Книга Урантии - Текст 119
Пришествия Христа Михаила

Книга Урантии      

Чст III. История Урантии



    Я — глава Вечерних Звезд Небадона и послан Гавриилом на Урантию с поручением открыть историю семи пришествий Владыки вселенной, Михаила Небадонского, а имя мое — Гавалия. В этом повествовании я буду действовать строго в пределах моих полномочий.

119:0.1 (1308.1) CHIEF of the Evening Stars of Nebadon, I am assigned to Urantia by Gabriel on the mission of revealing the story of the seven bestowals of the Universe Sovereign, Michael of Nebadon, and my name is Gavalia. In making this presentation, I will adhere strictly to the limitations imposed by my commission.

    Совершение пришествий неотъемлемо присуще Райским Сынам Вселенского Отца. В желании Райских Сынов различных чинов приблизиться к жизненному опыту подчиненных им живых созданий отражается божественная природа их Райских родителей. Занимает ведущее положение на этом поприще Вечный Сын Райской Троицы, который за период восхождения Грандфанды и первых пилигримов времени и пространства совершил семь пришествий в семь контуров Хавоны. И Вечный Сын продолжает совершать пришествия в локальные вселенные пространства в лице своих представителей — Сынов-Михаилов и Сынов-Авоналов.

119:0.2 (1308.2) The attribute of bestowal is inherent in the Paradise Sons of the Universal Father. In their desire to come close to the life experiences of their subordinate living creatures, the various orders of the Paradise Sons are reflecting the divine nature of their Paradise parents. The Eternal Son of the Paradise Trinity led the way in this practice, having seven times bestowed himself upon the seven circuits of Havona during the times of the ascension of Grandfanda and the first of the pilgrims from time and space. And the Eternal Son continues to bestow himself upon the local universes of space in the persons of his representatives, the Michael and Avonal Sons.

    Когда Вечный Сын посылает Сына-Творца в задуманную локальную вселенную, то этот Сын-Творец берет на себя всю ответственность за завершение ее создания, управление и спокойствие этой новой вселенной и дает вечной Троице торжественную клятву не обретать полного владычества над новым творением вплоть до успешного завершения семи его пришествий в облике созданий, каждое из которых будет официально одобрено Древними Дней той сверхвселенной, к юрисдикции которой это творение относится. Это обязательство берет на себя каждый Сын-Михаил, который добровольно отправляется из Рая заниматься формированием и созданием вселенных.

119:0.3 (1308.3) When the Eternal Son bestows a Creator Son upon a projected local universe, that Creator Son assumes full responsibility for the completion, control, and composure of that new universe, including the solemn oath to the eternal Trinity not to assume full sovereignty of the new creation until his seven creature bestowals shall have been successfully completed and certified by the Ancients of Days of the superuniverse of jurisdiction. This obligation is assumed by every Michael Son who volunteers to go out from Paradise to engage in universe organization and creation.

    Эти пришествия в облике созданий имеют целью дать таким Творцам возможность стать мудрыми, сострадательными, справедливыми и понимающими владыками. Эти божественные Сыны врожденно справедливы, но сострадательно-милосердными они становятся в результате опыта, получаемого во время этой череды пришествий; они милосердны по своей природе, но этот опыт делает их милосердными новым и дополнительным образом. Эти пришествия — последние этапы в их обучении и подготовке к грандиозным задачам управления локальными вселенными божественно-праведно и беспристрастно-справедливо.

119:0.4 (1308.4) The purpose of these creature incarnations is to enable such Creators to become wise, sympathetic, just, and understanding sovereigns. These divine Sons are innately just, but they become understandingly merciful as a result of these successive bestowal experiences; they are naturally merciful, but these experiences make them merciful in new and additional ways. These bestowals are the last steps in their education and training for the sublime tasks of ruling the local universes in divine righteousness and by just judgment.

    Хотя различные миры, системы и созвездия, равно как и разные чины вселенских разумных существ, которых эти пришествия затрагивают и на которых оказывают благотворное воздействие, получают многочисленные косвенные преимущества, тем не менее, цель пришествия — прежде всего, завершение личной подготовки и вселенского обучения самого Сына-Творца. Эти пришествия не столь существенны для мудрого, справедливого и эффективного управления локальной вселенной, но они совершенно необходимы для беспристрастного, милосердного и чуткого руководства таким творением, наполненным разнообразными формами жизни и мириадами разумных, но несовершенных созданий.

119:0.5 (1308.5) Though numerous incidental benefits accrue to the various worlds, systems, and constellations, as well as to the different orders of universe intelligences affected and benefited by these bestowals, still they are primarily designed to complete the personal training and universe education of a Creator Son himself. These bestowals are not essential to the wise, just, and efficient management of a local universe, but they are absolutely necessary to a fair, merciful, and understanding administration of such a creation, teeming with its varied forms of life and its myriads of intelligent but imperfect creatures.

    Сыны-Михаилы начинают свою деятельность по организации вселенной, испытывая полную и справедливую симпатию к созданным ими существам разных чинов. Они преисполнены милосердия ко всем этим разнообразным созданиям и даже жалости к тем, кто ошибается и вязнет в созданной ими самими трясине эгоизма. Но такого дара справедливости и праведности не достаточно, с точки зрения Древних Дней. Эти триединые правители сверхвселенных никогда не утвердят Сына-Творца Владыкой вселенной, пока он в результате подлинного опыта, обретенного в среде обитания своих собственных созданий действительно не встанет на их точку зрения, воплотившись в сами эти создания. Таким образом эти Сыны становятся умными и понимающими правителями; они обретают знание различных групп, которыми управляют и над которыми имеют вселенскую власть. Через живой опыт они овладевают практическим милосердием, справедливым суждением и терпением, которое рождается из опыта существования в качестве создания.

119:0.6 (1308.6) The Michael Sons begin their work of universe organization with a full and just sympathy for the various orders of beings whom they have created. They have vast stores of mercy for all these differing creatures, even pity for those who err and flounder in the selfish mire of their own production. But such endowments of justice and righteousness will not suffice in the estimate of the Ancients of Days. These triune rulers of the superuniverses will never certify a Creator Son as Universe Sovereign until he has really acquired the viewpoint of his own creatures by actual experience in the environment of their existence and as these very creatures themselves. In this way such Sons become intelligent and understanding rulers; they come to know the various groups over which they rule and exercise universe authority. By living experience they possess themselves of practical mercy, fair judgment, and the patience born of experiential creature existence.

    Локальная вселенная Небадон управляется сейчас Сыном-Творцом, завершившим все свои пришествия; он справедливо и милосердно и верховно правит над всеми обширными сферами своей эволюционирующей и совершенствующейся вселенной. Михаил Небадонский — это 611121-е пришествие Вечного Сына во вселенные времени и пространства, и он начал формировать вашу локальную вселенную примерно четыреста миллиардов лет назад. Михаил приготовился совершить свое первое пришествие примерно в то время, когда Урантия обретала свою сегодняшнюю форму, миллиард лет назад. Его пришествия происходили с интервалом примерно в сто пятьдесят миллионов лет, и последнее из них на Урантию произошло тысяча девятьсот лет назад. Сейчас я перехожу к откровению природы и характера этих пришествий с той мерой полноты, какую допускают мои полномочия.

