема.

92:4.6 (1007.6) 2. The Edenic teachings. Adam and Eve again portrayed the concept of the Father of all to the evolutionary peoples. The disruption of the first Eden halted the course of the Adamic revelation before it had ever fully started. But the aborted teachings of Adam were carried on by the Sethite priests, and some of these truths have never been entirely lost to the world. The entire trend of Levantine religious evolution was modified by the teachings of the Sethites. But by 2500 B.C. mankind had largely lost sight of the revelation sponsored in the days of Eden.

    3. Мелхиседек из Салима. Этот Сын-Спаситель из Небадона положил начало третьему откровению истины на Урантии. Главными заповедями его учения были доверие и вера. Он учил доверять всемогущему благодеянию Бога и объяснял, что человек заслуживает благосклонность Бога своей верой в него. Его учения постепенно смешались с верованиями и обычаями разных эволюционных религий и, в конце концов, из них развились теологические системы, которые существовали на Урантии к началу первого тысячелетия нашей эры.

92:4.7 (1007.7) 3. Melchizedek of Salem. This emergency Son of Nebadon inaugurated the third revelation of truth on Urantia. The cardinal precepts of his teachings were trust and faith. He taught trust in the omnipotent beneficence of God and proclaimed that faith was the act by which men earned God’s favor. His teachings gradually commingled with the beliefs and practices of various evolutionary religions and finally developed into those theologic systems present on Urantia at the opening of the first millennium after Christ.

    4. Иисус из Назарета. Христос-Михаил в четвертый раз дал Урантии понятие о Боге как об Отце Всего Сущего, и с тех пор это учение в целом сохранилось. Главной сутью его учений были любовь и служение, исполненное любви богопочитание, которое сотворенный сын добровольно совершает в знак признательности и в ответ на исполненное любви пастырство Бога, своего Отца; добровольное служение своим собратьям, которому посвящают себя эти сотворенные сыновья, радостно сознавая, что, делая это, они служат одновременно и Богу Отцу.

92:4.8 (1008.1) 4. Jesus of Nazareth. Christ Michael presented for the fourth time to Urantia the concept of God as the Universal Father, and this teaching has generally persisted ever since. The essence of his teaching was love and service, the loving worship which a creature son voluntarily gives in recognition of, and response to, the loving ministry of God his Father; the freewill service which such creature sons bestow upon their brethren in the joyous realization that in this service they are likewise serving God the Father.

    5. Урантийские тексты. Тексты, к числу которых относится и данный текст, есть самое новое возвещение истины смертным Урантии. Эти тексты отличаются от всех предыдущих откровений тем, что они не плод трудов одной вселенской личности, но собрание изложенного многими существами. Но ни одно откровение, не достигающее уровня знаний Отца Всего Сущего, не может быть полным. Все прочие небесные служения — неокончательные, временные и практически адаптированы к локальным условиям данного времени и пространства. Хотя такого рода признания, возможно, могут уменьшить силу и авторитет всех откровений, но на Урантии наступило время, когда такие прямые утверждения становятся желательными, даже несмотря на риск ослабить будущее влияние и авторитет этого, самого нового из всех откровений истины, данных смертным расам Урантии.

92:4.9 (1008.2) 5. The Urantia Papers. The papers, of which this is one, constitute the most recent presentation of truth to the mortals of Urantia. These papers differ from all previous revelations, for they are not the work of a single universe personality but a composite presentation by many beings. But no revelation short of the attainment of the Universal Father can ever be complete. All other celestial ministrations are no more than partial, transient, and practically adapted to local conditions in time and space. While such admissions as this may possibly detract from the immediate force and authority of all revelations, the time has arrived on Urantia when it is advisable to make such frank statements, even at the risk of weakening the future influence and authority of this, the most recent of the revelations of truth to the mortal races of Urantia.

5. Великие религиозные лидеры   

5. The Great Religious Leaders

    Эволюционная религия представляет богов в человеческом образе; религия же откровения учит людей, что они сыновья Бога и даже созданы по образу и подобию Божества; в верованиях, представляющих собой синтез учений, данных через откровение, и продуктов эволюции, представление о Боге складывается из:

92:5.1 (1008.3) In evolutionary religion, the gods are conceived to exist in the likeness of man’s image; in revelatory religion, men are taught that they are God’s sons — even fashioned in the finite image of divinity; in the synthesized beliefs compounded from the teachings of revelation and the products of evolution, the God concept is a blend of:

    1. Ранее существовавших представлений эволюционных культов.

