Книга Урантии - Текст 145
Четыре богатых событиями дня в Капернауме



DOWNLOADS ➔   DOWNLOAD  PDF   PDF w/English 

Книга Урантии      

Чст IV. Жизнь и Учения Иисуса



   Текст 145
Четыре богатых событиями дня в Капернауме   

Paper 145
Four Eventful Days at Capernaum

    Иисус и апостолы прибыли в Капернаум в четверг вечером 13 января. Как обычно, они обосновались в доме Зеведея в Вифсаиде. Теперь, когда Иоанна Крестителя уже не было в живых, Иисус готовился отправиться в первое путешествие по Галилее с открытыми и публичными проповедями. Весть о том, что Иисус вернулся, быстро разнеслась по всему городу, и рано утром на следующий день Мария, мать Иисуса, поспешила уйти в Назарет, навестить своего сына Иосифа.
145:0.1 (1628.1) JESUS and the apostles arrived in Capernaum the evening of Tuesday, January 13. As usual, they made their headquarters at the home of Zebedee in Bethsaida. Now that John the Baptist had been sent to his death, Jesus prepared to launch out in the first open and public preaching tour of Galilee. The news that Jesus had returned rapidly spread throughout the city, and early the next day, Mary the mother of Jesus hastened away, going over to Nazareth to visit her son Joseph.
    Среду, четверг и пятницу Иисус провел в доме Зеведея, наставляя своих апостолов перед их первым продолжительным путешествием с публичными проповедями. Он также принимал и учил многих искренне интересующихся, как по одному, так и группами. Через Андрея он договорился о своем выступлении в синагоге в будущую субботу.
145:0.2 (1628.2) Wednesday, Thursday, and Friday Jesus spent at the Zebedee house instructing his apostles preparatory to their first extensive public preaching tour. He also received and taught many earnest inquirers, both singly and in groups. Through Andrew, he arranged to speak in the synagogue on the coming Sabbath day.
    В пятницу поздно вечером Иисуса тайно посетила его сестренка Руфь. Они вместе почти час провели в лодке, бросив якорь на небольшом расстоянии от берега. Ни одно человеческое существо, кроме Иоанна Зеведеева, не знало об этой встрече; он же был предупрежден о том, чтобы никому ничего не рассказывать. Руфь была единственным членом семьи Иисуса, стойко и непоколебимо верившим в божественность его земной миссии с ранних времен пробуждения ее духовного сознания, в течение всего его богатого событиями служения, его смерти, воскресения и вознесения; и она в конце концов перешла в миры иные, ни разу не усомнившись в сверхъестественном характере миссии своего отца-брата во плоти. Со стороны земного семейства Иисуса Руфь была его главным утешением в тяжком испытании во время суда над ним, отвержения и распятия.
145:0.3 (1628.3) Late on Friday evening Jesus’ baby sister, Ruth, secretly paid him a visit. They spent almost an hour together in a boat anchored a short distance from the shore. No human being, save John Zebedee, ever knew of this visit, and he was admonished to tell no man. Ruth was the only member of Jesus’ family who consistently and unwaveringly believed in the divinity of his earth mission from the times of her earliest spiritual consciousness right on down through his eventful ministry, death, resurrection, and ascension; and she finally passed on to the worlds beyond never having doubted the supernatural character of her father-brother’s mission in the flesh. Baby Ruth was the chief comfort of Jesus, as regards his earth family, throughout the trying ordeal of his trial, rejection, and crucifixion.

1. Улов рыбы   

1. The Draught of Fishes

    Утром в пятницу той же недели, когда Иисус учил у берега моря, народ стеснил его так близко к краю воды, что он знаком попросил рыбаков, находившихся в лодке неподалеку, прийти ему на помощь. Войдя в лодку, он продолжал учить собравшуюся толпу еще более двух часов. Эта лодка называлась «Симон»; раньше это была рыбачья лодка Симона Петра и была построена собственными руками Иисуса. В то самое утро лодкой пользовались Давид Зеведеев с двумя помощниками-рыбаками, которые только что подплыли к берегу после безуспешного ночного лова на озере. Когда Иисус попросил их прийти ему на помощь, они промывали и чинили свои сети.
145:1.1 (1628.4) On Friday morning of this same week, when Jesus was teaching by the seaside, the people crowded him so near the water’s edge that he signaled to some fishermen occupying a near-by boat to come to his rescue. Entering the boat, he continued to teach the assembled multitude for more than two hours. This boat was named “Simon”; it was the former fishing vessel of Simon Peter and had been built by Jesus’ own hands. On this particular morning the boat was being used by David Zebedee and two associates, who had just come in near shore from a fruitless night of fishing on the lake. They were cleaning and mending their nets when Jesus requested them to come to his assistance.
    Закончив учить народ, Иисус сказал Давиду: «Раз ты потерял время, помогая мне, позволь теперь и мне с тобой потрудиться. Давай порыбачим; отплыви вон на то глубокое место и закинь сети свои для лова». Но Симон, один из помощников Давида, ответил: «Бесполезно, Учитель. Мы трудились всю ночь и ничего не поймали; впрочем, по твоему приказанию мы отплывем и закинем сети». И Симон по знаку своего хозяина Давида согласился следовать советам Иисуса. Подплыв к месту, показанному Иисусом, они закинули сети и поймали такое множество рыбы, что испугались, как бы не прорвались их сети, и стали звать своих товарищей на берегу, чтобы те пришли им на помощь. Когда же рыбой наполнили все три лодки, так что они погрузились почти до края бортов, этот Симон припал к коленам Иисуса и сказал: «Отойди от меня, Учитель, ибо я человек грешный». Симон и все, кто имел отношение к случившемуся, изумлялись улову рыбы. С того дня Давид Зеведеев, этот Симон и их товарищи оставили свои сети и следовали за Иисусом.
145:1.2 (1628.5) After Jesus had finished teaching the people, he said to David: “As you were delayed by coming to my help, now let me work with you. Let us go fishing; put out into yonder deep and let down your nets for a draught.” But Simon, one of David’s assistants, answered: “Master, it is useless. We toiled all night and took nothing; however, at your bidding we will put out and let down the nets.” And Simon consented to follow Jesus’ directions because of a gesture made by his master, David. When they had proceeded to the place designated by Jesus, they let down their nets and enclosed such a multitude of fish that they feared the nets would break, so much so that they signaled to their associates on the shore to come to their assistance. When they had filled all three boats with fish, almost to sinking, this Simon fell down at Jesus’ knees, saying, “Depart from me, Master, for I am a sinful man.” Simon and all who were concerned in this episode were amazed at the draught of fishes. From that day David Zebedee, this Simon, and their associates forsook their nets and followed Jesus.
    Однако в этом улове никоим образом не было ничего чудесного. Иисус внимательно изучал природу; он был опытным рыбаком и знал повадки рыбы в Галилейском море. На сей раз он просто направил тех людей к месту, где в это время дня обычно можно было найти рыбу. Однако последователи Иисуса всегда считали это чудом.
145:1.3 (1629.1) But this was in no sense a miraculous draught of fishes. Jesus was a close student of nature; he was an experienced fisherman and knew the habits of the fish in the Sea of Galilee. On this occasion he merely directed these men to the place where the fish were usually to be found at this time of day. But Jesus’ followers always regarded this as a miracle.