119:0.7 (1309.1) The local universe of Nebadon is now ruled by a Creator Son who has completed his service of bestowal; he reigns in just and merciful supremacy over all the vast realms of his evolving and perfecting universe. Michael of Nebadon is the 611,121st bestowal of the Eternal Son upon the universes of time and space, and he began the organization of your local universe about four hundred billion years ago. Michael made ready for his first bestowal adventure about the time Urantia was taking on its present form, one billion years ago. His bestowals have occurred about one hundred and fifty million years apart, the last taking place on Urantia nineteen hundred years ago. I will now proceed to unfold the nature and character of these bestowals as fully as my commission permits.

1. Первое пришествие   

1. The First Bestowal

    Почти миллиард лет назад в Спасограде произошло важное событие, когда Михаил возвестил собравшимся руководителям и главам вселенной Небадон, что его старший брат Иммануил вскоре примет на себя власть в Небадоне, пока он (Михаил) будет отсутствовать по некоему делу, суть которого он не объяснил. Об этом деле больше ничего не было объявлено кроме того, что в прощальном послании, переданном Отцам Созвездия, наряду с прочими указаниями говорилось: «И на этот период я вверяю вас попечению и заботам Иммануила, пока я отправлюсь исполнять веление моего Райского Отца».

119:1.1 (1309.2) It was a solemn occasion on Salvington almost one billion years ago when the assembled directors and chiefs of the universe of Nebadon heard Michael announce that his elder brother, Immanuel, would presently assume authority in Nebadon while he (Michael) would be absent on an unexplained mission. No other announcement was made about this transaction except that the farewell broadcast to the Constellation Fathers, among other instructions, said: “And for this period I place you under the care and keeping of Immanuel while I go to do the bidding of my Paradise Father.”

    Послав это прощальное сообщение, Михаил появился на поле отбытия в Спасограде точно так же, как и много раз до этого, когда он готовился отправиться в Уверсу или в Рай, но с той лишь разницей, что он пришел один. Свою речь при отбытии он закончил такими словами: «Я покидаю вас лишь на короткое время. Многие из вас, я знаю, отправились бы со мной, но туда, куда я отправляюсь, вы пойти не можете. И то, что я собираюсь сделать, вы сделать не можете. Я отправляюсь исполнять волю Райских Божеств, а когда исполню свою миссию и обрету этот опыт, то вернусь и займу свое место среди вас». И сказав это, Михаил Небадонский скрылся из виду всех собравшихся и не появлялся на протяжении двадцати лет стандартного времени. Во всем Спасограде только Божественная Служительница и Иммануил знали, что происходит, и Объединяющий Дней поделился этой тайной только с главным распорядителем вселенной Гавриилом, Яркой и Утренней Звездой.

119:1.2 (1309.3) After sending this farewell broadcast, Michael appeared on the dispatching field of Salvington, just as on many previous occasions when preparing for departure to Uversa or Paradise except that he came alone. He concluded his statement of departure with these words: “I leave you but for a short season. Many of you, I know, would go with me, but whither I go you cannot come. That which I am about to do, you cannot do. I go to do the will of the Paradise Deities, and when I have finished my mission and have acquired this experience, I will return to my place among you.” And having thus spoken, Michael of Nebadon vanished from the sight of all those assembled and did not reappear for twenty years of standard time. In all Salvington, only the Divine Minister and Immanuel knew what was taking place, and the Union of Days shared his secret only with the chief executive of the universe, Gabriel, the Bright and Morning Star.

    Все обитатели Спасограда и жители центральных миров созвездий и систем собрались вокруг своих станций приема вселенской информации в надежде получить какое-нибудь известие о миссии и местонахождении Сына-Творца. Два дня со времени отбытия Михаила не было никаких сколько-нибудь важных известий. На третий день в Спасограде получили сообщение из сферы Мелхиседеков, из центра этого чина в Небадоне, в котором просто фиксировалось это дотоле неслыханное событие: «Сегодня в полдень на поле прибытия этого мира появился незнакомый Сын-Мелхиседек не из нашего числа, но полностью подобный нашему чину. Его сопровождал единственный омниафим, который имел при себе мандат из Уверсы и передал адресованные нашему главе распоряжения, отданные Древними Дней при согласии Иммануила из Спасограда и предписывающие, чтобы этот новый Сын-Мелхиседек был принят в наш чин и зачислен в спасительную службу Мелхиседеков Небадона. И так было предписано; и так было сделано.»

119:1.3 (1309.4) All the inhabitants of Salvington and those dwelling on the constellation and system headquarters worlds assembled about their respective receiving stations for universe intelligence, hoping to get some word of the mission and whereabouts of the Creator Son. Not until the third day after Michael’s departure was any message of possible significance received. On this day a communication was registered on Salvington from the Melchizedek sphere, the headquarters of that order in Nebadon, which simply recorded this extraordinary and never-before-heard-of transaction: “At noon today there appeared on the receiving field of this world a strange Melchizedek Son, not of our number but wholly like our order. He was accompanied by a solitary omniaphim who bore credentials from Uversa and presented orders addressed to our chief, derived from the Ancients of Days and concurred in by Immanuel of Salvington, directing that this new Melchizedek Son be received into our order and assigned to the emergency service of the Melchizedeks of Nebadon. And it has been so ordered; it has been done.”

    И это почти все, что появилось в записях Спасограда относительно первого пришествия Михаила. Новое известие появилось лишь через сто лет по урантийскому времени, когда был зарегистрирован факт, что Михаил вернулся и без предварительного уведомления продолжил руководство делами вселенной. Но в мире Мелхиседеков обнаруживается странная запись — рассказ о служении в ту эру этого необыкновенного Сына-Мелхиседека в спасательном отряде. Эта запись хранится в простом храме, который сейчас находится перед домом Отца-Мелхиседека, и она содержит повествование о служении этого временного Сына-Мелхиседека, связанном с его назначением в двадцать четыре вселенские спасательные миссии. И эта запись, которую я совсем недавно просмотрел, кончается так:

119:1.4 (1310.1) And this is about all that appears on the records of Salvington regarding the first Michael bestowal. Nothing more appears until after one hundred years of Urantia time, when there was recorded the fact of Michael’s return and unannounced resumption of the direction of universe affairs. But a strange record is to be found on the Melchizedek world, a recital of the service of this unique Melchizedek Son of the emergency corps of that age. This record is preserved in a simple temple which now occupies the foreground of the home of the Father Melchizedek, and it comprises the narration of the service of this transitory Melchizedek Son in connection with his assignment to twenty-four missions of universe emergency. And this record, which I have so recently reviewed, ends thus:

    «И в полдень в этот день без предварительного уведомления этот пришедший Сын нашего чина исчез из нашего мира так же, как и появился, — в сопровождении лишь единственного омниафима, чему свидетелями были лишь трое из нашего братства; и эта запись сейчас удостоверяет, что этот пришелец жил как Мелхиседек, в облике Мелхиседека, трудился как Мелхиседек и добросовестно выполнял все свои задания в качестве Сына-спасателя нашего чина. Со всеобщего согласия он стал главой Мелхиседеков, заслужив нашу любовь и восхищение благодаря своей несравненной мудрости, величайшей любви и возвышенной преданности долгу. Он любил нас, понимал нас и служил вместе с нами, и мы навсегда стали его преданными и любящими собратьями-Мелхиседеками, ибо этот пришелец в наш мир теперь навеки стал вселенским служителем, имеющим природу Мелхиседека».