92:5.2 (1008.4) 1. The pre-existent ideas of the evolutionary cults.

    2. Высоких идеалов религии откровения.

92:5.3 (1008.5) 2. The sublime ideals of revealed religion.

    3. Личных взглядов великих религиозных лидеров — пророков и учителей человечества.

92:5.4 (1008.6) 3. The personal viewpoints of the great religious leaders, the prophets and teachers of mankind.

    В большинстве случаев наступление великой религиозной эпохи ознаменовывалось жизнью и учениями какой-то выдающейся личности; на протяжении всей истории именно появление лидера приводило к возникновению большинства заслуживающих внимания моральных движений в истории. И люди всегда были склонны преклоняться перед учителем, даже в ущерб его учениям; чтить его личность, даже забывая об истинах, которые он возвещал. И это не лишено оснований; сердце эволюционного человека инстинктивно жаждет помощи свыше и из мира иного. Эта жажда призвана предвосхитить появление на земле Планетарного Принца и последующих Материальных Сынов. На Урантии человек был лишен этих сверхчеловеческих лидеров и правителей, и поэтому он стремится восполнить эту потерю, облекая своих человеческих лидеров легендами об их сверхчеловеческом происхождении и сверхъестественной жизни.

92:5.5 (1008.7) Most great religious epochs have been inaugurated by the life and teachings of some outstanding personality; leadership has originated a majority of the worth-while moral movements of history. And men have always tended to venerate the leader, even at the expense of his teachings; to revere his personality, even though losing sight of the truths which he proclaimed. And this is not without reason; there is an instinctive longing in the heart of evolutionary man for help from above and beyond. This craving is designed to anticipate the appearance on earth of the Planetary Prince and the later Material Sons. On Urantia man has been deprived of these superhuman leaders and rulers, and therefore does he constantly seek to make good this loss by enshrouding his human leaders with legends pertaining to supernatural origins and miraculous careers.

    Многие народы считали, что их лидеры родились от девственниц; описание их жизни щедро украшено сверхъестественными эпизодами, и соответствующие группы людей всегда ожидают их возвращения. В Центральной Азии соплеменники до сих пор ожидают возвращения Чингис-хана; в Тибете, Китае и Индии — Будды; в исламе — Магомета; среди американских индейцев — Хесунанина Онамоналонтона; евреи, в общем-то, ожидали возвращения Адама в качестве мирского правителя. В Вавилоне легенда об Адаме, представление о сыне Бога, связующем звене между человеком и Богом, воплотилась в боге Мардуке. После появления на земле Адама представление о так называемых сынах Бога широко распространилось среди рас мира.

92:5.6 (1008.8) Many races have conceived of their leaders as being born of virgins; their careers are liberally sprinkled with miraculous episodes, and their return is always expected by their respective groups. In central Asia the tribesmen still look for the return of Genghis Khan; in Tibet, China, and India it is Buddha; in Islam it is Mohammed; among the Amerinds it was Hesunanin Onamonalonton; with the Hebrews it was, in general, Adam’s return as a material ruler. In Babylon the god Marduk was a perpetuation of the Adam legend, the son-of-God idea, the connecting link between man and God. Following the appearance of Adam on earth, so-called sons of God were common among the world races.

    Но независимо от того суеверного трепета, который они часто вызывали, очевидно, что личности этих учителей были временными точками опоры, необходимыми для рычагов истины откровения, чтобы развивать мораль, философию и религию человечества.

92:5.7 (1009.1) But regardless of the superstitious awe in which they were often held, it remains a fact that these teachers were the temporal personality fulcrums on which the levers of revealed truth depended for the advancement of the morality, philosophy, and religion of mankind.

    На протяжении длившейся миллионы лет истории Урантии существовали сотни и сотни религиозных лидеров, от Онагара до Гуру Нанака. За это время было много подъемов и спадов религиозной истины и духовной веры, и каждый раз расцвет урантийской религии был изначально связан с жизнью и учениями какого-нибудь религиозного лидера. Говоря об учителях недавних времен, может быть, полезно сгруппировать их в соответствии с семью основными религиозными эпохами на Урантии после Адама:

92:5.8 (1009.2) There have been hundreds upon hundreds of religious leaders in the million-year human history of Urantia from Onagar to Guru Nanak. During this time there have been many ebbs and flows of the tide of religious truth and spiritual faith, and each renaissance of Urantian religion has, in the past, been identified with the life and teachings of some religious leader. In considering the teachers of recent times, it may prove helpful to group them into the seven major religious epochs of post-Adamic Urantia:

    1. Сифитский период. Сифитские священники, возрожденные под руководством Амосада, стали великими учителями эпохи после Адама. Они осуществляли свою деятельность во всех землях Андитов, и дольше всего их влияние сохранялось у греков, шумеров и индусов. У последних они продолжают существовать до настоящего времени как брахманы индуистской религии. Сифиты и их последователи никогда до конца не забывали раскрытого Адамом понятия о Троице.