2. Днем в синагоге   

2. Afternoon at the Synagogue

    В следующую субботу во время дневной службы в синагоге Иисус произнес свою проповедь о «Воле Отца Небесного». Утром Симон Петр проповедовал о «Царстве». В четверг на вечернем собрании в синагоге учил Андрей; его темой был «Новый путь». Именно в это время в Капернауме в Иисуса уверовало больше людей, чем в любом другом городе на земле.
145:2.1 (1629.2) The next Sabbath, at the afternoon service in the synagogue, Jesus preached his sermon on “The Will of the Father in Heaven.” In the morning Simon Peter had preached on “The Kingdom.” At the Thursday evening meeting of the synagogue Andrew had taught, his subject being “The New Way.” At this particular time more people believed in Jesus in Capernaum than in any other one city on earth.
    В этот субботний день, уча в синагоге, Иисус, согласно обычаю, взял первый текст из закона и прочел из Книги Исхода: «Служите Господу, Богу вашему, и он благословит хлеб ваш и воду вашу, и вся болезнь будет отвращена от тебя». Второй текст он выбрал из Пророков и прочел из Книги Исайи: «Восстань, светись, ибо пришел свет твой, и слава Господня взошла над тобою. Тьма может покрыть землю и мрак — народ, но дух Господень восстанет над тобой и божественная слава явится с тобою. Даже неевреи придут к свету сему и многие умы великие склонятся пред сиянием света сего».
145:2.2 (1629.3) As Jesus taught in the synagogue this Sabbath afternoon, according to custom he took the first text from the law, reading from the Book of Exodus: “And you shall serve the Lord, your God, and he shall bless your bread and your water, and all sickness shall be taken away from you.” He chose the second text from the Prophets, reading from Isaiah: “Arise and shine, for your light has come, and the glory of the Lord has risen upon you. Darkness may cover the earth and gross darkness the people, but the spirit of the Lord shall arise upon you, and the divine glory shall be seen with you. Even the gentiles shall come to this light, and many great minds shall surrender to the brightness of this light.”
    Эта проповедь была попыткой Иисуса объяснить, что религия — это личный опыт. Среди прочего Учитель сказал:
145:2.3 (1629.4) This sermon was an effort on Jesus’ part to make clear the fact that religion is a personal experience. Among other things, the Master said:
    «Вы хорошо знаете, что хотя добросердечный отец любит свою семью как целое, он относится к ней как к группе из-за своей сильной любви к каждому отдельному члену этой семьи. Вы больше не должны подходить к Отцу Небесному как чадо Израиля, но как дитя Бога. Как группа вы, действительно, дети Израиля, но как индивидуумы каждый из вас — дитя Божье. Я пришел не затем, чтобы открыть Отца детям Израиля, но для того, чтобы дать сие знание Бога и откровение о его любви и милосердии как подлинный личный опыт каждому отдельному верующему. Все пророки учили вас, что Яхве печется о своем народе, что Бог любит Израиль. Я же пришел к вам затем, чтобы провозгласить более великую истину, ту, которую понимали и многие из последних пророков, — что Бог любит вас — каждого из вас — как индивидуумов. У всех поколений ваших была национальная или расовая религия; теперь же пришел я, чтобы дать вам религию личную.
145:2.4 (1629.5) “You well know that, while a kindhearted father loves his family as a whole, he so regards them as a group because of his strong affection for each individual member of that family. No longer must you approach the Father in heaven as a child of Israel but as a child of God. As a group, you are indeed the children of Israel, but as individuals, each one of you is a child of God. I have come, not to reveal the Father to the children of Israel, but rather to bring this knowledge of God and the revelation of his love and mercy to the individual believer as a genuine personal experience. The prophets have all taught you that Yahweh cares for his people, that God loves Israel. But I have come among you to proclaim a greater truth, one which many of the later prophets also grasped, that God loves you—every one of you—as individuals. All these generations have you had a national or racial religion; now have I come to give you a personal religion.
    Впрочем, и эта идея не нова. Многие из духовно мыслящих среди вас знают сию истину, поскольку некоторые из пророков учили вас этому. Разве не читали вы в Писании, где пророк Иеремия говорит: „В те дни уже не будут говорить: Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах — оскомина. Каждый будет умирать за свою собственную порочность; кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет. Вот, наступают дни, когда я заключу новый завет с народом моим, не такой завет, какой я заключил с отцами их, когда вывел их из земли египетской, но по-новому. На сердцах их напишу закон мой. Я буду им Богом, а они будут моим народом. В тот день не будет говорить человек ближнему своему: Знаешь ли ты Господа? Нет! Ибо они все узнают меня лично, от самого последнего до самого великого“.
145:2.5 (1630.1) “But even this is not a new idea. Many of the spiritually minded among you have known this truth, inasmuch as some of the prophets have so instructed you. Have you not read in the Scriptures where the Prophet Jeremiah says: ‘In those days they shall no more say, the fathers have eaten sour grapes and the children’s teeth are set on edge. Every man shall die for his own iniquity; every man who eats sour grapes, his teeth shall be set on edge. Behold, the days shall come when I will make a new covenant with my people, not according to the covenant which I made with their fathers when I brought them out of the land of Egypt, but according to the new way. I will even write my law in their hearts. I will be their God, and they shall be my people. In that day they shall not say, one man to his neighbor, do you know the Lord? Nay! For they shall all know me personally, from the least to the greatest.’
    Разве вы не читали эти обетования? Разве не верите вы Писанию? Неужели вы не понимаете, что слова пророка исполнились в том, что вы видите уже сегодня? Не призывал ли вас Иеремия сделать религию делом сердца, связать себя с Богом как отдельно взятые люди? Разве пророк не говорил вам, что Бог небес будет искать сердце каждого из вас отдельно? И не предупреждали ли вас, что лукаво естественное сердце человеческое и часто крайне грешное?
145:2.6 (1630.2) “Have you not read these promises? Do you not believe the Scriptures? Do you not understand that the prophet’s words are fulfilled in what you behold this very day? And did not Jeremiah exhort you to make religion an affair of the heart, to relate yourselves to God as individuals? Did not the prophet tell you that the God of heaven would search your individual hearts? And were you not warned that the natural human heart is deceitful above all things and oftentimes desperately wicked?
    Разве не читали вы также в Писании, где Иезекииль учил отцов ваших, что религия должна стать сущностью вашего личного опыта? Не употребляйте более пословицу, которая гласит: „Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах — оскомина“. Говорит Господь Бог: „Живу я — вот, все души мои; как душа отца, так и душа сына. Лишь душа согрешающая умрет“. Уже тогда Иезекииль предвидел сегодняшний день, когда, говоря от имени Бога, сказал: „Дам вам сердце новое и дух новый вложу в вас“.
145:2.7 (1630.3) “Have you not read also where Ezekiel taught even your fathers that religion must become a reality in your individual experiences? No more shall you use the proverb which says, ‘The fathers have eaten sour grapes and the children’s teeth are set on edge.’ ‘As I live,’ says the Lord God, ‘behold all souls are mine; as the soul of the father, so also the soul of the son. Only the soul that sins shall die.’ And then Ezekiel foresaw even this day when he spoke in behalf of God, saying: ‘A new heart also will I give you, and a new spirit will I put within you.’
    Больше не бойтесь, что Бог накажет нацию за грехи одного человека; не накажет Отец Небесный и одного из верующих детей своих за грехи нации, хотя отдельный член любой семьи часто должен терпеть материальные последствия ошибок семьи и коллективных проступков. Неужели вы не понимаете, что надежда на лучшую нацию — или лучший мир — связана с прогрессом и просвещением индивидуума?»
