Книга Урантии - Текст 90
Шаманизм — знахари и жрецы

Книга Урантии      

Чст III. История Урантии



    Эволюция религиозных ритуалов двигалась от умиротворения, уклонения, экзорцизма, принуждения, примирения и умилостивления к жертвоприношению, искуплению и спасению. Религиозный ритуал развивался от форм примитивного культа к фетишам и далее к магии и чудесам; и по мере того, как ритуал становился все сложнее вследствие усложнения представлений человека о сверхчеловеческих сферах, в нем неизбежно стали играть главенствующую роль знахари, шаманы и жрецы.

90:0.1 (986.1) THE evolution of religious observances progressed from placation, avoidance, exorcism, coercion, conciliation, and propitiation to sacrifice, atonement, and redemption. The technique of religious ritual passed from the forms of the primitive cult through fetishes to magic and miracles; and as ritual became more complex in response to man’s increasingly complex concept of the supermaterial realms, it was inevitably dominated by medicine men, shamans, and priests.

    Согласно развивающимся представлениям примитивного человека, постепенно сформировалось убеждение, что духовный мир не обращает внимание на простого смертного. Только молитвам избранных смертных внемлют боги; только необыкновенные мужчина или женщина могут быть услышаны духами. Религия, таким образом, входит в новую фазу — она постепенно начинает восприниматься «из вторых рук»; между адептом религии и объектом поклонения всегда как посредник выступает знахарь, шаман или священник. И в настоящее время большинство существующих систем религиозных верований проходят через эту ступень эволюционного развития.

90:0.2 (986.2) In the advancing concepts of primitive man the spirit world was eventually regarded as being unresponsive to the ordinary mortal. Only the exceptional among humans could catch the ear of the gods; only the extraordinary man or woman would be heard by the spirits. Religion thus enters upon a new phase, a stage wherein it gradually becomes secondhanded; always does a medicine man, a shaman, or a priest intervene between the religionist and the object of worship. And today most Urantia systems of organized religious belief are passing through this level of evolutionary development.

    Эволюционная религия родилась из обыкновенного и всепоглощающего страха, который охватывает человеческий разум, когда тот сталкивается с неизвестным, необъяснимым и непостижимым. Со временем религия достигает чрезвычайно ясного осознания всеобъемлющей любви, любви, которая непреодолимо охватывает человеческую душу, когда та пробуждается к пониманию безграничной любви Отца Всего Сущего к сыновьям вселенной. Но между началом и завершением религиозной эволюции лежит долгая эпоха шаманов, которые позволяют себе стоять между человеком и Богом в качестве посредников, толкователей и ходатаев.

90:0.3 (986.3) Evolutionary religion is born of a simple and all-powerful fear, the fear which surges through the human mind when confronted with the unknown, the inexplicable, and the incomprehensible. Religion eventually achieves the profoundly simple realization of an all-powerful love, the love which sweeps irresistibly through the human soul when awakened to the conception of the limitless affection of the Universal Father for the sons of the universe. But in between the beginning and the consummation of religious evolution, there intervene the long ages of the shamans, who presume to stand between man and God as intermediaries, interpreters, and intercessors.

1. Первые шаманы — знахари   

1. The First Shamans — The Medicine Men

    Шаман был колдуном, занимающим высокое положение, ритуальным человеком-фетишем и центральной фигурой всех обрядов эволюционной религии. У многих племен шаман стоял выше военного вождя, что знаменовало начало господства церкви над государством. Иногда шаман исполнял роль жреца и даже жреца-царя. Впоследствии у некоторых племен были как шаманы-колдуны (провидцы), так и появившиеся позже шаманы-жрецы. И во многих случаях звание шамана передавалось по наследству.

90:1.1 (986.4) The shaman was the ranking medicine man, the ceremonial fetishman, and the focus personality for all the practices of evolutionary religion. In many groups the shaman outranked the war chief, marking the beginning of the church domination of the state. The shaman sometimes functioned as a priest and even as a priest-king. Some of the later tribes had both the earlier shaman-medicine men (seers) and the later appearing shaman-priests. And in many cases the office of shaman became hereditary.

    Поскольку в древние времена все ненормальное приписывалось одержимости духами, любое заметное отклонение от психической или физической нормы квалифицировалось как признак способности быть знахарем. Многие из таких мужчин страдали эпилепсией, многие из женщин — истерией, и этими двумя типами объяснялась большая часть древних озарений, равно как и случаев одержимости духами и дьяволами. Немалое число этих первых жрецов относились к такому типу, который позже стали именовать параноиками.

90:1.2 (986.5) Since in olden times anything abnormal was ascribed to spirit possession, any striking mental or physical abnormality constituted qualification for being a medicine man. Many of these men were epileptic, many of the women hysteric, and these two types accounted for a good deal of ancient inspiration as well as spirit and devil possession. Quite a few of these earliest of priests were of a class which has since been denominated paranoiac.

    Хотя в малозначительных случаях они, возможно, и прибегали к обману, но огромное большинство шаманов верили в факт своей одержимости духами. Женщины, которые могли вводить себя в состояние транса или каталепсии, становились могущественными шаманами; позже такие женщины считались пророчицами и спиритическими медиумами. Обычно их каталептический транс сопровождался якобы общением с духами умерших. Многие из женщин-шаманов были также профессиональными танцовщицами.