119:1.5 (1310.2) “And at noon on this day, without previous announcement and witnessed by only three of our brotherhood, this visiting Son of our order disappeared from our world as he came, accompanied only by a solitary omniaphim; and this record is now closed with the certification that this visitor lived as a Melchizedek, in the likeness of a Melchizedek he worked as a Melchizedek, and he faithfully performed all of his assignments as an emergency Son of our order. By universal consent he has become chief of Melchizedeks, having earned our love and adoration by his matchless wisdom, supreme love, and superb devotion to duty. He loved us, understood us, and served with us, and forever we are his loyal and devoted fellow Melchizedeks, for this stranger on our world has now eternally become a universe minister of Melchizedek nature.”

    И это все, что мне позволено сообщить вам о первом пришествии Михаила. Мы, конечно, вполне понимаем, что этот необычный Мелхиседек, так таинственно служивший вместе с Мелхиседеками миллиард лет назад, был не кто иной, как воплощенный Михаил, исполнявший миссию своего первого пришествия. В записях конкретно не утверждается, что этот необыкновенный и эффективно действовавший Мелхиседек был Михаилом, но все верят, что это был именно он. Вероятно, точную формулировку этого события можно обнаружить только лишь в записях Сынограда, а записи этого тайного мира закрыты для нас. Только в этом священном мире божественных Сынов полностью известны тайны воплощений и пришествий. Все мы знаем о самих фактах пришествий Михаила, но не понимаем, как они осуществляются. Мы не знаем, как правитель вселенной, творец Мелхиседеков может таким внезапным и таинственным образом стать вдруг одним из них и в качестве такового в течение ста лет жить среди них и трудиться как Сын-Мелхиседек. Но это было именно так.

119:1.6 (1310.3) And that is all I am permitted to tell you of the first bestowal of Michael. We, of course, fully understand that this strange Melchizedek who so mysteriously served with the Melchizedeks a billion years ago was none other than the incarnated Michael on the mission of his first bestowal. The records do not specifically state that this unique and efficient Melchizedek was Michael, but it is universally believed that he was. Probably the actual statement of that fact cannot be found outside of the records of Sonarington, and the records of that secret world are not open to us. Only on this sacred world of the divine Sons are the mysteries of incarnation and bestowal fully known. We all know of the facts of the Michael bestowals, but we do not understand how they are effected. We do not know how the ruler of a universe, the creator of the Melchizedeks, can so suddenly and mysteriously become one of their number and, as one of them, live among them and work as a Melchizedek Son for one hundred years. But it so happened.

2. Второе пришествие   

2. The Second Bestowal

    Во вселенной Небадон все шло хорошо на протяжении почти ста пятидесяти миллионов лет со времени пришествия Михаила в облике Мелхиседека, как вдруг над системой 11 созвездия 37 нависла беда. Осложнения были вызваны неверным пониманием со стороны Сына-Ланонандека, Владыки Системы; Отцы созвездия вынесли по этому делу решение, которое было одобрено Верным Дней, Райским советником этого созвездия, но протестующий Владыка Системы не совсем примирился с вынесенным вердиктом. После более чем столетнего недовольства он привел своих сподвижников к одному из самых широкомасштабных и катастрофичных бунтов против владычества Сына-Творца, когда-либо разжигавшихся во вселенной Небадон, по этому бунту давно вынесено решение и ему положен конец действием Древних Дней в Уверсе.

119:2.1 (1310.4) For almost one hundred and fifty million years after the Melchizedek bestowal of Michael, all went well in the universe of Nebadon, when trouble began to brew in system 11 of constellation 37. This trouble involved a misunderstanding by a Lanonandek Son, a System Sovereign, which had been adjudicated by the Constellation Fathers and approved by the Faithful of Days, the Paradise counselor to that constellation, but the protesting System Sovereign was not fully reconciled to the verdict. After more than one hundred years of dissatisfaction he led his associates in one of the most widespread and disastrous rebellions against the sovereignty of the Creator Son ever instigated in the universe of Nebadon, a rebellion long since adjudicated and ended by the action of the Ancients of Days on Uversa.

    Лютенция, мятежный владыка системы, безраздельно властвовал на своей центральной планете более двадцати лет стандартного небадонского времени; после чего Всевышние с одобрения Уверсы отдали приказ о его изоляции и затребовали от правителей Спасограда назначить нового Владыку Системы, который принял бы на себя руководство этой раздираемой распрями и приведенной в смятение системой обитаемых миров.

119:2.2 (1311.1) This rebel System Sovereign, Lutentia, reigned supreme on his headquarters planet for more than twenty years of standard Nebadon time; whereupon, the Most Highs, with approval from Uversa, ordered his segregation and requisitioned the Salvington rulers for the designation of a new System Sovereign to assume direction of that strife-torn and confused system of inhabited worlds.

    Одновременно с получением в Спасограде этого требования Михаил сделал второе из этих необыкновенных заявлений о намерении отбыть из центра вселенной с целью «исполнить веление моего Райского Отца», пообещав «вернуться в должное время» и сосредоточив всю власть в руках своего Райского брата Иммануила, Объединяющего Дней.

119:2.3 (1311.2) Simultaneously with the reception of this request on Salvington, Michael initiated the second of those extraordinary proclamations of intention to be absent from the universe headquarters for the purpose of “doing the bidding of my Paradise Father,” promising to “return in due season” and concentrating all authority in the hands of his Paradise brother, Immanuel, the Union of Days.

    И затем точно так же, как и во время своего отбытия, связанного с пришествием в облике Мелхиседека, Михаил снова удалился со своей центральной планеты. Через три дня после этого необъясненного ухода в резервном отряде первичных Сынов-Ланонандеков Небадона появился его новый и неизвестный член. Этот новый Сын появился в полдень без предварительного уведомления и в сопровождении единственного терциафима, который имел при себе мандат от Древних Дней Уверсы, подтвержденный Иммануилом из Спасограда и предписывающий, чтобы этого нового Сына назначили в систему номер 11 созвездия 37 преемником смещенного Лютенции и облекли полной властью временно исполняющего обязанности Владыки Системы впредь до назначения нового владыки.