145:2.8 (1630.4) “No more should you fear that God will punish a nation for the sin of an individual; neither will the Father in heaven punish one of his believing children for the sins of a nation, albeit the individual member of any family must often suffer the material consequences of family mistakes and group transgressions. Do you not realize that the hope of a better nation—or a better world—is bound up in the progress and enlightenment of the individual?”
    Затем Учитель поведал, что Отец Небесный хочет, чтобы его дети на земле после того, как познают сию духовную свободу, начали то вечное восхождение по Райскому пути, которое заключается в том, что создание сознательно откликается на божественный призыв пребывающего в нем духа — найти Творца, узнать Бога и стараться уподобиться ему.
145:2.9 (1630.5) Then the Master portrayed that the Father in heaven, after man discerns this spiritual freedom, wills that his children on earth should begin that eternal ascent of the Paradise career which consists in the creature’s conscious response to the divine urge of the indwelling spirit to find the Creator, to know God and to seek to become like him.
    Эта проповедь оказала апостолам великую помощь. Все они еще полнее осознали, что евангелие царства — это весть отдельно взятому человеку, а не нации.
145:2.10 (1630.6) The apostles were greatly helped by this sermon. All of them realized more fully that the gospel of the kingdom is a message directed to the individual, not to the nation.
    Хотя жители Капернаума были знакомы с учением Иисуса, их поразила его проповедь в этот субботний день. Он действительно учил как власть имеющий, а не как книжники.
145:2.11 (1630.7) Even though the people of Capernaum were familiar with Jesus’ teaching, they were astonished at his sermon on this Sabbath day. He taught, indeed, as one having authority and not as the scribes.
    Как только Иисус кончил говорить, с находившимся среди собравшихся молодым человеком, который был сильно взволнован его словами, случился страшный эпилептический припадок и он громко закричал. В конце припадка, когда к нему возвращалось сознание, он в смутном состоянии проговорил: «Что тебе до нас Иисус Назарянин? Ты святой Божий; не погубить ли нас ты пришел?» Иисус велел народу молчать и, взяв молодого человека за руку, сказал: «Очнись», и тот немедленно пришел в сознание.
145:2.12 (1630.8) Just as Jesus finished speaking, a young man in the congregation who had been much agitated by his words was seized with a violent epileptic attack and loudly cried out. At the end of the seizure, when recovering consciousness, he spoke in a dreamy state, saying: “What have we to do with you, Jesus of Nazareth? You are the holy one of God; have you come to destroy us?” Jesus bade the people be quiet and, taking the young man by the hand, said, “Come out of it”—and he was immediately awakened.
    Этим молодым человеком отнюдь не овладел нечистый дух или демон; он был жертвой обыкновенной эпилепсии. Однако молодого человека учили, что его беда была следствием того, что им овладел злой дух. Он верил этому учению и поэтому все, что он думал и что говорил о своем недуге, соответствовало этой вере. Все люди верили, что подобные явления были непосредственно вызваны присутствием нечистых духов. Поэтому они думали, что Иисус изгнал демона из этого человека. Но Иисус в то время отнюдь не избавил его от эпилепсии. По-настоящему этот человек был исцелен лишь позднее, после захода солнца в тот день. Долгое время спустя после дня Пятидесятницы Апостол Иоанн, последний из писавших о деяниях Иисуса, избегал вообще упоминать об этих так называемых актах «изгнания злых духов», поступая так потому, что случаев одержимости злым духом после Пятидесятницы никогда не было.
145:2.13 (1631.1) This young man was not possessed of an unclean spirit or demon; he was a victim of ordinary epilepsy. But he had been taught that his affliction was due to possession by an evil spirit. He believed this teaching and behaved accordingly in all that he thought or said concerning his ailment. The people all believed that such phenomena were directly caused by the presence of unclean spirits. Accordingly they believed that Jesus had cast a demon out of this man. But Jesus did not at that time cure his epilepsy. Not until later on that day, after sundown, was this man really healed. Long after the day of Pentecost the Apostle John, who was the last to write of Jesus’ doings, avoided all reference to these so-called acts of “casting out devils,” and this he did in view of the fact that such cases of demon possession never occurred after Pentecost.
    Вследствие этого заурядного случая по всему Капернауму быстро разнеслась молва о том, что Иисус изгнал демона из человека и чудом исцелил его в синагоге в конце своей дневной проповеди. Суббота была как раз тем временем, когда подобные поразительные слухи распространялись особенно быстро. Этот слух разнесли также по всем мелким селениям вокруг Капернаума, и многие из народа поверили ему.
145:2.14 (1631.2) As a result of this commonplace incident the report was rapidly spread through Capernaum that Jesus had cast a demon out of a man and miraculously healed him in the synagogue at the conclusion of his afternoon sermon. The Sabbath was just the time for the rapid and effective spreading of such a startling rumor. This report was also carried to all the smaller settlements around Capernaum, and many of the people believed it.
    Приготовление пищи и домашнюю работу в большом доме Зеведея, где обосновались Иисус и двенадцать апостолов, большей частью вели жена Симона Петра и ее мать. Дом Петра был близко от дома Зеведея; и поскольку мать жены Петра уже несколько дней болела малярией, Иисус со своими друзьями зашел туда по пути из синагоги. Теперь же случилось так, что приблизительно в то самое время, когда Иисус стоял над этой больной женщиной, держа ее за руку, поглаживая ее лоб и говоря слова утешения и ободрения, лихорадка оставила ее. Иисус еще не успел объяснить своим апостолам, что в синагоге никакого чуда не было; и под действием этого события, столь свежо и живо запечатлевшегося в их памяти, а также под влиянием воспоминания о воде и вине в Кане они ухватились за это совпадение как за следующее чудо, и некоторые из них бросились разносить весть о нем по всему городу.
145:2.15 (1631.3) The cooking and the housework at the large Zebedee home, where Jesus and the twelve made their headquarters, was for the most part done by Simon Peter’s wife and her mother. Peter’s home was near that of Zebedee; and Jesus and his friends stopped there on the way from the synagogue because Peter’s wife’s mother had for several days been sick with chills and fever. Now it chanced that, at about the time Jesus stood over this sick woman, holding her hand, smoothing her brow, and speaking words of comfort and encouragement, the fever left her. Jesus had not yet had time to explain to his apostles that no miracle had been wrought at the synagogue; and with this incident so fresh and vivid in their minds, and recalling the water and the wine at Cana, they seized upon this coincidence as another miracle, and some of them rushed out to spread the news abroad throughout the city.
    Аманта, теща Петра, страдала от малярийной лихорадки. В то время Иисус отнюдь не исцелил ее чудом. Ее исцеление произошло лишь несколько часов спустя после захода солнца в связи с необычайным событием, которое случилось на переднем дворе дома Зеведея.
145:2.16 (1631.4) Amatha, Peter’s mother-in-law, was suffering from malarial fever. She was not miraculously healed by Jesus at this time. Not until several hours later, after sundown, was her cure effected in connection with the extraordinary event which occurred in the front yard of the Zebedee home.
    Эти случаи типичны в том смысле, что ищущее чудес поколение и народ, верящий в чудеса, неизменно хватались за все подобного рода совпадения как предлог для объявления о том, что Иисус совершил новое чудо.
145:2.17 (1631.5) And these cases are typical of the manner in which a wonder-seeking generation and a miracle-minded people unfailingly seized upon all such coincidences as the pretext for proclaiming that another miracle had been wrought by Jesus.