90:1.3 (987.1) While they may have practiced deception in minor matters, the great majority of the shamans believed in the fact of their spirit possession. Women who were able to throw themselves into a trance or a cataleptic fit became powerful shamanesses; later, such women became prophets and spirit mediums. Their cataleptic trances usually involved alleged communications with the ghosts of the dead. Many female shamans were also professional dancers.

    Но не все шаманы пребывали в самозаблуждении; многие были ловкими и искусными обманщиками. С развитием этого ремесла, чтобы стать знахарем, новичку уже было необходимо пройти десятилетний период ученичества, полный тягот и самоотречения. Шаманы выработали профессиональную манеру одеваться и нарочито таинственный стиль поведения. Они часто пользовались наркотическими средствами, чтобы вызвать определенные физические состояния, которые могли произвести впечатление и заинтриговать соплеменников. Ловкость рук воспринималась простым народом как сверхъестественное, и хитроумные жрецы первыми стали пользоваться чревовещанием. Многие из древних шаманов случайно открыли для себя гипноз; другие занимались самогипнозом, долго и пристально глядя на свой пупок.

90:1.4 (987.2) But not all shamans were self-deceived; many were shrewd and able tricksters. As the profession developed, a novice was required to serve an apprenticeship of ten years of hardship and self-denial to qualify as a medicine man. The shamans developed a professional mode of dress and affected a mysterious conduct. They frequently employed drugs to induce certain physical states which would impress and mystify the tribesmen. Sleight-of-hand feats were regarded as supernatural by the common folk, and ventriloquism was first used by shrewd priests. Many of the olden shamans unwittingly stumbled onto hypnotism; others induced autohypnosis by prolonged staring at their navels.

    Хотя многие и прибегали к таким трюкам и обманам, их репутация как касты, по большому счету, держалась на несомненных достижениях. Когда шаман терпел неудачу и не мог правдоподобно оправдаться, то его или прогоняли с должности, или убивали. Таким образом, честные шаманы быстро погибали; выживали только искусные актеры.

90:1.5 (987.3) While many resorted to these tricks and deceptions, their reputation as a class, after all, stood on apparent achievement. When a shaman failed in his undertakings, if he could not advance a plausible alibi, he was either demoted or killed. Thus the honest shamans early perished; only the shrewd actors survived.

    Именно шаманизм забрал полновластное руководство делами племени из рук старых и сильных, передав его в руки ловких, умных и дальновидных.

90:1.6 (987.4) It was shamanism that took the exclusive direction of tribal affairs out of the hands of the old and the strong and lodged it in the hands of the shrewd, the clever, and the farsighted.

2. Практика шаманизма   

2. Shamanistic Practices

    Заклинание духов было очень точной и чрезвычайно сложной процедурой, сравнимой с современными церковными обрядами, проводимыми на древнем языке. Человеческий род очень рано стал искать сверхчеловеческой помощи, откровения; и люди верили, что шаманы действительно получают такие откровения. Хотя шаманы в своей деятельности использовали огромную силу внушения, это внушение почти неизменно носило негативный характер; только в относительно недавние времена стали прибегать к технике позитивного внушения. На раннем этапе становления своего ремесла шаманы специализировались в таких занятиях, как вызывание дождя, исцеление болезней и расследование преступлений. Однако главное для знахаря было не исцелять болезни, а предугадывать опасности жизни и предотвращать их.

90:2.1 (987.5) Spirit conjuring was a very precise and highly complicated procedure, comparable to present-day church rituals conducted in an ancient tongue. The human race very early sought for superhuman help, for revelation; and men believed that the shaman actually received such revelations. While the shamans utilized the great power of suggestion in their work, it was almost invariably negative suggestion; only in very recent times has the technique of positive suggestion been employed. In the early development of their profession the shamans began to specialize in such vocations as rain making, disease healing, and crime detecting. To heal diseases was not, however, the chief function of a shamanic medicine man; it was, rather, to know and to control the hazards of living.

    Древняя черная магия, как религиозная, так и светская, называлась белой магией, когда ею занимались жрецы, провидцы, шаманы или знахари. Занимающихся черной магией называли кудесниками, волшебниками, магами, ведьмами, чародеями, колдунами, заклинателями и ворожеями. С течением времени всякое такое якобы соприкосновение со сверхъестественным стало квалифицироваться или как ведьмовство, или как шаманство.

90:2.2 (987.6) Ancient black art, both religious and secular, was called white art when practiced by either priests, seers, shamans, or medicine men. The practitioners of the black art were called sorcerers, magicians, wizards, witches, enchanters, necromancers, conjurers, and soothsayers. As time passed, all such purported contact with the supernatural was classified either as witchcraft or shamancraft.

    Колдовство включало в себя маги ю, творимую с помощью древних, неправильных и непризнанных духов; шаманство подразумевало чудеса, творимые принятыми духами и признанными богами племени. В более поздние времена ведьма стала ассоциироваться с дьяволом, и, таким образом, сформировались предпосылки для многочисленных относительно недавних проявлений религиозной нетерпимости. Колдовство было религией у многих примитивных племен.

90:2.3 (987.7) Witchcraft embraced the magic performed by earlier, irregular, and unrecognized spirits; shamancraft had to do with miracles performed by regular spirits and recognized gods of the tribe. In later times the witch became associated with the devil, and thus was the stage set for the many comparatively recent exhibitions of religious intolerance. Witchcraft was a religion with many primitive tribes.