119:2.4 (1311.3) And then, by the same technique observed at the time of his departure in connection with the Melchizedek bestowal, Michael again took leave of his headquarters sphere. Three days after this unexplained leave-taking there appeared among the reserve corps of the primary Lanonandek Sons of Nebadon, a new and unknown member. This new Son appeared at noon, unannounced and accompanied by a lone tertiaphim who bore credentials from the Uversa Ancients of Days, certified by Immanuel of Salvington, directing that this new Son be assigned to system 11 of constellation 37 as the successor of the deposed Lutentia and with full authority as acting System Sovereign pending the appointment of a new sovereign.

    Более семнадцати лет вселенского времени этот необычный и неизвестный временный правитель управлял делами и мудро выносил решения по поводу разногласий в этой пришедшей в смятение и деморализованной локальной системе. Ни один Владыка Системы никогда не пользовался такой горячей любовью, таким повсеместным почитанием и уважением. Этот новый правитель справедливо и милосердно навел порядок в неспокойной системе, усердно служа всем своим подданным, и даже предложил своему мятежному предшественнику честь разделить с ним престол власти над системой, если только он принесет извинения Иммануилу за свои опрометчивые поступки. Но Лютенция отверг эти милосердные шаги, хорошо зная, что этим новым и необычным Владыкой Системы был не кто иной, как Михаил, сам правитель вселенной, которому он совсем недавно отказывался повиноваться. Но миллионы его сбитых с толку и обманутых последователей приняли прощение от этого нового правителя, известного в ту пору как Владыка-Спаситель системы Палония.

119:2.5 (1311.4) For more than seventeen years of universe time this strange and unknown temporary ruler administered the affairs and wisely adjudicated the difficulties of this confused and demoralized local system. No System Sovereign was ever more ardently loved or more widespreadly honored and respected. In justice and mercy this new ruler set the turbulent system in order while he painstakingly ministered to all his subjects, even offering his rebellious predecessor the privilege of sharing the system throne of authority if he would only apologize to Immanuel for his indiscretions. But Lutentia spurned these overtures of mercy, well knowing that this new and strange System Sovereign was none other than Michael, the very universe ruler whom he had so recently defied. But millions of his misguided and deluded followers accepted the forgiveness of this new ruler, known in that age as the Savior Sovereign of the system of Palonia.

    А затем наступил знаменательный день, когда прибыл новоназначенный Владыка Системы, утвержденный властями вселенной в качестве постоянного преемника отстраненного Лютенции, и вся Палония сокрушалась по поводу ухода самого благородного и самого милостивого правителя, какого когда-либо знал Небадон. Он был любим всей системой, и его обожали собратья из всех групп Сынов-Ланонандеков. Его отбытие не прошло без церемоний; когда он удалялся из центра системы, было устроено огромное празднество. Даже его сбившийся с пути истинного предшественник послал такое сообщение: «Справедлив и праведен ты во всех твоих деяниях. По-прежнему не принимая Райское правление, я вынужден признать, что ты справедливый и милосердный руководитель».

119:2.6 (1311.5) And then came that eventful day on which there arrived the newly appointed System Sovereign, designated by the universe authorities as the permanent successor of the deposed Lutentia, and all Palonia mourned the departure of the most noble and the most benign system ruler that Nebadon had ever known. He was beloved by all the system and adored by his fellows of all groups of the Lanonandek Sons. His departure was not unceremonious; a great celebration was arranged when he left the system headquarters. Even his erring predecessor sent this message: “Just and righteous are you in all your ways. While I continue in rejection of the Paradise rule, I am compelled to confess that you are a just and merciful administrator.”

    И затем этот временный правитель мятежной системы отбыл с планеты, которой недолгое время руководил, а на третий день после этого Михаил появился в Спасограде и вернулся к управлению вселенной Небадон. Вскоре последовало третье объявление Уверсы о расширении власти и полномочий Михаила. Первое объявление было сделано во время его прибытия в Небадон, второе — вскоре после завершения его пришествия в облике Мелхиседека, а теперь третье последовало за окончанием второго пришествия — в облике Ланонандека.

119:2.7 (1312.1) And then did this transient ruler of a rebellious system take leave of the planet of his short administrative sojourn, while on the third day thereafter Michael appeared on Salvington and resumed the direction of the universe of Nebadon. There soon followed the third Uversa proclamation of the advancing jurisdiction of the sovereignty and authority of Michael. The first proclamation was made at the time of his arrival in Nebadon, the second was issued soon after the completion of the Melchizedek bestowal, and now the third follows upon the termination of the second or Lanonandek mission.

3. Третье пришествие   

3. The Third Bestowal

    Верховный совет в Спасограде только что закончил рассмотрение призыва Носителей Жизни планеты 217 в системе 87 созвездия 61 об отправке им на помощь Материального Сына. Эта планета находилась в системе населенных миров, где другой Владыка Системы сбился с истинного пути, и к тому времени это был второй подобный бунт во всем Небадоне.

119:3.1 (1312.2) The supreme council on Salvington had just finished the consideration of the call of the Life Carriers on planet 217 in system 87 in constellation 61 for the dispatch to their assistance of a Material Son. Now this planet was situated in a system of inhabited worlds where another System Sovereign had gone astray, the second such rebellion in all Nebadon up to that time.

    По просьбе Михаила действия в связи с прошением от Носителей Жизни этой планеты были отложены до времени рассмотрения этого прошения Иммануилом и его доклада по этому поводу. Это был непривычный образ действий, и я хорошо помню, как мы все предчувствовали что-то необычное, и нас недолго держали в состоянии напряженного ожидания. Далее Михаил передал руководство вселенной Иммануилу, а командование небесными силами поручил Гавриилу и, сложив с себя таким образом обязанности по управлению, попрощался с Духом-Матерью Вселенной и исчез с поля отбытия Спасограда точно так же, как делал это в двух предыдущих случаях.

119:3.2 (1312.3) Upon the request of Michael, action on the petition of the Life Carriers of this planet was deferred pending its consideration by Immanuel and his report thereon. This was an irregular procedure, and I well remember how we all anticipated something unusual, and we were not long held in suspense. Michael proceeded to place universe direction in the hands of Immanuel, while he intrusted command of the celestial forces to Gabriel, and having thus disposed of his administrative responsibilities, he took leave of the Universe Mother Spirit and vanished from the dispatching field of Salvington precisely as he had done on two previous occasions.

    И, как и можно было ожидать, на третий день после этого в центральном мире системы 87 созвездия 61 появился необычный Материальный Сын в сопровождении единственного секонафима, который имел полномочия от Древних Дней Уверсы, подтвержденные Иммануилом из Спасограда. Исполняющий обязанности Владыки Системы немедленно назначил этого нового и таинственного Материального Сына исполняющим обязанности Планетарного Принца мира 217, и это назначение было сразу же утверждено Всевышними созвездия 61.