92:5.9 (1009.3) 1. The Sethite period. The Sethite priests, as regenerated under the leadership of Amosad, became the great post-Adamic teachers. They functioned throughout the lands of the Andites, and their influence persisted longest among the Greeks, Sumerians, and Hindus. Among the latter they have continued to the present time as the Brahmans of the Hindu faith. The Sethites and their followers never entirely lost the Trinity concept revealed by Adam.

    2. Эра миссионеров-Мелхиседеков. Религия Урантии была возрождена, в огромной степени, усилиями тех учителей, которым эту миссию поручил Махивента Мелхиседек, когда он жил и учил в Салеме почти за две тысячи лет до нашей эры. Эти миссионеры провозглашали, что благосклонность Бога завоевывается верой, и их учения, хотя и не привели непосредственно к появлению каких-либо религий, тем не менее, заложили фундамент, на котором последующим учителям истины предстояло создавать религии Урантии.

92:5.10 (1009.4) 2. Era of the Melchizedek missionaries. Urantia religion was in no small measure regenerated by the efforts of those teachers who were commissioned by Machiventa Melchizedek when he lived and taught at Salem almost two thousand years before Christ. These missionaries proclaimed faith as the price of favor with God, and their teachings, though unproductive of any immediately appearing religions, nevertheless formed the foundations on which later teachers of truth were to build the religions of Urantia.

    3. Эпоха после Мелхиседека. Хотя в этот период учили и Аменемоп, и Эхнатон, но выдающимся религиозным гением эпохи после Мелхиседека был предводитель группы бедуинов Леванта и основатель еврейской религии — Моисей. Моисей учил монотеизму. Он говорил: «Услышь, о Израиль, Господь наш Бог един». «Господь есть Бог. Нет другого, кроме него». Он упорно стремился искоренить остатки культа призраков у своего народа, введя даже смертную казнь для совершающих его обряды. Монотеизм Моисея был искажен его последователями, но в более поздние времена они вернулись ко многим его учениям. Величие Моисея — в его мудрости и дальновидности. У других людей были и более великие концепции Бога, но ни один человек не смог настолько успешно склонить большое число людей принять такие передовые верования.

92:5.11 (1009.5) 3. The post-Melchizedek era. Though Amenemope and Ikhnaton both taught in this period, the outstanding religious genius of the post-Melchizedek era was the leader of a group of Levantine Bedouins and the founder of the Hebrew religion — Moses. Moses taught monotheism. Said he: “Hear, O Israel, the Lord our God is one God.” “The Lord he is God. There is none beside him.” He persistently sought to uproot the remnants of the ghost cult among his people, even prescribing the death penalty for its practitioners. The monotheism of Moses was adulterated by his successors, but in later times they did return to many of his teachings. The greatness of Moses lies in his wisdom and sagacity. Other men have had greater concepts of God, but no one man was ever so successful in inducing large numbers of people to adopt such advanced beliefs.

    4. Шестой век до н. э. Многие стали возвещать истину в этом столетии, одном из самых великих веков религиозного пробуждения, которые только видела Урантия. Из их числа следует отметить Гаутаму, Конфуция, Лао Цзы, Зороастра и учителей джайнизма. Учения Гаутамы широко распространились в Азии, и миллионы людей почитают его как Будду. Конфуций был для китайской морали тем же, чем Платон — для греческой философии, и хотя учения и того, и другого оказали влияние на религию, ни один из них, строго говоря, не был религиозным учителем; в Дао у Лао Цзы больше Бога, чем в гуманизме Конфуция или в идеализме Платона. Зороастр, хотя он и испытал сильное влияние широко распространенной концепции двойственного спиритизма, хорошего и плохого, в то же время, несомненно, возвысил идею одного вечного Божества и конечной победы света над тьмой.