    Шаманы безоговорочно верили в то, что случайности открывают волю духов; они часто бросали жребий, чтобы принять решение. В настоящее время эта страсть бросать жребий находит выражение не только в многочисленных азартных играх, но и во всем известных считалочках. Некогда человек, на котором останавливался счет, должен был умереть; теперь он только водит в какой-нибудь детской игре. То, что было серьезным делом для древнего человека, сохранилось как забава у современных детей.

90:2.4 (987.8) The shamans were great believers in the mission of chance as revelatory of the will of the spirits; they frequently cast lots to arrive at decisions. Modern survivals of this proclivity for casting lots are illustrated, not only in the many games of chance, but also in the well-known “counting-out” rhymes. Once, the person counted out must die; now, he is only it in some childish game. That which was serious business to primitive man has survived as a diversion of the modern child.

    Знахарь чрезвычайно доверял знакам и знамениям, таким как: «Когда вы услышите шелест верхушек тутовых деревьев, тогда вам следует энергично браться за дело». На заре человеческой истории шаманы обратили внимание на звезды. Во всем мире верили в примитивную астрологию и занимались ею; повсеместно было распространено и толкование снов. Вслед за всем этим вскоре появились импульсивные женщины-шаманы, претендующие на умение общаться с духами умерших.

90:2.5 (988.1) The medicine men put great trust in signs and omens, such as, “When you hear the sound of a rustling in the tops of the mulberry trees, then shall you bestir yourself.” Very early in the history of the race the shamans turned their attention to the stars. Primitive astrology was a world-wide belief and practice; dream interpreting also became widespread. All this was soon followed by the appearance of those temperamental shamanesses who professed to be able to communicate with the spirits of the dead.

    Появившись в древние времена, вызыватели дождя, или шаманы погоды, существовали на протяжении всех эпох. Для древних земледельцев жестокая засуха означала смерть; одной из главных задач древней магии было управление погодой. Даже у цивилизованного человека погода все еще обычная тема для разговоров. Все древние народы верили в способность шамана вызывать дождь, но когда он терпел неудачу и не мог убедительно оправдаться, объясняя ее, то его, как правило, убивали.

90:2.6 (988.2) Though of ancient origin, the rain makers, or weather shamans, have persisted right on down through the ages. A severe drought meant death to the early agriculturists; weather control was the object of much ancient magic. Civilized man still makes the weather the common topic of conversation. The olden peoples all believed in the power of the shaman as a rain maker, but it was customary to kill him when he failed, unless he could offer a plausible excuse to account for the failure.

    Кесари вновь и вновь изгоняли астрологов, но те неизменно возвращались из-за массовой веры в их силу. Их невозможно было изгнать, и даже в шестнадцатом веке после Рождества Христа властители Западной церкви и государств покровительствовали астрологии. Тысячи, казалось бы, умных людей до сих пор верят, что человек может родиться под счастливой или несчастливой звездой; что расположение небесных светил определяет исход разных земных событий. Легковерные люди до сих пор покровительствуют предсказателям.

90:2.7 (988.3) Again and again did the Caesars banish the astrologers, but they invariably returned because of the popular belief in their powers. They could not be driven out, and even in the sixteenth century after Christ the directors of Occidental church and state were the patrons of astrology. Thousands of supposedly intelligent people still believe that one may be born under the domination of a lucky or an unlucky star; that the juxtaposition of the heavenly bodies determines the outcome of various terrestrial adventures. Fortunetellers are still patronized by the credulous.

    Греки верили в действенность совета оракула, китайцы пользовались магией для защиты от демонов, в Индии процветал шаманизм, который до сих пор распространен в Центральной Азии. Во многих местах на земле лишь недавно отказались от практики шаманизма.

90:2.8 (988.4) The Greeks believed in the efficacy of oracular advice, the Chinese used magic as protection against demons, shamanism flourished in India, and it still openly persists in central Asia. It is an only recently abandoned practice throughout much of the world.

    Время от времени появлялись истинные пророки и учителя, осуждавшие и разоблачавшие шаманизм. Даже у исчезающих красных людей в последние сто лет был такой пророк, Шони Тенскватава, предсказавший затмение солнца в 1808 году и осуждавший пороки белых. Много истинных учителей появлялось у разных племен и народов на протяжении долгих веков истории эволюции. И они вечно будут продолжать появляться, бросая вызов шаманам или священникам любых эпох, противодействующим всеобщему образованию и пытающимся мешать научному прогрессу.

90:2.9 (988.5) Ever and anon, true prophets and teachers arose to denounce and expose shamanism. Even the vanishing red man had such a prophet within the past hundred years, the Shawnee Tenskwatawa, who predicted the eclipse of the sun in 1806 and denounced the vices of the white man. Many true teachers have appeared among the various tribes and races all through the long ages of evolutionary history. And they will ever continue to appear to challenge the shamans or priests of any age who oppose general education and attempt to thwart scientific progress.

    Многими путями и хитроумными методами древние шаманы завоевали себе репутацию гласа Божия и стражей провидения. Они окропляли новорожденных водой и даровали им имена; они совершали обрезание мальчиков. Они руководили всеми похоронными церемониями и соответствующим образом сообщали о благополучном прибытии умерших в страну духов.