119:3.3 (1312.4) And, as might have been expected, on the third day thereafter there appeared, unannounced, on the headquarters world of system 87 in constellation 61, a strange Material Son, accompanied by a lone seconaphim, accredited by the Uversa Ancients of Days, and certified by Immanuel of Salvington. Immediately the acting System Sovereign appointed this new and mysterious Material Son acting Planetary Prince of world 217, and this designation was at once confirmed by the Most Highs of constellation 61.

    Таким образом этот необыкновенный Материальный Сын начал свой трудный путь в подвергнутом изоляции мире раскола и мятежа, находящемся в осажденной системе, не имеющей никакой прямой связи с остальной вселенной, функционирующей в одиночестве на протяжении одного поколения планетарного времени. Этот Материальный Сын-спасатель добился, чтобы совершивший проступок Планетарный Принц и весь его штат покаялись и исправились, и стал свидетелем возвращения планеты к преданному служению Райской власти, установленной в локальных вселенных. В соответствующее время в этот восстановленный и исправленный мир прибыли Материальные Сын и Дочь, и когда они были должным образом введены в должность зримых планетарных правителей, временный и выполнявший роль спасателя Планетарный Принц в один прекрасный день официально попрощался и в полдень исчез. На третий день после этого Михаил появился в своем привычном месте в Спасограде и очень скоро в сверхвселенной были переданы сообщения, в которых Древние Дней в четвертый раз объявили о расширении владычества Михаила в Небадоне.

119:3.4 (1312.5) Thus did this unique Material Son begin his difficult career on a quarantined world of secession and rebellion, located in a beleaguered system without any direct communication with the outside universe, working alone for one whole generation of planetary time. This emergency Material Son effected the repentance and reclamation of the defaulting Planetary Prince and his entire staff and witnessed the restoration of the planet to the loyal service of the Paradise rule as established in the local universes. In due time a Material Son and Daughter arrived on this rejuvenated and redeemed world, and when they had been duly installed as visible planetary rulers, the transitory or emergency Planetary Prince took formal leave, disappearing at noon one day. On the third day thereafter, Michael appeared in his accustomed place on Salvington, and very soon the superuniverse broadcasts carried the fourth proclamation of the Ancients of Days announcing the further advancement of the sovereignty of Michael in Nebadon.

    Очень жаль, что у меня нет разрешения рассказывать о терпении, стойкости и искусности, которые этот Материальный Сын проявлял в трудных ситуациях на этой сбитой с толку планете. Исправление этого изолированного мира — одна из самых прекрасных и трогательных глав в летописи спасения во всем Небадоне. К концу этой миссии для всего Небадона стало очевидно, почему их любимый правитель решал совершить эти повторяющиеся пришествия в облике разумного существа более низкого плана.

119:3.5 (1312.6) I regret that I do not have permission to narrate the patience, fortitude, and skill with which this Material Son met the trying situations on this confused planet. The reclamation of this isolated world is one of the most beautifully touching chapters in the annals of salvation throughout Nebadon. By the end of this mission it had become evident to all Nebadon as to why their beloved ruler chose to engage in these repeated bestowals in the likeness of some subordinate order of intelligent being.

    Пришествия Михаила как Сына-Мелхиседека, потом как Сына-Ланонандека и затем как Материального Сына — все в равной степени загадочны и необъяснимы. В каждом случае он появлялся внезапно и в виде полностью развившегося индивидуума соответствующей группы. Тайна таких воплощений никогда не станет известна никому, кроме имеющих доступ к внутреннему кругу записей в священной сфере Сынограда.

119:3.6 (1313.1) The bestowals of Michael as a Melchizedek Son, then as a Lanonandek Son, and next as a Material Son are all equally mysterious and beyond explanation. In each instance he appeared suddenly and as a fully developed individual of the bestowal group. The mystery of such incarnations will never be known except to those who have access to the inner circle of the records on the sacred sphere of Sonarington.

    Никогда со времени этого удивительного пришествия в облике Планетарного Принца мира, пребывавшего в изоляции и бунте, ни один Материальный Сын или Дочь в Небадоне не впадали в искушение пожаловаться на свои назначения или посетовать на трудности своих планетарных миссий. Во все времена Материальные Сыны знают, что в лице Сына-Творца вселенной они имеют понимающего владыку и участливого друга, во «всех отношениях проверенного и испытанного», точно так же, как и они должны быть проверены и испытаны.

119:3.7 (1313.2) Never, since this marvelous bestowal as the Planetary Prince of a world in isolation and rebellion, have any of the Material Sons or Daughters in Nebadon been tempted to complain of their assignments or to find fault with the difficulties of their planetary missions. For all time the Material Sons know that in the Creator Son of the universe they have an understanding sovereign and a sympathetic friend, one who has in “all points been tried and tested,” even as they must also be tried and tested.

    За каждой из этих миссий следовал период приумножения служения и верности всех небесных разумных существ вселенского происхождения, а каждый последующий период пришествия характеризовался прогрессом и совершенствованием всех методов управления вселенной и всех способов правления. Со времени этого пришествия ни один Материальный Сын или Дочь не принял намеренно участия в мятеже против Михаила; они слишком сильно любят и чтят его, чтобы когда-либо сознательно его отвергнуть. Только путем обмана и ухищрений мятежные личности более высоких типов сбили с пути истинного Адамов более поздних времен.

119:3.8 (1313.3) Each of these missions was followed by an age of increasing service and loyalty among all celestial intelligences of universe origin, while each succeeding bestowal age was characterized by advancement and improvement in all methods of universe administration and in all techniques of government. Since this bestowal no Material Son or Daughter has ever knowingly joined in rebellion against Michael; they love and honor him too devotedly ever consciously to reject him. Only through deception and sophistry have the Adams of recent times been led astray by higher types of rebel personalities.

4. Четвертое пришествие   

4. The Fourth Bestowal

    В конце одной из поверок, регулярно раз в тысячелетие происходящих в Уверсе, Михаил передал правление Небадоном в руки Иммануила и Гавриила; и конечно же помня, что случалось после таких действий, все мы приготовились стать свидетелями исчезновения Михаила и ухода его в четвертое пришествие, и нам не пришлось долго ждать, ибо вскоре он отправился на поле отбытия и мы потеряли его из виду.

119:4.1 (1313.4) It was at the end of one of the periodic millennial roll calls of Uversa that Michael proceeded to place the government of Nebadon in the hands of Immanuel and Gabriel; and, of course, recalling what had happened in times past following such action, we all prepared to witness Michael’s disappearance on his fourth mission of bestowal, and we were not long kept waiting, for he shortly went out upon the Salvington dispatching field and was lost to our view.