92:5.12 (1009.6) 4. The sixth century before Christ. Many men arose to proclaim truth in this, one of the greatest centuries of religious awakening ever witnessed on Urantia. Among these should be recorded Gautama, Confucius, Lao-tse, Zoroaster, and the Jainist teachers. The teachings of Gautama have become widespread in Asia, and he is revered as the Buddha by millions. Confucius was to Chinese morality what Plato was to Greek philosophy, and while there were religious repercussions to the teachings of both, strictly speaking, neither was a religious teacher; Lao-tse envisioned more of God in Tao than did Confucius in humanity or Plato in idealism. Zoroaster, while much affected by the prevalent concept of dual spiritism, the good and the bad, at the same time definitely exalted the idea of one eternal Deity and of the ultimate victory of light over darkness.

    5. Первый век н. э. Как религиозный лидер Иисус из Назарета начал с культа, основанного Иоанном Крестителем, и развил его, уводя, насколько мог, от существующих запретов и форм. Помимо Иисуса, величайшими учителями этой эпохи были Павел Тарсянин и Филон Александрийский. Их религиозные воззрения сыграли определяющую роль в эволюции веры, носящей имя Христа.

92:5.13 (1010.1) 5. The first century after Christ. As a religious teacher, Jesus of Nazareth started out with the cult which had been established by John the Baptist and progressed as far as he could away from fasts and forms. Aside from Jesus, Paul of Tarsus and Philo of Alexandria were the greatest teachers of this era. Their concepts of religion have played a dominant part in the evolution of that faith which bears the name of Christ.

    6. Шестой век н. э. Магомет основал религию, которая превосходила многие вероисповедания того времени. Она явилась выражением протеста против социальных требований религий иноземцев и против неупорядоченности религиозной жизни его собственного народа.

92:5.14 (1010.2) 6. The sixth century after Christ. Mohammed founded a religion which was superior to many of the creeds of his time. His was a protest against the social demands of the faiths of foreigners and against the incoherence of the religious life of his own people.

    7. Пятнадцатый век н. э. Этот период стал свидетелем двух религиозных движений: подрыва единства христианства на Западе и синтеза новой религии на Востоке. В Европе узаконенное христианство достигло такой степени негибкости, что дальнейшее его развитие стало несовместимо с единством. На Востоке Нанак и его последователи осуществили синтез учений ислама, индуизма и буддизма, создав сикхизм, одну из наиболее развитых религий Азии.

92:5.15 (1010.3) 7. The fifteenth century after Christ. This period witnessed two religious movements: the disruption of the unity of Christianity in the Occident and the synthesis of a new religion in the Orient. In Europe institutionalized Christianity had attained that degree of inelasticity which rendered further growth incompatible with unity. In the Orient the combined teachings of Islam, Hinduism, and Buddhism were synthesized by Nanak and his followers into Sikhism, one of the most advanced religions of Asia.

    Для будущего Урантии, несомненно, будет характерно появление учителей религиозной истины — Отцовства Бога и братства всех творений. Но надо надеяться, что страстные и искренние усилия этих будущих пророков будут направлены не столько на укрепление межрелигиозных барьеров, сколько на упрочение основанного на духовной вере религиозного братства многочисленных приверженцев различных интеллектуальных теологий, которые так характерны для Урантии, принадлежащей к системе Сатании.

92:5.16 (1010.4) The future of Urantia will doubtless be characterized by the appearance of teachers of religious truth — the Fatherhood of God and the fraternity of all creatures. But it is to be hoped that the ardent and sincere efforts of these future prophets will be directed less toward the strengthening of interreligious barriers and more toward the augmentation of the religious brotherhood of spiritual worship among the many followers of the differing intellectual theologies which so characterize Urantia of Satania.

6. Составные религии   

6. The Composite Religions

    Религии Урантии двадцатого века дают интересный материал для исследования социальной эволюции тяги человека к богопочитанию. Многие вероисповедания очень мало изменились со времен культа призраков. Африканские пигмеи не имеют единых религиозных ритуалов, хотя некоторые из них, отчасти, верят в существование мира духов. Они до сих пор остаются на том же уровне, на каком находился первобытный человек в начале эволюции религии. В примитивной религии основной была вера в продолжение существования в посмертии. Идея поклонения личностному Богу — признак высокого уровня эволюционного развития, даже первой стадии откровения. У даяков возникли лишь самые примитивные религиозные ритуалы. У эскимосов и американских индейцев в обозримом прошлом были очень скудные представления о Боге; они верили в призраков и имели нечеткое понятие о каком-то продолжении существования в посмертии. У современных австралийских аборигенов есть только страх перед призраками, боязнь темноты и довольно примитивное почитание предков. У зулусов еще только развивается религия, основанная на страхе перед призраками и принесении жертв. Многие африканские племена не прошли еще стадию фетишей в своем религиозном развитии, если не считать плодов миссионерской деятельности христиан и мусульман. Но некоторые этнические группы издавна придерживались идеи монотеизма, например, древние фракийцы, которые верили также и в бессмертие.