90:2.10 (988.6) In many ways and by devious methods the olden shamans established their reputations as voices of God and custodians of providence. They sprinkled the newborn with water and conferred names upon them; they circumcised the males. They presided over all burial ceremonies and made due announcement of the safe arrival of the dead in spiritland.

    Шаманы-жрецы и знахари часто становились очень богатыми, потому что накапливали получаемые различные вознаграждения, предназначенные якобы на пожертвования духам. Нередко у шамана сосредотачивалось практически все материальное богатство его племени. После смерти богатого человека было принято делить его собственность, отдавая треть шаману и треть на общественные или благотворительные нужды. Этот принцип до сих пор соблюдается в некоторых районах Тибета, где половина всего мужского населения принадлежит к этому непроизводительному классу.

90:2.11 (988.7) The shamanic priests and medicine men often became very wealthy through the accretion of their various fees which were ostensibly offerings to the spirits. Not infrequently a shaman would accumulate practically all the material wealth of his tribe. Upon the death of a wealthy man it was customary to divide his property equally with the shaman and some public enterprise or charity. This practice still obtains in some parts of Tibet, where one half the male population belongs to this class of nonproducers.

    Шаманы хорошо одевались и обычно имели по несколько жен; они были первыми аристократами, и на них не распространялись никакие племенные ограничения. Очень часто они не отличались высоким интеллектом и нравственностью. Они устраняли соперников, объявляя их или ведьмами, или чародеями, и сплошь и рядом обретали такое влияние и могущество, что могли управлять вождями или царями.

90:2.12 (989.1) The shamans dressed well and usually had a number of wives; they were the original aristocracy, being exempt from all tribal restrictions. They were very often of low-grade mind and morals. They suppressed their rivals by denominating them witches or sorcerers and very frequently rose to such positions of influence and power that they were able to dominate the chiefs or kings.

    Примитивный человек относился к шаману, как к неизбежному злу; он боялся его, но не любил. Древний человек уважал знание; он чтил мудрость и воздавал ей должное. Шаман был, в принципе, обманщиком, но поклонение шаманизму хорошо подтверждает, сколь ценной считалась мудрость в процессе эволюции человечества.

90:2.13 (989.2) Primitive man regarded the shaman as a necessary evil; he feared him but did not love him. Early man respected knowledge; he honored and rewarded wisdom. The shaman was mostly fraud, but the veneration for shamanism well illustrates the premium put upon wisdom in the evolution of the race.

3. Шаманистическая теория болезни и смерти   

3. The Shamanic Theory of Disease and Death

    Поскольку древний человек считал, что причуды призраков и капризы духов непосредственно воздействуют на него самого и его материальное окружение, не удивительно, что его религию так сильно интересовали материальные явления. Современный человек борется непосредственно с материальными проблемами; он сознает, что разумные действия оказывают влияние на материю. Точно так же и первобытный человек хотел изменить жизнь и даже управлять ею и энергиями физического мира; а поскольку ограниченное понимание космоса привело его к вере в то, что призраки, духи и боги лично и непосредственно во всех деталях управляют жизнью и материей, вполне логично, что он направлял свои усилия на то, чтобы обрести расположение и поддержку этих сверхчеловеческих сущностей.

90:3.1 (989.3) Since ancient man regarded himself and his material environment as being directly responsive to the whims of the ghosts and the fancies of the spirits, it is not strange that his religion should have been so exclusively concerned with material affairs. Modern man attacks his material problems directly; he recognizes that matter is responsive to the intelligent manipulation of mind. Primitive man likewise desired to modify and even to control the life and energies of the physical domains; and since his limited comprehension of the cosmos led him to the belief that ghosts, spirits, and gods were personally and immediately concerned with the detailed control of life and matter, he logically directed his efforts to winning the favor and support of these superhuman agencies.

    В свете сказанного многое из необъяснимого и иррационального в древних культах становится понятным. Культовые обряды были попыткой древнего человека управлять материальным миром, в котором он находился. И многие из его усилий были направлены на то, чтобы продлить жизнь и обеспечить себе здоровье. Поскольку все болезни и сама смерть первоначально считались явлениями, связанными с духами, шаманы неизбежно должны были быть не только знахарями и жрецами, но и врачами и хирургами.

90:3.2 (989.4) Viewed in this light, much of the inexplicable and irrational in the ancient cults is understandable. The ceremonies of the cult were primitive man’s attempt to control the material world in which he found himself. And many of his efforts were directed to the end of prolonging life and insuring health. Since all diseases and death itself were originally regarded as spirit phenomena, it was inevitable that the shamans, while functioning as medicine men and priests, should also have labored as doctors and surgeons.

    Примитивный разум человека страдал от нехватки практических знаний, но оставался логичным. Когда вдумчивые люди видели болезнь и смерть, они пытались определить причину этих кар, и, в соответствии со своим пониманием, шаманы и мудрецы выдвигали следующие причины таких бед:

90:3.3 (989.5) The primitive mind may be handicapped by lack of facts, but it is for all that logical. When thoughtful men observe disease and death, they set about to determine the causes of these visitations, and in accordance with their understanding, the shamans and the scientists have propounded the following theories of affliction:

    1. Призраки — непосредственное воздействие духов. Согласно самой ранней гипотезе, выдвинутой для объяснения болезней и смерти, духи вызывали болезнь, выманивая душу из тела; если ей не удавалось вернуться, то наступала смерть. Древние так боялись злых действий духов, вызывающих болезни, что заболевших часто оставляли одних даже без пищи и воды. Несмотря на ошибочную основу таких верований, они были эффективны, ибо больных изолировали и тем самым предотвращали распространение инфекционных заболеваний.