    На третий день после этого исчезновения мы обнаружили во вселенских сообщениях Уверсы такую важную новость из центра серафимов Небадона: «Сообщаем о не объявленном заранее прибытии неизвестного серафима в сопровождении единственного супернафима и Гавриила из Спасограда. Этот незарегистрированный серафим правомочен войти в чин серафимов Небадона и имеет при себе мандат от Древних Дней Уверсы, подтвержденный Иммануилом из Спасограда. Этот серафим был проверен и выяснилось, что он принадлежит к верховному чину ангелов локальной вселенной и уже назначен в отряд обучающих советников».

119:4.2 (1313.5) On the third day after this bestowal disappearance we observed, in the universe broadcasts to Uversa, this significant news item from the seraphic headquarters of Nebadon: “Reporting the unannounced arrival of an unknown seraphim, accompanied by a solitary supernaphim and Gabriel of Salvington. This unregistered seraphim qualifies as of the Nebadon order and bears credentials from the Uversa Ancients of Days, certified by Immanuel of Salvington. This seraphim tests out as belonging to the supreme order of the angels of a local universe and has already been assigned to the corps of the teaching counselors.”

    Во время этого пришествия в качестве серафима Михаил отсутствовал в Спасограде более сорока стандартных вселенских лет. В течение этого времени он назначался обучающим советником-серафимом — вы, возможно, назвали бы это личным секретарем — к двадцати шести разным учителям-мастерам, действовавшим в двадцати двух разных мирах. Последним и завершающим было его назначение на должность советника и помощника при миссии пришествия Сына Троицы-Учителя в мире номер 462 системы 84 созвездия 3 вселенной Небадон.

119:4.3 (1313.6) Michael was absent from Salvington during this, the seraphic bestowal, for a period of over forty standard universe years. During this time he was attached as a seraphic teaching counselor, what you might denominate a private secretary, to twenty-six different master teachers, functioning on twenty-two different worlds. His last or terminal assignment was as counselor and helper attached to a bestowal mission of a Trinity Teacher Son on world 462 in system 84 of constellation 3 in the universe of Nebadon.

    Никогда на протяжении всех семи лет, пока выполнялось это задание, этот Сын Троицы-Учитель не имел полной уверенности относительно личности своего сподвижника-серафима. Правда, в течение этого периода ко всем серафимам проявлялся особый интерес и пристальное внимание. Все мы отлично знали, что наш любимый владыка находится где-то во вселенной в облике серафима, но мы никогда не могли с уверенностью идентифицировать его. Он ни разу не был с определенностью идентифицирован до того времени, когда его прикомандировали к миссии пришествия этого Сына Троицы-Учителя. Но постоянно на протяжении этой эпохи к верховным серафимам относились с особым вниманием, чтобы кто-то из нас вдруг не обнаружил, что, сам того не подозревая, принимал в качестве гостя Владыку вселенной в ходе его миссии пришествия в облике создания. Итак, для ангелов навеки стало истиной, что их Создатель и Правитель «во всех отношениях проверен и испытан в облике ангельской личности».

119:4.4 (1314.1) Never, throughout the seven years of this assignment, was this Trinity Teacher Son wholly persuaded as to the identity of his seraphic associate. True, all seraphim during that age were regarded with peculiar interest and scrutiny. Full well we all knew that our beloved Sovereign was abroad in the universe, disguised as a seraphim, but never could we be certain of his identity. Never was he positively identified until the time of his attachment to the bestowal mission of this Trinity Teacher Son. But always throughout this era were the supreme seraphim regarded with special solicitude, lest any of us should find that we had unawares been host to the Sovereign of the universe on a mission of creature bestowal. And so it has become forever true, concerning angels, that their Creator and Ruler has been “in all points tried and tested in the likeness of seraphic personality.”

    По мере того, как одно за другим совершались эти пришествия в виде все более низких форм вселенской жизни, Гавриил все больше становился сподвижником этих воплощений, выступая в роли вселенского связующего звена между совершающим пришествие Михаилом и исполняющим обязанности правителя вселенной Иммануилом.

119:4.5 (1314.2) As these successive bestowals partook increasingly of the nature of the lower forms of universe life, Gabriel became more and more an associate of these incarnation adventures, functioning as the universe liaison between the bestowed Michael and the acting universe ruler, Immanuel.

    Теперь Михаил прошел через опыт пришествий в облике трех типов своих сотворенных вселенских Сынов: Мелхиседеков, Ланонандеков и Материальных Сынов. Затем он соизволил принять ангельский облик в качестве верховного серафима прежде, чем сосредоточить внимание на различных фазах пути восхождения своих обладающих волей творений низшей формы, эволюционных смертных времени и пространства.

119:4.6 (1314.3) Now has Michael passed through the bestowal experience of three orders of his created universe Sons: the Melchizedeks, the Lanonandeks, and the Material Sons. Next he condescends to personalize in the likeness of angelic life as a supreme seraphim before turning his attention to the various phases of the ascending careers of his lowest form of will creatures, the evolutionary mortals of time and space.

5. Пятое пришествие   

5. The Fifth Bestowal

    Чуть более трехсот миллионов лет назад по летоисчислению, принятому на Урантии, мы стали свидетелями еще одной из этих передач власти над вселенной Иммануилу и наблюдали приготовления Михаила к отбытию. Этот случай отличался от предыдущих тем, что он объявил, что отправляется в Уверсу, центр сверхвселенной Орвонтон. В соответствующее время наш Владыка отбыл, но в сообщениях сверхвселенной ни разу не упоминалось о прибытии Михаила ко двору Древних Дней. Вскоре после его отбытия из Спасограда в сообщениях из Уверсы появилось такое важное известие: «Сегодня прибыл без предварительного уведомления не имеющий номера восходящий пилигрим, происходящий из смертных из вселенной Небадон с полномочиями от Иммануила из Спасограда и в сопровождении Гавриила из Небадона. Это неидентифицированное существо проявляет качества истинного духа и принято в наше братство».

119:5.1 (1314.4) A little over three hundred million years ago, as time is reckoned on Urantia, we witnessed another of those transfers of universe authority to Immanuel and observed the preparations of Michael for departure. This occasion was different from the previous ones in that he announced that his destination was Uversa, headquarters of the superuniverse of Orvonton. In due time our Sovereign departed, but the broadcasts of the superuniverse never made mention of Michael’s arrival at the courts of the Ancients of Days. Shortly after his departure from Salvington there did appear in the Uversa broadcasts this significant statement: “There arrived today an unannounced and unnumbered ascendant pilgrim of mortal origin from the universe of Nebadon, certified by Immanuel of Salvington and accompanied by Gabriel of Nebadon. This unidentified being presents the status of a true spirit and has been received into our fellowship.”