92:6.1 (1010.5) Twentieth-century Urantia religions present an interesting study of the social evolution of man’s worship impulse. Many faiths have progressed very little since the days of the ghost cult. The Pygmies of Africa have no religious reactions as a class, although some of them believe slightly in a spirit environment. They are today just where primitive man was when the evolution of religion began. The basic belief of primitive religion was survival after death. The idea of worshiping a personal God indicates advanced evolutionary development, even the first stage of revelation. The Dyaks have evolved only the most primitive religious practices. The comparatively recent Eskimos and Amerinds had very meager concepts of God; they believed in ghosts and had an indefinite idea of survival of some sort after death. Present-day native Australians have only a ghost fear, dread of the dark, and a crude ancestor veneration. The Zulus are just evolving a religion of ghost fear and sacrifice. Many African tribes, except through missionary work of Christians and Mohammedans, are not yet beyond the fetish stage of religious evolution. But some groups have long held to the idea of monotheism, like the onetime Thracians, who also believed in immortality.

    На Урантии эволюционная религия и религия откровения развиваются параллельно, взаимодействуя и образуя, таким образом, разнообразные теологические системы, существующие в мире ко времени написания этих текстов. Эти религии, религии Урантии двадцатого века, можно перечислить в следующем порядке:

92:6.2 (1010.6) On Urantia, evolutionary and revelatory religion are progressing side by side while they blend and coalesce into the diversified theologic systems found in the world in the times of the inditement of these papers. These religions, the religions of twentieth-century Urantia, may be enumerated as follows:

    1. Индуизм — самый древний.

92:6.3 (1011.1) 1. Hinduism — the most ancient.

    2. Иудаизм.

92:6.4 (1011.2) 2. The Hebrew religion.

    3. Буддизм.

92:6.5 (1011.3) 3. Buddhism.

    4. Конфуцианство.

92:6.6 (1011.4) 4. The Confucian teachings.

    5. Даосизм.

92:6.7 (1011.5) 5. The Taoist beliefs.

    6. Зороастризм.

92:6.8 (1011.6) 6. Zoroastrianism.

    7. Шинтоизм.

92:6.9 (1011.7) 7. Shinto.

    8. Джайнизм.

92:6.10 (1011.8) 8. Jainism.

    9. Христианство.

92:6.11 (1011.9) 9. Christianity.

    10. Ислам.

92:6.12 (1011.10) 10. Islam.

    11. Сикхизм — самый поздний.

92:6.13 (1011.11) 11. Sikhism — the most recent.

    Самыми развитыми религиями древних времен были иудаизм и индуизм, и каждая из них оказала огромное влияние на весь ход религиозного развития, соответственно, на Западе и на Востоке. Как индусы, так и евреи, верили, что их религия ниспослана свыше и является религией откровения, а все остальные религии представляют собой искажения единственно истинной веры.

92:6.14 (1011.12) The most advanced religions of ancient times were Judaism and Hinduism, and each respectively has greatly influenced the course of religious development in Orient and Occident. Both Hindus and Hebrews believed that their religions were inspired and revealed, and they believed all others to be decadent forms of the one true faith.

    Население Индии состоит из индуистов, сикхов, мусульман и джайнов, и приверженцы каждой из этих религий имеют свои, отличные от других, представления о Боге, человеке и вселенной. В Китае придерживаются даосских и конфуцианских учений; шинтоизм почитают в Японии.

92:6.15 (1011.13) India is divided among Hindu, Sikh, Mohammedan, and Jain, each picturing God, man, and the universe as these are variously conceived. China follows the Taoist and the Confucian teachings; Shinto is revered in Japan.

    К числу великих мировых, межрасовых религий относятся иудаизм, буддизм, христианство и ислам. Буддизм распространен от Цейлона и Бирмы до Тибета, Китая и Японии. Он обнаружил способность адаптироваться к национальным нравам многих народов, и в этом отношении с ним может сравниться только христианство.

92:6.16 (1011.14) The great international, interracial faiths are the Hebraic, Buddhist, Christian, and Islamic. Buddhism stretches from Ceylon and Burma through Tibet and China to Japan. It has shown an adaptability to the mores of many peoples that has been equaled only by Christianity.