90:3.4 (989.6) 1. Ghosts — direct spirit influences. The earliest hypothesis advanced in explanation of disease and death was that spirits caused disease by enticing the soul out of the body; if it failed to return, death ensued. The ancients so feared the malevolent action of disease-producing ghosts that ailing individuals would often be deserted without even food or water. Regardless of the erroneous basis for these beliefs, they did effectively isolate afflicted individuals and prevent the spread of contagious disease.

    2. Насилие — очевидные причины. Причины некоторых травм и смертей было настолько легко установить, что их с древних времен не соотносили с действиями духов. Смерть и ранения на войне, при столкновении с животными и в других легко устанавливаемых обстоятельствах, рассматривались как естественные явления. Но долгое время верили, что духи, тем не менее, несут ответственность за медленное исцеление и за инфицирование ран, даже имеющих «естественные» причины. Если не удавалось обнаружить никакой видимой естественной причины, то ответственность за болезнь и смерть возлагалась на духов-призраков.

90:3.5 (989.7) 2. Violence — obvious causes. The causes for some accidents and deaths were so easy to identify that they were early removed from the category of ghost action. Fatalities and wounds attendant upon war, animal combat, and other readily identifiable agencies were considered as natural occurrences. But it was long believed that the spirits were still responsible for delayed healing or for the infection of wounds of even “natural” causation. If no observable natural agent could be discovered, the spirit ghosts were still held responsible for disease and death.

    В наши дни в Африке и других местах можно найти примитивные народы, которые убивают кого-нибудь каждый раз, когда происходит ненасильственная смерть. Их знахари указывают виновных. Если мать умрет при родах, ребенка тут же задушат — жизнь за жизнь.

90:3.6 (990.1) Today, in Africa and elsewhere may be found primitive peoples who kill someone every time a nonviolent death occurs. Their medicine men indicate the guilty parties. If a mother dies in childbirth, the child is immediately strangled — a life for a life.

    3. Магия — воздействие врагов. Считалось, что многие болезни вызваны колдовством, воздействием дурного глаза и магии. Некогда действительно было опасно указывать на кого-нибудь пальцем; и до сих пор это считается дурной манерой. В случае непонятной болезни и смерти древние проводили официальное следствие, вскрывали тело и принимали что-нибудь найденное за причину болезни; иначе последовало бы объяснение, что смерть наступила по причине колдовства, что вызвало бы необходимость казнить ответственного за это колдуна. Эти древние вскрытия трупов спасли жизнь многим предполагаемым колдунам. Нередко приходили к выводу, что соплеменник мог умереть в результате своего же собственного колдовства, и тогда никого не обвиняли.

90:3.7 (990.2) 3. Magic — the influence of enemies. Much sickness was thought to be caused by bewitchment, the action of the evil eye and the magic pointing bow. At one time it was really dangerous to point a finger at anyone; it is still regarded as ill-mannered to point. In cases of obscure disease and death the ancients would hold a formal inquest, dissect the body, and settle upon some finding as the cause of death; otherwise the death would be laid to witchcraft, thus necessitating the execution of the witch responsible therefor. These ancient coroner’s inquests saved many a supposed witch’s life. Among some it was believed that a tribesman could die as a result of his own witchcraft, in which event no one was accused.

    4. Грех — наказание за нарушение табу. Еще в относительно недавние времена верили, что болезнь — это наказание за грех, личный или расовый. У людей на этой стадии эволюции, существует теория, что болезнь не может поразить человека, если он не нарушал табу. Для таких верований типично было считать болезнь и страдание «стрелами Всемогущего». Китайцы и месопотамцы долгое время полагали, что болезнь — результат действий злых демонов, а халдеи верили, что причиной страданий могут быть и звезды. Эта теория болезни как следствия божественного гнева до сих пор бытует среди многих, по общему мнению, цивилизованных групп урантийцев.

90:3.8 (990.3) 4. Sin — punishment for taboo violation. In comparatively recent times it has been believed that sickness is a punishment for sin, personal or racial. Among peoples traversing this level of evolution the prevailing theory is that one cannot be afflicted unless one has violated a taboo. To regard sickness and suffering as “arrows of the Almighty within them” is typical of such beliefs. The Chinese and Mesopotamians long regarded disease as the result of the action of evil demons, although the Chaldeans also looked upon the stars as the cause of suffering. This theory of disease as a consequence of divine wrath is still prevalent among many reputedly civilized groups of Urantians.

    5. Естественные причины. Человечество очень медленно познавало материальные секреты взаимосвязи причины и следствия в физических сферах энергии, материи и жизни. Древние греки, сохранившие традиции учений Адама-сына, одними из первых осознали, что всякая болезнь является результатом естественных причин. Наступление эры науки медленно, но верно рушит вековечные воззрения человека на болезнь и смерть. Лихорадка была одним из заболеваний, в числе первых исключенным из категории сверхъестественных явлений, и развитие науки неуклонно разбивало цепи невежества, так долго сковывающие человеческий разум. Понимание процессов старения и воздействия инфекции позволяет человеку постепенно изжить страх перед призраками, духами и богами как непосредственными виновниками человеческих невзгод и страданий.