3. Исцеление при заходе солнца   

3. The Healing at Sundown

    Ко времени, когда Иисус и его апостолы незадолго до конца этого богатого событиями субботнего дня приготовились вкусить свою вечернюю пищу, весь Капернаум и его окрестности пришли в возбуждение из-за этих якобы чудесных исцелений; и все, кто болел или страдал от недугов, стали готовиться идти к Иисусу либо к тому, чтобы их туда понесли их друзья, как только зайдет солнце. Согласно еврейскому учению, в священные часы субботы не допускалось путешествовать даже в поисках исцеления.
145:3.1 (1631.6) By the time Jesus and his apostles had made ready to partake of their evening meal near the end of this eventful Sabbath day, all Capernaum and its environs were agog over these reputed miracles of healing; and all who were sick or afflicted began preparations to go to Jesus or to have themselves carried there by their friends just as soon as the sun went down. According to Jewish teaching it was not permissible even to go in quest of health during the sacred hours of the Sabbath.
    Поэтому, как только солнце скрылось за горизонтом, великое множество больных мужчин, женщин и детей отправилось к дому Зеведея в Вифсаиде. Один человек двинулся в путь со своей парализованной дочерью, как только солнце скрылось за домом его соседа.
145:3.2 (1632.1) Therefore, as soon as the sun sank beneath the horizon, scores of afflicted men, women, and children began to make their way toward the Zebedee home in Bethsaida. One man started out with his paralyzed daughter just as soon as the sun sank behind his neighbor’s house.
    События всего дня подготовили сцену для этого необычного действа при закате солнца. Ведь даже текст, использованный Иисусом во время его дневной проповеди, намекал на то, что болезнь должна быть изгнана; и он говорил столь беспрецедентно сильно и властно! Его послание было настолько убедительным! Он не взывал к человеческой власти, он обращался прямо к сознанию и душам людей. Не прибегая к логике, законническим софизмам или к хитроумным рассуждениям, он мощно, прямо и лично воззвал к сердцам своих слушателей.
145:3.3 (1632.2) The whole day’s events had set the stage for this extraordinary sundown scene. Even the text Jesus had used for his afternoon sermon had intimated that sickness should be banished; and he had spoken with such unprecedented power and authority! His message was so compelling! While he made no appeal to human authority, he did speak directly to the consciences and souls of men. Though he did not resort to logic, legal quibbles, or clever sayings, he did make a powerful, direct, clear, and personal appeal to the hearts of his hearers.
    Эта суббота была великим днем в земной жизни Иисуса, да и в жизни вселенной. Для всей локальной вселенной небольшой еврейский город Капернаум фактически стал настоящей столицей Небадона. И горстка евреев в капернаумской синагоге не была единственными существами, слышавшими то важнейшее заключительное утверждение в проповеди Иисуса: «Ненависть — это тень страха, а месть — маска трусости». Не могли слушатели Иисуса забыть и его слова, гласившие: «Человек есть сын Бога, а не дитя дьявола».
145:3.4 (1632.3) That Sabbath was a great day in the earth life of Jesus, yes, in the life of a universe. To all local universe intents and purposes the little Jewish city of Capernaum was the real capital of Nebadon. The handful of Jews in the Capernaum synagogue were not the only beings to hear that momentous closing statement of Jesus’ sermon: “Hate is the shadow of fear; revenge the mask of cowardice.” Neither could his hearers forget his blessed words, declaring, “Man is the son of God, not a child of the devil.”
    Вскоре после заката солнца, когда Иисус и апостолы все еще сидели за столом, жена Петра услышала голоса на переднем дворе и, подойдя к двери, увидела, что там собирается множество больных, а дорога из Капернаума заполнена толпой идущих получить исцеление от рук Иисуса. Увидев такое, она сразу пошла и сообщила об этом своему мужу, а тот — Иисусу.
145:3.5 (1632.4) Soon after the setting of the sun, as Jesus and the apostles still lingered about the supper table, Peter’s wife heard voices in the front yard and, on going to the door, saw a large company of sick folks assembling, and that the road from Capernaum was crowded by those who were on their way to seek healing at Jesus’ hands. On seeing this sight, she went at once and informed her husband, who told Jesus.
    Когда Учитель вышел из главного входа дома Зеведея, перед его глазами предстала масса пораженных недугами и страждущих людей. Он смотрел почти на тысячу больных и недомогающих человеческих существ; по крайней мере таково было число собравшихся перед ним. Не все из присутствовавших были больны; некоторые пришли, помогая своим близким в этой попытке получить исцеление.
145:3.6 (1632.5) When the Master stepped out of the front entrance of Zebedee’s house, his eyes met an array of stricken and afflicted humanity. He gazed upon almost one thousand sick and ailing human beings; at least that was the number of persons gathered together before him. Not all present were afflicted; some had come assisting their loved ones in this effort to secure healing.
    Вид этих пораженных недугами смертных, мужчин, женщин и детей, в огромной степени страдающих вследствие ошибок и проступков его собственных доверенных Сынов из вселенской администрации, особенно тронул человеческое сердце Иисуса и воззвал к божественному милосердию сего великодушного Сына-Творца. Но Иисус хорошо знал, что он никогда не сможет построить прочное духовное движение на фундаменте чисто материальных чудес. Воздерживаться от проявления своих исключительных прав творца было его последовательной политикой. Со времен Каны сверхъестественное или чудесное не сопровождало его учение; и все же эта масса страждущих тронула его отзывчивое сердце и с великой силой воззвала к его сострадательной любви.
145:3.7 (1632.6) The sight of these afflicted mortals, men, women, and children, suffering in large measure as a result of the mistakes and misdeeds of his own trusted Sons of universe administration, peculiarly touched the human heart of Jesus and challenged the divine mercy of this benevolent Creator Son. But Jesus well knew he could never build an enduring spiritual movement upon the foundation of purely material wonders. It had been his consistent policy to refrain from exhibiting his creator prerogatives. Not since Cana had the supernatural or miraculous attended his teaching; still, this afflicted multitude touched his sympathetic heart and mightily appealed to his understanding affection.
    Голос с переднего двора воскликнул: «Учитель, скажи слово, верни наше здоровье, исцели наши болезни и спаси наши души». Не успели прозвучать эти слова, как огромная свита серафимов, физических контролеров, Носителей Жизни и срединников, которая всегда сопровождала сего воплотившегося Творца вселенной, приготовилась действовать с творческой силой при первом же сигнале своего Владыки. Это был один из тех моментов земного пути Иисуса, когда божественная мудрость и человеческое сострадание в суждении Сына Человеческого соединились настолько, что он искал спасения, взывая к воле своего Отца.
145:3.8 (1632.7) A voice from the front yard exclaimed: “Master, speak the word, restore our health, heal our diseases, and save our souls.” No sooner had these words been uttered than a vast retinue of seraphim, physical controllers, Life Carriers, and midwayers, such as always attended this incarnated Creator of a universe, made themselves ready to act with creative power should their Sovereign give the signal. This was one of those moments in the earth career of Jesus in which divine wisdom and human compassion were so interlocked in the judgment of the Son of Man that he sought refuge in appeal to his Father’s will.