    Если бы вы посетили Уверсу сегодня, то услышали бы рассказ о тех днях, когда там пребывал Эвентод, этот особенный и неведомый пилигрим времени и пространства, известный в Уверсе под таким именем. И этот восходящий смертный, по меньшей мере, величественная личность, точно соответствующая духовной стадии восходящих смертных, жил и действовал в Уверсе на протяжении одиннадцати лет стандартного времени Орвонтона. Это существо получало задания и выполняло обязанности духовного смертного вместе со своими собратьями из разных локальных вселенных Орвонтона. Во «всех отношениях он был проверен и испытан, равно как и его товарищи», и во всех случаях он оказался достойным доверия своих руководителей, в то же время неизменно вызывал уважение и преданное восхищение своих духовных собратьев.

119:5.2 (1314.5) If you should visit Uversa today, you would hear the recounting of the days when Eventod sojourned there, this particular and unknown pilgrim of time and space being known on Uversa by that name. And this ascending mortal, at least a superb personality in the exact likeness of the spirit stage of the ascending mortals, lived and functioned on Uversa for a period of eleven years of Orvonton standard time. This being received the assignments and performed the duties of a spirit mortal in common with his fellows from the various local universes of Orvonton. In “all points he was tested and tried, even as his fellows,” and on all occasions he proved worthy of the confidence and trust of his superiors, while he unfailingly commanded the respect and loyal admiration of his fellow spirits.

    В Спасограде мы с величайшим интересом следили за судьбой этого духовного пилигрима, отлично понимая по присутствию Гавриила, что этим скромным и не имеющим номера духовным пилигримом был не кто иной, как совершающий пришествие правитель нашей локальной вселенной. Это первое появление Михаила воплощенным в существо одной из стадий человеческой эволюции явилось событием, взволновавшим и приковавшим внимание всего Небадона. Раньше мы слышали о подобных вещах, но теперь мы их видели. Он появился на Уверсе в облике полностью развившегося и прекрасно подготовленного духовного смертного и в качестве такового продолжал свой жизненный путь вплоть до продвижения группы восходящих смертных в Хавону; в это время он имел беседу с Древними Дней и сразу же в сопровождении Гавриила внезапно и без официальных церемоний отбыл из Уверсы, появившись вскоре после этого в своем обычном месте в Спасограде.

119:5.3 (1315.1) On Salvington we followed the career of this spirit pilgrim with consummate interest, knowing full well, by the presence of Gabriel, that this unassuming and unnumbered pilgrim spirit was none other than the bestowed ruler of our local universe. This first appearance of Michael incarnated in the role of one stage of mortal evolution was an event which thrilled and enthralled all Nebadon. We had heard of such things but now we beheld them. He appeared on Uversa as a fully developed and perfectly trained spirit mortal and, as such, continued his career up to the occasion of the advancement of a group of ascending mortals to Havona; whereupon he held converse with the Ancients of Days and immediately, in the company of Gabriel, took sudden and unceremonious leave of Uversa, appearing shortly thereafter in his accustomed place on Salvington.

    Лишь после завершения этого пришествия нас, наконец, осенило, что Михаил, вероятно, собирается воплощаться в разные чины вселенских личностей, от самых высших — Мелхиседеков и вплоть до низших — смертных из плоти и крови пространственно-временных эволюционных миров. Примерно в это время в учебных заведениях Мелхиседеков стали учить, что когда-нибудь вероятно воплощение Михаила в смертного во плоти, и было много предположений о возможном методе такого необъяснимого пришествия. То, что Михаил лично выступил в роли восходящего смертного, вызвало у всех новый и дополнительный интерес к схеме движения творения вперед на протяжении всего пути как по локальной вселенной, так и по сверхвселенной.

119:5.4 (1315.2) Not until the completion of this bestowal did it finally dawn upon us that Michael was probably going to incarnate in the likeness of his various orders of universe personalities, from the highest Melchizedeks right on down to the mortals of flesh and blood on the evolutionary worlds of time and space. About this time the Melchizedek colleges began to teach the probability of Michael’s sometime incarnating as a mortal of the flesh, and there occurred much speculation as to the possible technique of such an inexplicable bestowal. That Michael had in person performed in the role of an ascending mortal lent new and added interest to the whole scheme of creature progression all the way up through both the local universe and the superuniverse.

    И все-таки метод этих следовавших одно за другим пришествий оставался тайной. Даже Гавриил признавался, что не понимает, каким образом этот Райский Сын и Творец вселенной мог по своему желанию обретать личность одного из своих собственных подчиненных ему творений и жить его жизнью.

119:5.5 (1315.3) Still, the technique of these successive bestowals remained a mystery. Even Gabriel confesses that he does not comprehend the method whereby this Paradise Son and universe Creator could, at will, assume the personality and live the life of one of his own subordinate creatures.

6. Шестое пришествие   

6. The Sixth Bestowal

    Теперь, когда весь Спасоград был знаком с тем, что обычно предшествует близящемуся пришествию, Михаил созвал тех, кто присутствовал в то время на планете, и впервые раскрыл остальные планы воплощений, объявив, что скоро ему предстоит покинуть Спасоград, чтобы ступить на путь моронтийного смертного при дворе Всевышних Отцов на центральной планете пятого созвездия. И тогда мы впервые услышали сообщение о том, что его седьмое и последнее пришествие будет совершено в какой-нибудь эволюционный мир в облике человека и в подобии смертной плоти.

119:6.1 (1315.4) Now that all Salvington was familiar with the preliminaries of an impending bestowal, Michael called the sojourners on the headquarters planet together and, for the first time, unfolded the remainder of the incarnation plan, announcing that he was soon to leave Salvington for the purpose of assuming the career of a morontia mortal at the courts of the Most High Fathers on the headquarters planet of the fifth constellation. And then we heard for the first time the announcement that his seventh and final bestowal would be made on some evolutionary world in the likeness of mortal flesh.

    Прежде, чем покинуть Спасоград и отправиться в шестое пришествие, Михаил обратился к собравшимся обитателям сферы с речью и отбыл на виду у всех в сопровождении единственного серафима и Яркой Утренней Звезды Небадона. Хотя управление вселенной снова было вверено Иммануилу, но были шире распределены административные обязанности.

119:6.2 (1315.5) Before leaving Salvington for the sixth bestowal, Michael addressed the assembled inhabitants of the sphere and departed in full view of everyone, accompanied by a lone seraphim and the Bright and Morning Star of Nebadon. While the direction of the universe had again been intrusted to Immanuel, there was a wider distribution of administrative responsibilities.

    Михаил появился в центре созвездия номер пять в облике полностью развившегося моронтийного человека восходящего статуса. Жаль, что мне запрещено раскрывать подробности жизненного пути этого не имеющего номера моронтийного смертного, ибо это была одна из самых необыкновенных и изумительных эпох в опыте Михаила, связанном с пришествиями, не исключая даже его драматического и трагического пребывания на Урантии. Но к числу многих ограничений, которые наложили на меня, давая это поручение, относится и запрет браться за раскрытие подробностей этой удивительной жизни Михаила в качестве моронтийного смертного Эндантума.