90:3.9 (990.4) 5. Natural causation. Mankind has been very slow to learn the material secrets of the interrelationship of cause and effect in the physical domains of energy, matter, and life. The ancient Greeks, having preserved the traditions of Adamson’s teachings, were among the first to recognize that all disease is the result of natural causes. Slowly and certainly the unfolding of a scientific era is destroying man’s age-old theories of sickness and death. Fever was one of the first human ailments to be removed from the category of supernatural disorders, and progressively the era of science has broken the fetters of ignorance which so long imprisoned the human mind. An understanding of old age and contagion is gradually obliterating man’s fear of ghosts, spirits, and gods as the personal perpetrators of human misery and mortal suffering.

    Эволюция безошибочно достигает своей цели: она вселяет в человека суеверный страх перед неизвестным и ужас перед невидимым, являющиеся теми строительными лесами, на которые опираются представления о Боге. А имея доказательства того, что, благодаря скоординированным действиям откровения, возникло развитое понимание Божества, эволюция затем точно так же безошибочно приводит в движение те интеллектуальные силы, которые неумолимо уничтожат эти леса, уже отслужившие свое.

90:3.10 (990.5) Evolution unerringly achieves its end: It imbues man with that superstitious fear of the unknown and dread of the unseen which is the scaffolding for the God concept. And having witnessed the birth of an advanced comprehension of Deity, through the co-ordinate action of revelation, this same technique of evolution then unerringly sets in motion those forces of thought which will inexorably obliterate the scaffolding, which has served its purpose.

4. Медицина при шаманах   

4. Medicine under the Shamans

    Вся жизнь древних людей представляла собой целую систему профилактических мер; их религия, в немалой степени, содержала методики предотвращения болезней. И несмотря на ошибочность теорий, последние с энтузиазмом применялись на практике; древние безгранично верили в свои методы лечения, а это уже само по себе — сильное лекарство.

90:4.1 (990.6) The entire life of ancient men was prophylactic; their religion was in no small measure a technique for disease prevention. And regardless of the error in their theories, they were wholehearted in putting them into effect; they had unbounded faith in their methods of treatment, and that, in itself, is a powerful remedy.

    Вера, необходимая для выздоровления в процессе невежественного лечения одного из этих древних шаманов, в общем-то, не существенно отличалась от веры, которая необходима, чтобы обрести исцеление у какого-нибудь его более позднего преемника, занимающегося ненаучным лечением болезней.

90:4.2 (991.1) The faith required to get well under the foolish ministrations of one of these ancient shamans was, after all, not materially different from that which is required to experience healing at the hands of some of his later-day successors who engage in the nonscientific treatment of disease.

    Наиболее примитивные племена очень боялись больных, и на протяжении многих веков их старательно избегали, постыдно игнорировали. Когда эволюция шаманизма привела к возникновению касты жрецов и знахарей, согласных лечить болезни, это стало огромным гуманистическим прогрессом. Затем вошло в обычай, чтобы весь клан собирался возле больного, помогая шаману криками изгонять духов болезни. Нередко шаманом, проводящим диагностику, была женщина, тогда как само лечение осуществлял мужчина. Как правило, метод диагностики болезни сводился к обследованию внутренностей какого-нибудь животного.

90:4.3 (991.2) The more primitive tribes greatly feared the sick, and for long ages they were carefully avoided, shamefully neglected. It was a great advance in humanitarianism when the evolution of shamancraft produced priests and medicine men who consented to treat disease. Then it became customary for the entire clan to crowd into the sickroom to assist the shaman in howling the disease ghosts away. It was not uncommon for a woman to be the diagnosing shaman, while a man would administer treatment. The usual method of diagnosing disease was to examine the entrails of an animal.

    Болезнь исцеляли пением, воплями, наложением рук, воздействуя на пациента дыханием и многими другими способами. В более поздние времена широко практиковали сон в храме, во время которого якобы происходило исцеление. Впоследствии во время сна в храме знахари стали пытаться проводить настоящие хирургические операции; к числу первых операций относилась трепанация черепа с целью дать выход духу, вызывающему головную боль. Шаманы научились лечить переломы и вывихи, вскрывать фурункулы и гнойники; женщины-шаманы стали весьма сведущи в акушерстве.

90:4.4 (991.3) Disease was treated by chanting, howling, laying on of hands, breathing on the patient, and many other techniques. In later times the resort to temple sleep, during which healing supposedly took place, became widespread. The medicine men eventually essayed actual surgery in connection with temple slumber; among the first operations was that of trephining the skull to allow a headache spirit to escape. The shamans learned to treat fractures and dislocations, to open boils and abscesses; the shamanesses became adept at midwifery.

    Был распространен метод лечения, заключавшийся в том, чтобы потереть зараженное или больное место на теле чем-нибудь магическим, выбросить этот амулет и якобы обрести исцеление. Верили, что если кто-нибудь случайно поднимет выброшенный амулет, то немедленно приобретет ту же самую инфекцию или болезнь. Прошло немало времени прежде, чем стали применяться травы и другие настоящие лекарства. Из магического обряда натирания тела с целью изгнания духов развился массаж, предшественником которого были усилия, направленные на втирание лекарств, подобно тому, как современные люди втирают в кожу мази. Считалось, что для избавления от духа, вызывающего болезнь, полезно ставить банки, сосать больные места и делать кровопускания.