    Когда Петр стал умолять Учителя обратить внимание на сей крик о помощи, Иисус, посмотрев на толпу страждущих, ответил: «Я пришел в мир открывать Отца и устанавливать его царство. Ради этой цели я жил своей жизнью до этого часа. Поэтому, если такова будет воля Пославшего меня и если это не противоречит моему посвящению делу провозглашения евангелия царства небесного, я желал бы видеть моих детей здоровыми и...», — но следующие слова Иисуса потонули в шуме и криках.
145:3.9 (1632.8) When Peter implored the Master to heed their cry for help, Jesus, looking down upon the afflicted throng, answered: “I have come into the world to reveal the Father and establish his kingdom. For this purpose have I lived my life to this hour. If, therefore, it should be the will of Him who sent me and not inconsistent with my dedication to the proclamation of the gospel of the kingdom of heaven, I would desire to see my children made whole—and —” but the further words of Jesus were lost in the tumult.
    Иисус передал ответственность за это решение об исцелении на усмотрение своего Отца. Очевидно, воля Отца не была против, ибо едва успели прозвучать слова Учителя, как сонмы небесных личностей, служивших под командованием Персонализированного Настройщика Мыслей Иисуса, пришли в сильное движение. Великая свита спустилась в гущу сей пестрой толпы больных смертных и в одно мгновение 683 мужчины, женщины и ребенка выздоровели и совершенно исцелились от своих телесных недугов и других физических расстройств. Ни до этого дня, ни после него на земле никогда не видели ничего подобного. Для тех же из нас, кто присутствовал, видя эту творческую волну исцеления, — это было действительно потрясающее зрелище.
145:3.10 (1633.1) Jesus had passed the responsibility of this healing decision to the ruling of his Father. Evidently the Father’s will interposed no objection, for the words of the Master had scarcely been uttered when the assembly of celestial personalities serving under the command of Jesus’ Personalized Thought Adjuster was mightily astir. The vast retinue descended into the midst of this motley throng of afflicted mortals, and in a moment of time 683 men, women, and children were made whole, were perfectly healed of all their physical diseases and other material disorders. Such a scene was never witnessed on earth before that day, nor since. And for those of us who were present to behold this creative wave of healing, it was indeed a thrilling spectacle.
    Но среди всех существ, изумленных этим внезапным и неожиданным всплеском сверхъестественного исцеления, больше всех удивлен был Иисус. В момент, когда его человеческий интерес и сочувствие сосредоточились на развернувшейся перед ним картине страдания и боли, он упустил из виду, что в своей человеческой памяти должен держать предостерегающее предупреждение своего Персонализированного Настройщика относительно невозможности ограничить элемент времени в сфере исключительных творческих прав Сына-Творца при определенных условиях и в определенных обстоятельствах. Иисус желал видеть этих страждущих смертных здоровыми, если это не нарушит волю его Отца. Персонализированный Настройщик Иисуса сразу же постановил, что подобный акт творческой энергии в данное время не преступит воли Райского Отца и этим решением — ввиду предшествующего этому решению изъявления Иисусом желания дать исцеление — творческий акт был осуществлен. То, чего желает Сын-Творец, и то, что Отец велит, — СОВЕРШАЕТСЯ. За всю последующую земную жизнь Иисуса не было другого такого же массового исцеления.
145:3.11 (1633.2) But of all the beings who were astonished at this sudden and unexpected outbreak of supernatural healing, Jesus was the most surprised. In a moment when his human interests and sympathies were focused upon the scene of suffering and affliction there spread out before him, he neglected to bear in his human mind the admonitory warnings of his Personalized Adjuster regarding the impossibility of limiting the time element of the creator prerogatives of a Creator Son under certain conditions and in certain circumstances. Jesus desired to see these suffering mortals made whole if his Father’s will would not thereby be violated. The Personalized Adjuster of Jesus instantly ruled that such an act of creative energy at that time would not transgress the will of the Paradise Father, and by such a decision—in view of Jesus’ preceding expression of healing desire—the creative act was. What a Creator Son desires and his Father wills IS. Not in all of Jesus’ subsequent earth life did another such en masse physical healing of mortals take place.
    Как и следовало ожидать, молва об этом исцелении при заходе солнца в Вифсаиде близ Капернаума разнеслась по всей Галилее, Иудее и далеко за их пределами. Опасения Ирода снова пробудились, и он послал наблюдателей, чтобы те доносили о деяниях и учениях Иисуса и выяснили, кто он — бывший плотник из Назарета или воскресший из мертвых Иоанн Креститель.
145:3.12 (1633.3) As might have been expected, the fame of this sundown healing at Bethsaida in Capernaum spread throughout all Galilee and Judea and to the regions beyond. Once more were the fears of Herod aroused, and he sent watchers to report on the work and teachings of Jesus and to ascertain if he was the former carpenter of Nazareth or John the Baptist risen from the dead.
    Главным образом из-за этой непреднамеренной демонстрации исцеления телесных недугов впредь на всем своем оставшемся земном пути Иисус стал врачом в той же мере, что и проповедником. Правда, он продолжал учить, но его личный труд в основном заключался в служении больным и бедствующим, тогда как делом его апостолов стали публичные проповеди и крещение верующих.
145:3.13 (1633.4) Chiefly because of this unintended demonstration of physical healing, henceforth, throughout the remainder of his earth career, Jesus became as much a physician as a preacher. True, he continued his teaching, but his personal work consisted mostly in ministering to the sick and the distressed, while his apostles did the work of public preaching and baptizing believers.
    Но большинство из тех, кто получил сверхъестественное или творческое телесное исцеление во время этого действия божественной энергии при закате солнца, не извлекли постоянной духовной пользы из сего необычайного проявления милосердия. Немногие получили истинное наставление благодаря этому служению телу, однако это поразительное извержение вневременного творческого исцеления не продвинуло духовное царство в сердцах людей.
145:3.14 (1633.5) But the majority of those who were recipients of supernatural or creative physical healing at this sundown demonstration of divine energy were not permanently spiritually benefited by this extraordinary manifestation of mercy. A small number were truly edified by this physical ministry, but the spiritual kingdom was not advanced in the hearts of men by this amazing eruption of timeless creative healing.
    Чудеса исцеления, время от времени сопровождавшие миссию Иисуса на земле, не были частью его замысла провозглашения царства. Они были случайностями, присущими пребыванию на земле божественного существа, наделенного почти неограниченными творческими правами в сочетании с беспрецедентным соединением божественного милосердия и человеческого сочувствия. Однако так называемые чудеса доставляли Иисусу немало хлопот, ведь они приводили к совершенно ненужной публичности, и создавали излишнюю шумиху.
145:3.15 (1633.6) The healing wonders which every now and then attended Jesus’ mission on earth were not a part of his plan of proclaiming the kingdom. They were incidentally inherent in having on earth a divine being of well-nigh unlimited creator prerogatives in association with an unprecedented combination of divine mercy and human sympathy. But such so-called miracles gave Jesus much trouble in that they provided prejudice-raising publicity and afforded much unsought notoriety.