    Иудаизм содержит философский переход от политеизма к монотеизму; он являет собой эволюционное звено между эволюционными религиями и религиями откровения. Иудеи оказались единственным западным народом, сменившим своих прежних эволюционных богов на религию откровения. Но эта истина не была широко принята вплоть до времен Исаии, который снова учил смешанному представлению о национальном божестве, соединенном с Творцом Всего Сущного: «О Господь сил небесных, Бог Израиля, ты — Бог, ты один; ты сотворил небеса и землю». Некогда надежда на продолжение существования западной цивилизации опиралась на возвышенные иудейские представления о добре и развитые греческие представления о красоте.

92:6.17 (1011.15) The Hebrew religion encompasses the philosophic transition from polytheism to monotheism; it is an evolutionary link between the religions of evolution and the religions of revelation. The Hebrews were the only western people to follow their early evolutionary gods straight through to the God of revelation. But this truth never became widely accepted until the days of Isaiah, who once again taught the blended idea of a racial deity combined with a Universal Creator: “O Lord of Hosts, God of Israel, you are God, even you alone; you have made heaven and earth.” At one time the hope of the survival of Occidental civilization lay in the sublime Hebraic concepts of goodness and the advanced Hellenic concepts of beauty.

    Христианская религия — это религия, созданная вокруг жизни и учений Христа, основанная на теологии иудаизма, позже видоизменившаяся в результате усвоения некоторых элементов зороастрийских учений и греческой философии, первоначально сформулированная тремя личностями: Филоном, Петром и Павлом. Со времени Павла она прошла много этапов эволюции и стала настолько западной, что многие неевропейские народы, вполне естественно, рассматривают христианство как чужую религию с чужим Богом и для чуждых им народов.

92:6.18 (1011.16) The Christian religion is the religion about the life and teachings of Christ based upon the theology of Judaism, modified further through the assimilation of certain Zoroastrian teachings and Greek philosophy, and formulated primarily by three individuals: Philo, Peter, and Paul. It has passed through many phases of evolution since the time of Paul and has become so thoroughly Occidentalized that many non-European peoples very naturally look upon Christianity as a strange revelation of a strange God and for strangers.

    Ислам является культурно-религиозным связующим звеном между Северной Африкой, Левантом и Юго-Восточной Азией. Еврейская теология в сочетании с более поздними христианскими учениями обусловили монотеизм ислама. Учение о Троице оказалось камнем преткновения для последователей Магомета; они не смогли понять доктрину об одном Божестве в трех божественных личностях. Всегда трудно добиться, чтобы эволюционные умы вдруг приняли высокие истины откровения. Человек — эволюционное творение и должен обретать свою религию, в основном, эволюционным путем.

92:6.19 (1011.17) Islam is the religio-cultural connective of North Africa, the Levant, and southeastern Asia. It was Jewish theology in connection with the later Christian teachings that made Islam monotheistic. The followers of Mohammed stumbled at the advanced teachings of the Trinity; they could not comprehend the doctrine of three divine personalities and one Deity. It is always difficult to induce evolutionary minds suddenly to accept advanced revealed truth. Man is an evolutionary creature and in the main must get his religion by evolutionary techniques.

    Почитание предков некогда знаменовало собой несомненный прогресс в религиозной эволюции, но поразительно и достойно сожаления то, что эта примитивная идея до сих пор сохраняется в Китае, Японии и Индии, при том, что там существует множество относительно более прогрессивных явлений, в частности, буддизм и индуизм. На Западе из почитания предков развилось поклонение национальным богам и уважение к национальным героям. В двадцатом веке эта националистическая религия, связанная с почитанием героев, проявляется в виде различного радикального и националистического секуляризма, характерного для многих западных народов и наций. Таких же воззрений, в значительной степени, придерживаются и в крупных университетах, и больших индустриальных городах англоязычных стран. Не слишком отличается от этих концепций и идея, что религия — это просто «коллективные поиски благой жизни». «Национальные религии» есть не что иное, как возврат к древнему римскому поклонению императору и к шинтоизму — поклонению императорскому роду.

92:6.20 (1012.1) Ancestor worship onetime constituted a decided advance in religious evolution, but it is both amazing and regrettable that this primitive concept persists in China, Japan, and India amidst so much that is relatively more advanced, such as Buddhism and Hinduism. In the Occident, ancestor worship developed into the veneration of national gods and respect for racial heroes. In the twentieth century this hero-venerating nationalistic religion makes its appearance in the various radical and nationalistic secularisms which characterize many races and nations of the Occident. Much of this same attitude is also found in the great universities and the larger industrial communities of the English-speaking peoples. Not very different from these concepts is the idea that religion is but “a shared quest of the good life.” The “national religions” are nothing more than a reversion to the early Roman emperor worship and to Shinto — worship of the state in the imperial family.