90:4.5 (991.4) It was a common method of treatment to rub something magical on an infected or blemished spot on the body, throw the charm away, and supposedly experience a cure. If anyone should chance to pick up the discarded charm, it was believed he would immediately acquire the infection or blemish. It was a long time before herbs and other real medicines were introduced. Massage was developed in connection with incantation, rubbing the spirit out of the body, and was preceded by efforts to rub medicine in, even as moderns attempt to rub liniments in. Cupping and sucking the affected parts, together with bloodletting, were thought to be of value in getting rid of a disease-producing spirit.

    Поскольку вода была сильным фетишем, ее использовали для лечения многих болезней. Издавна считалось, что духа, вызывающего болезнь, можно изгонять с помощью потения. Высоко ценились паровые бани; природные горячие источники вскоре превратились в примитивные курорты. Древний человек обнаружил, что тепло успокаивает боль; он использовал солнечное тепло, свежие органы животных, горячую глину и горячие камни, и многие подобные методы лечения применяются до сих пор. Для воздействия на духов пользовались ударными инструментами; тамтамы существовали повсеместно.

90:4.6 (991.5) Since water was a potent fetish, it was utilized in the treatment of many ailments. For long it was believed that the spirit causing the sickness could be eliminated by sweating. Vapor baths were highly regarded; natural hot springs soon blossomed as primitive health resorts. Early man discovered that heat would relieve pain; he used sunlight, fresh animal organs, hot clay, and hot stones, and many of these methods are still employed. Rhythm was practiced in an effort to influence the spirits; the tom-toms were universal.

    Некоторые люди считали, что причиной болезни является злой сговор между духами и животными. Это привело к вере в то, что от каждой болезни, вызванной животными, есть действенное растительное лекарство. Самыми большими приверженцами теории универсальной целебности растений были красные люди; они всегда вливали немного крови в ямку, остающуюся после выдергивания корня растения.

90:4.7 (991.6) Among some people disease was thought to be caused by a wicked conspiracy between spirits and animals. This gave rise to the belief that there existed a beneficent plant remedy for every animal-caused disease. The red men were especially devoted to the plant theory of universal remedies; they always put a drop of blood in the root hole left when the plant was pulled up.

    В качестве лечебных мер часто использовали пост, диету и ревульсивные средства. Человеческие выделения, несомненно, обладали магической силой и поэтому высоко ценились; таким образом, в числе первых лекарств были кровь и моча, а вскоре к ним добавились корни и различные соли. Шаманы верили, что духов болезни можно изгнать из тела дурно пахнущими и неприятными на вкус лекарствами. С ранних времен стандартным лечением стало очищение кишечника, а целебные свойства сырого какао и хинина были одним из самых ранних фармацевтических открытий.

90:4.8 (991.7) Fasting, dieting, and counterirritants were often used as remedial measures. Human secretions, being definitely magical, were highly regarded; blood and urine were thus among the earliest medicines and were soon augmented by roots and various salts. The shamans believed that disease spirits could be driven out of the body by foul-smelling and bad-tasting medicines. Purging very early became a routine treatment, and the values of raw cocoa and quinine were among the earliest pharmaceutical discoveries.

    Греки первыми выработали действительно рациональные методы лечения больных. И греки, и египтяне получили свои медицинские знания из долины Евфрата. Масло и вино были очень древним средством для лечения ран; шумеры использовали касторовое масло и опиум. Многие из этих древних и эффективных тайных лекарств теряли свою силу, когда становились известными; секретность всегда была непременным условием успешности обмана и суеверий. Только факты и истина добиваются полного понимания и радуются освещению и просвещению, которое несут научные исследования.

90:4.9 (992.1) The Greeks were the first to evolve truly rational methods of treating the sick. Both the Greeks and the Egyptians received their medical knowledge from the Euphrates valley. Oil and wine was a very early medicine for treating wounds; castor oil and opium were used by the Sumerians. Many of these ancient and effective secret remedies lost their power when they became known; secrecy has always been essential to the successful practice of fraud and superstition. Only facts and truth court the full light of comprehension and rejoice in the illumination and enlightenment of scientific research.

5. Жрецы и ритуалы   

5. Priests and Rituals

    Главное в ритуале — это безупречность его проведения; у дикарей он должен был совершаться с величайшей тщательностью. Обряд обладает силой воздействия на духов только тогда, когда ритуал исполнен правильно. Если в ритуале есть изъян, то он лишь вызывает гнев и негодование богов. Поэтому, когда постепенно развивающийся разум человека понял, что техника ритуала является решающим фактором его действенности, древние шаманы неизбежно должны были рано или поздно превратиться в жрецов, обученных руководить тщательным проведением ритуалов. Итак, на протяжении десятков тысяч лет бесконечные ритуалы обременяли общество и наносили вред цивилизации, ложась невыносимым бременем на каждый поступок в течение жизни, на каждое совместное человеческое предприятие.