4. Тем же вечером   

4. The Evening After

    Весь вечер после этого великого потока исцелений радостная и счастливая толпа наводняла дом Зеведея, и апостолы Иисуса настроились на высочайший лад эмоционального восторга. С человеческой точки зрения, это был, вероятно, величайший из всех великих дней их общения с Иисусом. Никогда прежде и никогда потом их надежды не возносились до подобных высот уверенного ожидания. О том, что пробил час, когда царство должно было быть провозглашено в силе, Иисус сказал им всего несколько дней назад, когда они были еще в пределах Самарии, и вот глаза их видели то, что казалось им исполнением этого обещания. Видение того, чему предстояло произойти, если это удивительное проявление целительной силы было всего лишь началом, приводило их в состояние восторга. Остававшиеся у них сомнения относительно божественности Иисуса были изгнаны. Они буквально потеряли голову попав под влияние сводящего с ума очарования.
145:4.1 (1634.1) Throughout the evening following this great outburst of healing, the rejoicing and happy throng overran Zebedee’s home, and the apostles of Jesus were keyed up to the highest pitch of emotional enthusiasm. From a human standpoint, this was probably the greatest day of all the great days of their association with Jesus. At no time before or after did their hopes surge to such heights of confident expectation. Jesus had told them only a few days before, and when they were yet within the borders of Samaria, that the hour had come when the kingdom was to be proclaimed in power, and now their eyes had seen what they supposed was the fulfillment of that promise. They were thrilled by the vision of what was to come if this amazing manifestation of healing power was just the beginning. Their lingering doubts of Jesus’ divinity were banished. They were literally intoxicated with the ecstasy of their bewildered enchantment.
    Однако когда они стали искать Иисуса, то найти его не смогли. Учитель пребывал в сильном смятении от происшедшего. Эти исцеленные от разных болезней мужчины, женщины и дети не уходили до позднего вечера, надеясь дождаться возвращения Иисуса, чтобы поблагодарить его. Проходили часы, а Иисус оставался в уединении, и апостолы не могли понять поведение Учителя; если бы не это продолжавшееся отсутствие, их радость была бы полной и совершенной. Когда же Иисус вернулся к ним, было уже поздно, и практически все исцеленные разошлись по домам. Иисус отказался от поздравлений и поклонения двенадцати апостолов и других, оставшихся приветствовать его, сказав лишь: «Не тому радуйтесь, что Отец мой властен исцелять тело, а тому, что он обладает могуществом спасать душу. Пойдем спать, ибо завтра нам должно быть в том, что принадлежит Отцу».
145:4.2 (1634.2) But when they sought for Jesus, they could not find him. The Master was much perturbed by what had happened. These men, women, and children who had been healed of diverse diseases lingered late into the evening, hoping for Jesus’ return that they might thank him. The apostles could not understand the Master’s conduct as the hours passed and he remained in seclusion; their joy would have been full and perfect but for his continued absence. When Jesus did return to their midst, the hour was late, and practically all of the beneficiaries of the healing episode had gone to their homes. Jesus refused the congratulations and adoration of the twelve and the others who had lingered to greet him, only saying: “Rejoice not that my Father is powerful to heal the body, but rather that he is mighty to save the soul. Let us go to our rest, for tomorrow we must be about the Father’s business.”
    И снова двенадцать разочарованных, недоумевающих и опечаленных сердцем людей пошли спать; никто из них, кроме близнецов, не спал хорошо этой ночью. Не успел Учитель сделать нечто, ободряющее души и радующее сердца своих апостолов, как тут же, казалось, разрушает их надежды и полностью уничтожает основы их смелости и энтузиазма. Эти сбитые с толку рыбаки смотрели друг другу в глаза, но в них была лишь одна мысль: «Мы не понимаем его. Что все это значит?»
145:4.3 (1634.3) And again did twelve disappointed, perplexed, and heart-sorrowing men go to their rest; few of them, except the twins, slept much that night. No sooner would the Master do something to cheer the souls and gladden the hearts of his apostles, than he seemed immediately to dash their hopes in pieces and utterly to demolish the foundations of their courage and enthusiasm. As these bewildered fishermen looked into each other’s eyes, there was but one thought: “We cannot understand him. What does all this mean?”