7. Дальнейшая эволюция религии   

7. The Further Evolution of Religion

    Религия никогда не может стать научным фактом. Философия, действительно, может опираться на научный фундамент, но религия всегда будет результатом или эволюции, или откровения, или же различным сочетанием того и другого, как это и есть сегодня в мире.

92:7.1 (1012.2) Religion can never become a scientific fact. Philosophy may, indeed, rest on a scientific basis, but religion will ever remain either evolutionary or revelatory, or a possible combination of both, as it is in the world today.

    Нельзя изобрести новые религии; они возникают в результате или эволюции, или внезапного откровения. Все новые эволюционные религии — это просто более развитые формы старых верований, результат их адаптации и приспособления к новым условиям. Старое не перестает существовать; оно сливается с новым, как в случае со сикхизмом, который появился и расцвел на почве и из форм индуизма, буддизма, ислама и других современных культов. Примитивная религия была очень демократичной; дикарь легко заимствовал и давал. Только с возникновением религии откровения появляется автократичный и нетерпимый теологический эгоцентризм.

92:7.2 (1012.3) New religions cannot be invented; they are either evolved, or else they are suddenly revealed. All new evolutionary religions are merely advancing expressions of the old beliefs, new adaptations and adjustments. The old does not cease to exist; it is merged with the new, even as Sikhism budded and blossomed out of the soil and forms of Hinduism, Buddhism, Islam, and other contemporary cults. Primitive religion was very democratic; the savage was quick to borrow or lend. Only with revealed religion did autocratic and intolerant theologic egotism appear.

    Все многочисленные религии Урантии хороши в той степени, в какой они приводят человека к Богу и к осознанию Отца. Любая группа верующих впадает в заблуждение, когда считает, что ее вера — это Истина; такие взгляды свидетельствуют скорее о теологическом высокомерии, чем о твердой вере. На Урантии нет такой религии, которая не могла бы с пользой для себя изучать и воспринимать лучшие из истин, содержащихся в любом другом вероисповедании, ибо истина содержится во всех. Верующие поступали бы лучше, если бы заимствовали самое лучшее из живой духовной веры своих соседей вместо того, чтобы осуждать худшие из сохранившихся у них суеверий и отживших ритуалов.

92:7.3 (1012.4) The many religions of Urantia are all good to the extent that they bring man to God and bring the realization of the Father to man. It is a fallacy for any group of religionists to conceive of their creed as The Truth; such attitudes bespeak more of theological arrogance than of certainty of faith. There is not a Urantia religion that could not profitably study and assimilate the best of the truths contained in every other faith, for all contain truth. Religionists would do better to borrow the best in their neighbors’ living spiritual faith rather than to denounce the worst in their lingering superstitions and outworn rituals.

    Все эти религии возникли вследствие различия интеллектуальных реакций человека на одно и то же духовное водительство. Нет надежды, что они когда-либо достигнут единообразия вероучений, догматов и ритуалов — это интеллектуальная сфера; но они могут и когда-нибудь достигнут единения в истинном почитании Отца всех, ибо это сфера духовная, и вовеки истинно, что в духе все люди равны.

92:7.4 (1012.5) All these religions have arisen as a result of man’s variable intellectual response to his identical spiritual leading. They can never hope to attain a uniformity of creeds, dogmas, and rituals — these are intellectual; but they can, and some day will, realize a unity in true worship of the Father of all, for this is spiritual, and it is forever true, in the spirit all men are equal.

    Примитивная религия была, главным образом, осознанием материальных ценностей, но цивилизация возвышает религиозные ценности, ибо истинная религия — это посвящение себя служению самым значительным и верховным ценностям. С развитием религии этика становится философией морали, а мораль становится самодисциплиной в соответствии с нормами высочайших значений и верховных ценностей — божественных и духовных идеалов. Религия становится спонтанным и совершенным посвящением себя, становится живым опытом верности в любви.

92:7.5 (1012.6) Primitive religion was largely a material-value consciousness, but civilization elevates religious values, for true religion is the devotion of the self to the service of meaningful and supreme values. As religion evolves, ethics becomes the philosophy of morals, and morality becomes the discipline of self by the standards of highest meanings and supreme values — divine and spiritual ideals. And thus religion becomes a spontaneous and exquisite devotion, the living experience of the loyalty of love.