90:5.1 (992.2) The essence of the ritual is the perfection of its performance; among savages it must be practiced with exact precision. It is only when the ritual has been correctly carried out that the ceremony possesses compelling power over the spirits. If the ritual is faulty, it only arouses the anger and resentment of the gods. Therefore, since man’s slowly evolving mind conceived that the technique of ritual was the decisive factor in its efficacy, it was inevitable that the early shamans should sooner or later evolve into a priesthood trained to direct the meticulous practice of the ritual. And so for tens of thousands of years endless rituals have hampered society and cursed civilization, have been an intolerable burden to every act of life, every racial undertaking.

    Ритуал — это техника освящения обычаев; ритуал создает и увековечивает мифы, а также способствует сохранению общественных и религиозных обычаев. С другой стороны, сам ритуал порождается мифами. Часто вначале ритуал бывает общественным, затем становится экономическим и, наконец, обретает священность и статус религиозного обряда. По способу проведения ритуалы могут быть индивидуальными или групповыми — или же и теми, и другими — как это видно на примере молитвы, танца и драмы.

90:5.2 (992.3) Ritual is the technique of sanctifying custom; ritual creates and perpetuates myths as well as contributing to the preservation of social and religious customs. Again, ritual itself has been fathered by myths. Rituals are often at first social, later becoming economic and finally acquiring the sanctity and dignity of religious ceremonial. Ritual may be personal or group in practice — or both — as illustrated by prayer, dancing, and drama.

    Слова становятся частью ритуала, как, например, слова аминь и села. Привычка проклинать, богохульствовать представляет собой недостойное использование прежних ритуальных повторений священных имен. Паломничества к святыням — очень древний ритуал. Впоследствии из этого ритуала выросли сложные обряды очищения и освящения. Обряды посвящения в тайные общества в действительности, были у древних племен грубым религиозным ритуалом. В старых мистериальных культах техника поклонения заключалась в долгом исполнении лишь одного разросшегося религиозного ритуала. В конце концов, ритуал развился в современные типы общественных церемоний и религиозного поклонения — такие, как молитва, песнопения, проповеди и другие индивидуальные и групповые религиозные обряды.

90:5.3 (992.4) Words become a part of ritual, such as the use of terms like amen and selah. The habit of swearing, profanity, represents a prostitution of former ritualistic repetition of holy names. The making of pilgrimages to sacred shrines is a very ancient ritual. The ritual next grew into elaborate ceremonies of purification, cleansing, and sanctification. The initiation ceremonies of the primitive tribal secret societies were in reality a crude religious rite. The worship technique of the olden mystery cults was just one long performance of accumulated religious ritual. Ritual finally developed into the modern types of social ceremonials and religious worship, services embracing prayer, song, responsive reading, and other individual and group spiritual devotions.

    Жрецы произошли от шаманов, которые, становясь в ходе эволюции оракулами, прорицателями, певцами, танцорами, создателями погоды, хранителями религиозных реликвий, настоятелями храмов и предсказателями событий, обрели, наконец, статус подлинных вершителей религиозного почитания. Со временем это звание стало наследственным; возникла постоянная каста жрецов.

90:5.4 (992.5) The priests evolved from shamans up through oracles, diviners, singers, dancers, weathermakers, guardians of religious relics, temple custodians, and foretellers of events, to the status of actual directors of religious worship. Eventually the office became hereditary; a continuous priestly caste arose.

    С развитием религии у жрецов стала складываться специализация в соответствии с их врожденными талантами или особыми склонностями. Одни занялись песнопениями, другие — молитвами, третьи — жертвоприношениями; позже появились ораторы — проповедники. А когда религия сделалась узаконенной, эти жрецы провозгласили, что «держат ключи от неба».

90:5.5 (992.6) As religion evolved, priests began to specialize according to their innate talents or special predilections. Some became singers, others prayers, and still others sacrificers; later came the orators — preachers. And when religion became institutionalized, these priests claimed to “hold the keys of heaven.”

    Жрецы всегда стремились произвести впечатление на простых людей и внушить им благоговение, проводя религиозные обряды на древнем языке или используя разные магические пассы, чтобы озадачивать верующих и увеличивать почтение к себе и свою власть. Огромная опасность всего этого заключается в том, что ритуал имеет тенденцию подменять собой религию.

90:5.6 (992.7) The priests have always sought to impress and awe the common people by conducting the religious ritual in an ancient tongue and by sundry magical passes so to mystify the worshipers as to enhance their own piety and authority. The great danger in all this is that the ritual tends to become a substitute for religion.

    Жречество многое сделало для того, чтобы задержать развитие науки и воспрепятствовать духовному прогрессу, но оно внесло вклад в стабилизацию цивилизации и в развитие некоторых областей культуры. Но многие современные священники перестали быть вершителями ритуала почитания Бога, обратив свои взоры на теологию — попытку дать определение Бога.

90:5.7 (993.1) The priesthoods have done much to delay scientific development and to hinder spiritual progress, but they have contributed to the stabilization of civilization and to the enhancement of certain kinds of culture. But many modern priests have ceased to function as directors of the ritual of the worship of God, having turned their attention to theology — the attempt to define God.

    Нельзя отрицать, что жрецы были камнем на шее у народов, но истинные религиозные лидеры играли неоценимую роль, указывая путь к высшим и лучшим реальностям.

90:5.8 (993.2) It is not denied that the priests have been a millstone about the neck of the races, but the true religious leaders have been invaluable in pointing the way to higher and better realities.

    [Представлено Мелхиседеком Небадона.]

90:5.9 (993.3) [Presented by a Melchizedek of Nebadon.]





Back to Top