5. Рано утром в воскресенье   

5. Early Sunday Morning

    Почти не спал в ту ночь и Иисус. Он понимал, что мир полон физических страданий и наводнен материальными трудностями, и размышлял о великой опасности быть вынужденным посвящать заботе о больных и страждущих столь много времени, что его служение телесному будет препятствовать его миссии установления духовного царства в сердцах людей или, по крайней мере, подчинит ее себе. Из-за этих и других похожих мыслей, занимавших смертный ум Иисуса всю ночь, он поднялся в то воскресное утро задолго до рассвета и отправился в одиночестве к одному из своих излюбленных мест для общения с Отцом. В это раннее утро Иисус молился о мудрости и рассудительности, которые не позволили бы его человеческому сочувствию, слившемуся с его божественным милосердием, перед лицом страдания смертных взывать к нему настолько, что все его время было бы занято служением телесному в ущерб духовному. Хотя Иисус не хотел совсем отказаться от служения больным, но он знал, что ему надлежит также заниматься более важным трудом духовного учения и религиозного воспитания.
145:5.1 (1634.4) Neither did Jesus sleep much that Saturday night. He realized that the world was filled with physical distress and overrun with material difficulties, and he contemplated the great danger of being compelled to devote so much of his time to the care of the sick and afflicted that his mission of establishing the spiritual kingdom in the hearts of men would be interfered with or at least subordinated to the ministry of things physical. Because of these and similar thoughts which occupied the mortal mind of Jesus during the night, he arose that Sunday morning long before daybreak and went all alone to one of his favorite places for communion with the Father. The theme of Jesus’ prayer on this early morning was for wisdom and judgment that he might not allow his human sympathy, joined with his divine mercy, to make such an appeal to him in the presence of mortal suffering that all of his time would be occupied with physical ministry to the neglect of the spiritual. Though he did not wish altogether to avoid ministering to the sick, he knew that he must also do the more important work of spiritual teaching and religious training.
    Иисус так часто уходил молиться в горы потому, что не было уединенных помещений для его личных молитв.
145:5.2 (1635.1) Jesus went out in the hills to pray so many times because there were no private rooms suitable for his personal devotions.
    В ту ночь Петр не мог уснуть; поэтому очень рано, вскоре после того, как Иисус ушел молиться, разбудил Иакова и Иоанна, и они втроем пошли искать Учителя. Проведя в поисках более часа, они нашли Иисуса и попросили его поведать им причину своего странного поведения. Они желали узнать, почему он, казалось, был обеспокоен мощным излиянием исцеляющего духа, в то время как все люди были вне себя от радости и его апостолы так ликовали.
145:5.3 (1635.2) Peter could not sleep that night; so, very early, shortly after Jesus had gone out to pray, he aroused James and John, and the three went to find their Master. After more than an hour’s search they found Jesus and besought him to tell them the reason for his strange conduct. They desired to know why he appeared to be troubled by the mighty outpouring of the spirit of healing when all the people were overjoyed and his apostles so much rejoiced.
    Иисус более четырех часов старался объяснить этим трем апостолам, что же произошло. Он учил их о том, что случилось, и объяснял опасности подобных проявлений. Иисус поведал им причину, по которой он пришел молиться. Он попытался разъяснить своим личным сподвижникам подлинные причины, почему царство нельзя было построить на совершении чудес и исцелении тела. Но они не смогли понять его учение.
145:5.4 (1635.3) For more than four hours Jesus endeavored to explain to these three apostles what had happened. He taught them about what had transpired and explained the dangers of such manifestations. Jesus confided to them the reason for his coming forth to pray. He sought to make plain to his personal associates the real reasons why the kingdom of the Father could not be built upon wonder-working and physical healing. But they could not comprehend his teaching.
    Тем временем ранним воскресным утром около дома Зеведея начали собираться новые толпы страждущих душ и любопытных. Они шумно требовали встречи с Иисусом. Андрей и другие апостолы были в таком замешательстве, что пока Симон Зилот говорил с собравшимися, Андрей с несколькими своими товарищами пошел искать Иисуса. Увидев Иисуса с тремя апостолами, он сказал: «Учитель, почему ты оставил нас с толпой одних? Смотри, все люди ищут тебя; никогда прежде столько людей не стремились к твоему учению. Вот и сейчас дом окружен теми, кто пришел из ближних и дальних мест благодаря твоим великим делам. Не вернешься ли ты с нами, чтобы служить им?»
145:5.5 (1635.4) Meanwhile, early Sunday morning, other crowds of afflicted souls and many curiosity seekers began to gather about the house of Zebedee. They clamored to see Jesus. Andrew and the apostles were so perplexed that, while Simon Zelotes talked to the assembly, Andrew, with several of his associates, went to find Jesus. When Andrew had located Jesus in company with the three, he said: “Master, why do you leave us alone with the multitude? Behold, all men seek you; never before have so many sought after your teaching. Even now the house is surrounded by those who have come from near and far because of your mighty works. Will you not return with us to minister to them?”