    Показателями качества религии являются:

92:7.6 (1013.1) The quality of a religion is indicated by:

    1. Уровень ценностей — чему предан верующий.

92:7.7 (1013.2) 1. Level of values — loyalties.

    2. Глубина значений — способность человека идеалистично воспринимать эти высшие ценности.

92:7.8 (1013.3) 2. Depth of meanings — the sensitization of the individual to the idealistic appreciation of these highest values.

    3. Сила посвящения — степень преданности этим божественным ценностям.

92:7.9 (1013.4) 3. Consecration intensity — the degree of devotion to these divine values.

    4. Беспрепятственное движение личности вперед по этому космическому пути идеалистической духовной жизни, осуществления своего сыновства по отношению к Богу и вечного, и бесконечного поступательного обретения гражданства во вселенной.

92:7.10 (1013.5) 4. The unfettered progress of the personality in this cosmic path of idealistic spiritual living, realization of sonship with God and never-ending progressive citizenship in the universe.

    Религиозные значения развиваются в сознании ребенка, когда он переносит свои представления о всемогуществе с родителей на Бога. И весь религиозный опыт такого ребенка во многом зависит от того, преобладал ли в его отношениях с родителями страх или же любовь. Рабам всегда было особенно трудно трансформировать свой страх перед хозяином в идею божественной любви. Цивилизация, наука и развитая религия должны освободить человечество от этих страхов, родившихся из ужаса перед явлениями природы. И так же большая просвещенность должна освободить образованных смертных от всякой зависимости от посредников при общении с Божеством.

92:7.11 (1013.6) Religious meanings progress in self-consciousness when the child transfers his ideas of omnipotence from his parents to God. And the entire religious experience of such a child is largely dependent on whether fear or love has dominated the parent-child relationship. Slaves have always experienced great difficulty in transferring their master-fear into concepts of God-love. Civilization, science, and advanced religions must deliver mankind from those fears born of the dread of natural phenomena. And so should greater enlightenment deliver educated mortals from all dependence on intermediaries in communion with Deity.

    Неизбежно существование этих промежуточных этапов идолопоклоннических колебаний при переходе от поклонения человеческому и видимому к поклонению божественному и невидимому, но эти этапы могут быть сокращены, если осознать, что облегчению этого перехода служит пребывающий внутри человека божественный дух. Тем не менее, глубокое влияние на человека оказывает не только его представление о Божестве, но и образ избранных и почитаемых им героев. Очень жаль, что почитатели божественного и воскресшего Христа не замечают человека — храброго и мужественного героя — Иешуа бен Иосифа.

92:7.12 (1013.7) These intermediate stages of idolatrous hesitation in the transfer of veneration from the human and the visible to the divine and invisible are inevitable, but they should be shortened by the consciousness of the facilitating ministry of the indwelling divine spirit. Nevertheless, man has been profoundly influenced, not only by his concepts of Deity, but also by the character of the heroes whom he has chosen to honor. It is most unfortunate that those who have come to venerate the divine and risen Christ should have overlooked the man — the valiant and courageous hero — Joshua ben Joseph.

    Современный человек в достаточной мере обладает религиозным сознанием, но его религиозные обычаи подрываются и ставятся под сомнение ускоренными преобразованиями в обществе и беспрецедентным развитием науки. Думающие мужчины и женщины хотят пересмотра религии, и эта потребность заставит религию произвести переоценку собственных ценностей

92:7.13 (1013.8) Modern man is adequately self-conscious of religion, but his worshipful customs are confused and discredited by his accelerated social metamorphosis and unprecedented scientific developments. Thinking men and women want religion redefined, and this demand will compel religion to re-evaluate itself.

    Перед современным человеком встает задача в течение одного поколения внести больше изменений в систему человеческих ценностей, чем было внесено за две тысячи лет. И все это оказывает влияние на отношение в обществе к религии, поскольку религия — это образ жизни, равно как и способ мышления.

92:7.14 (1013.9) Modern man is confronted with the task of making more readjustments of human values in one generation than have been made in two thousand years. And this all influences the social attitude toward religion, for religion is a way of living as well as a technique of thinking.

    Истинная религия всегда должна быть одновременно незыблемой основой и путеводной звездой для всех устойчивых цивилизаций.

92:7.15 (1013.10) True religion must ever be, at one and the same time, the eternal foundation and the guiding star of all enduring civilizations.

    [Представлено Мелхиседеком из Небадона.]

92:7.16 (1013.11) [Presented by a Melchizedek of Nebadon.]





Back to Top