    Услышав это, Иисус ответил: «Разве не учил я тебя, Андрей, и сих остальных, что моя миссия на земле — открывать Отца и что мое послание — провозглашение царства небесного? Почему же тогда, ты хотел бы, чтобы я отступил от своего дела ради ублажения любопытных и потворства тем, кто ищет чудес и знамений? Разве не были мы среди людей сих все эти месяцы, и разве собирались они в толпы, чтобы услышать благую весть царства? Зачем же теперь они осаждают нас? Не более ли из-за исцеления их физических тел, чем в результате принятия духовной истины ради спасения душ их? Когда людей привлекают к нам необычные проявления, то многие из них приходят, ища отнюдь не истины и спасения, а исцеления своих телесных недугов и избавления от материальных трудностей.
145:5.6 (1635.5) When Jesus heard this, he answered: “Andrew, have I not taught you and these others that my mission on earth is the revelation of the Father, and my message the proclamation of the kingdom of heaven? How is it, then, that you would have me turn aside from my work for the gratification of the curious and for the satisfaction of those who seek for signs and wonders? Have we not been among these people all these months, and have they flocked in multitudes to hear the good news of the kingdom? Why have they now come to besiege us? Is it not because of the healing of their physical bodies rather than as a result of the reception of spiritual truth for the salvation of their souls? When men are attracted to us because of extraordinary manifestations, many of them come seeking not for truth and salvation but rather in quest of healing for their physical ailments and to secure deliverance from their material difficulties.
    Все это время я был в Капернауме и в синагогах и у берега моря возвещал евангелие царства всем имевшим уши, чтобы слышать, и сердца, чтобы принять истину. Воля Отца моего отнюдь не в том, чтобы я вернулся с вами угождать сим любопытным и занялся служением телесному в ущерб духовному. Я посвятил вас проповедовать евангелие и служить больным, но я не могу посвятить себя исцелениям в ущерб моему учению. Нет, Андрей, я с вами не вернусь. Иди и скажи людям, чтобы они верили в то, чему я учил их, и радовались свободе сыновей Бога, а сами приготовьтесь отправиться в другие города Галилеи, где путь для проповеди благой вести царства уже готов. Ради этой цели я и пришел от Отца. Посему иди, приготовься к нашему немедленному уходу, а я подожду вас здесь».
145:5.7 (1635.6) “All this time I have been in Capernaum, and both in the synagogue and by the seaside have I proclaimed the good news of the kingdom to all who had ears to hear and hearts to receive the truth. It is not the will of my Father that I should return with you to cater to these curious ones and to become occupied with the ministry of things physical to the exclusion of the spiritual. I have ordained you to preach the gospel and minister to the sick, but I must not become engrossed in healing to the exclusion of my teaching. No, Andrew, I will not return with you. Go and tell the people to believe in that which we have taught them and to rejoice in the liberty of the sons of God, and make ready for our departure for the other cities of Galilee, where the way has already been prepared for the preaching of the good tidings of the kingdom. It was for this purpose that I came forth from the Father. Go, then, and prepare for our immediate departure while I here await your return.”
    Когда Иисус кончил говорить, Андрей и его собратья-апостолы печально побрели к дому Зеведея, распустили собравшуюся толпу и быстро приготовились к путешествию, как велел им Иисус. Итак, в воскресенье после полудня 18 января 28 года н.э. Иисус и апостолы отправились в свое первое путешествие с по-настоящему публичными и открытыми проповедями по городам Галилеи. Во время этого первого путешествия они проповедовали евангелие царства во многих городах, но Назарет не посетили.
145:5.8 (1636.1) When Jesus had spoken, Andrew and his fellow apostles sorrowfully made their way back to Zebedee’s house, dismissed the assembled multitude, and quickly made ready for the journey as Jesus had directed. And so, on the afternoon of Sunday, January 18, A.D. 28, Jesus and the apostles started out upon their first really public and open preaching tour of the cities of Galilee. On this first tour they preached the gospel of the kingdom in many cities, but they did not visit Nazareth.
    В то же воскресенье после полудня, вскоре после того, как Иисус и его апостолы ушли в Риммон, повидаться с ним в дом Зеведея зашли его братья Иаков и Иуда. Около полудня того дня Иуда разыскал своего брата Иакова и настоял на том, чтобы они пошли к Иисусу. Однако ко времени, когда Иаков согласился идти с Иудой, Иисус уже ушел.
145:5.9 (1636.2) That Sunday afternoon, shortly after Jesus and his apostles had left for Rimmon, his brothers James and Jude came to see him, calling at Zebedee’s house. About noon of that day Jude had sought out his brother James and insisted that they go to Jesus. By the time James consented to go with Jude, Jesus had already departed.
    Апостолы очень не хотели уходить от того великого внимания к ним, которое возникло в Капернауме. Петр подсчитал, что в царство можно было окрестить не менее тысячи верующих. Иисус их терпеливо выслушал, но вернуться не согласился. Какое-то время все молчали, но затем Фома обратился к своим собратьям-апостолам и сказал: «Пойдем! Учитель сказал. Неважно, что мы не можем до конца понять тайны царства небесного, зато мы точно знаем одно: мы идем за учителем, который не ищет славы для себя самого». И они скрепя сердце пошли проповедовать благую весть в городах Галилеи.
145:5.10 (1636.3) The apostles were loath to leave the great interest which had been aroused at Capernaum. Peter calculated that no less than one thousand believers could have been baptized into the kingdom. Jesus listened to them patiently, but he would not consent to return. Silence prevailed for a season, and then Thomas addressed his fellow apostles, saying: “Let’s go! The Master has spoken. No matter if we cannot fully comprehend the mysteries of the kingdom of heaven, of one thing we are certain: We follow a teacher who seeks no glory for himself.” And reluctantly they went forth to preach the good tidings in the cities of Galilee.



Back to Top