119:6.3 (1315.6) Michael appeared on the headquarters of constellation five as a full-fledged morontia mortal of ascending status. I regret that I am forbidden to reveal the details of this unnumbered morontia mortal’s career, for it was one of the most extraordinary and amazing epochs in Michael’s bestowal experience, not even excepting his dramatic and tragic sojourn on Urantia. But among the many restrictions imposed upon me in accepting this commission is one which forbids my undertaking to unfold the details of this wonderful career of Michael as the morontia mortal of Endantum.

    Когда Михаил вернулся из этого моронтийного пришествия, всем нам было очевидно, что наш Творец стал собратом своих созданий, что Владыка Вселенной является также другом и сочувствующим помощником сотворенных разумных существ даже самой низшей формы, обитающих в его владениях. Мы и до этого замечали это растущее понимание точки зрения созданий при руководстве вселенной, ибо оно проявлялось постепенно, но стало более явным после завершения пришествия в облике моронтийного смертного и еще более очевидным после возвращения Михаила по завершении жизненного пути сына плотника на Урантии.

119:6.4 (1316.1) When Michael returned from this morontia bestowal, it was apparent to all of us that our Creator had become a fellow creature, that the Universe Sovereign was also the friend and sympathetic helper of even the lowest form of created intelligence in his realms. We had noted this progressive acquirement of the creature’s viewpoint in universe administration before this, for it had been gradually appearing, but it became more apparent after the completion of the morontia mortal bestowal, even still more so after his return from the career of the carpenter’s son on Urantia.

    Мы были заранее проинформированы Гавриилом о времени окончания пришествия Михаила в моронтийной форме и, соответственно, устроили подобающий прием в Спасограде. Миллионы и миллионы существ из центральных миров созвездий Небадона и большинство обитателей соседних со Спасоградом миров собрались все вместе, чтобы приветствовать его возвращение к управлению его вселенной. В ответ на наши многочисленные приветственные обращения и выражения признательности Владыке, который так живо интересуется своими созданиями, он лишь ответил: «Я просто был в том, что принадлежит моему Отцу. Я только выполняю приятную обязанность Райских Сынов, любящих свои создания и жаждущих их понять».

119:6.5 (1316.2) We were informed in advance by Gabriel of the time of Michael’s release from the morontia bestowal, and accordingly we arranged a suitable reception on Salvington. Millions upon millions of beings were assembled from the constellation headquarters worlds of Nebadon, and a majority of the sojourners on the worlds adjacent to Salvington were gathered together to welcome him back to the rulership of his universe. In response to our many addresses of welcome and expressions of appreciation of a Sovereign so vitally interested in his creatures, he only replied: “I have simply been about my Father’s business. I am only doing the pleasure of the Paradise Sons who love and crave to understand their creatures.”

    Но с того дня и вплоть до часа, когда Михаил отправился в свое пришествие на Урантию в качестве Сына Человеческого, весь Небадон продолжал обсуждать многочисленные подвиги, совершенные их Верховным Правителем в период деятельности на Эндантуме, когда он был воплощен в моронтийного смертного эволюционного восхождения и прошел всевозможные испытания, как и его собратья, собравшиеся из материальных миров всего созвездия, в котором он пребывал.

119:6.6 (1316.3) But from that day down to the hour when Michael embarked upon his Urantia adventure as the Son of Man, all Nebadon continued to discuss the many exploits of their Sovereign Ruler as he functioned on Endantum as the bestowal incarnation of a morontia mortal of evolutionary ascension, being in all points tested like his fellows assembled from the material worlds of the entire constellation of his sojourn.

7. Седьмое и последнее пришествие   

7. The Seventh and Final Bestowal

    Десятки тысяч лет все мы с нетерпением ждали седьмого и последнего пришествия Михаила. Гавриил учил нас, что его завершающее пришествие будет в облике смертного во плоти, но мы совершенно не были осведомлены о времени, месте и характере этого кульминационного события.

119:7.1 (1316.4) For tens of thousands of years we all looked forward to the seventh and final bestowal of Michael. Gabriel had taught us that this terminal bestowal would be made in the likeness of mortal flesh, but we were wholly ignorant of the time, place, and manner of this culminating adventure.

    О том, что Михаил избрал местом своего последнего пришествия Урантию, было публично объявлено вскоре после того, как мы узнали о срыве Адама и Евы. И, таким образом, в течение более тридцати пяти тысяч лет ваш мир занимал очень важное место в советах всей вселенной. Ни один шаг в ходе пришествия на Урантию не был окутан завесой секретности (если не считать тайны воплощения). От начала и до конца, вплоть до завершающего и триумфального возвращения Михаила в Спасоград в качестве верховного Владыки Вселенной, во вселенной была полнейшая гласность относительно всего, что происходило в вашем маленьком, но высоко чтимом мире.

119:7.2 (1316.5) The public announcement that Michael had selected Urantia as the theater for his final bestowal was made shortly after we learned about the default of Adam and Eve. And thus, for more than thirty-five thousand years, your world occupied a very conspicuous place in the councils of the entire universe. There was no secrecy (aside from the incarnation mystery) connected with any step in the Urantia bestowal. From first to last, up to the final and triumphant return of Michael to Salvington as supreme Universe Sovereign, there was the fullest universe publicity of all that transpired on your small but highly honored world.

    Хотя мы и верили, что все будет происходить именно таким образом, но пока не произошло само это событие, мы не знали, что Михаил появится на земле в облике беспомощного младенца этой планеты. До сих пор он всегда появлялся в виде полностью развившегося индивидуума той группы существ, которая была избрана им для пришествия, и всех взволновало переданное из Спасограда сообщение о том, что на Урантии родилось дитя из Вифлеема.

119:7.3 (1316.6) While we believed that this would be the method, we never knew, until the time of the event itself, that Michael would appear on earth as a helpless infant of the realm. Theretofore had he always appeared as a fully developed individual of the personality group of the bestowal selection, and it was a thrilling announcement which was broadcast from Salvington telling that the babe of Bethlehem had been born on Urantia.

    Тогда мы не только осознали, что наш Творец и товарищ предпринял самый опасный шаг за все время своей деятельности, явно рискуя своим положением и властью, начав это пришествие в виде беспомощного дитя, но и поняли, что опыт этого завершающего пришествия в облике человека навеки возведет его на престол в качестве бесспорного и верховного владыки вселенной Небадон. На протяжении трети столетия земного времени все взоры во всех частях этой локальной вселенной были прикованы к Урантии. Все разумы понимали, что происходит последнее пришествие, и поскольку мы давно знали о бунте Люцифера в Сатании и о нелояльности Калигастии на Урантии, то хорошо понимали, какая напряженная борьба начнется, когда наш правитель соизволит воплотиться на Урантии в скромном образе и подобии человеческом.

119:7.4 (1316.7) We then not only realized that our Creator and friend was taking the most precarious step in all his career, apparently risking his position and authority on this bestowal as a helpless infant, but we also understood that his experience in this final and mortal bestowal would eternally enthrone him as the undisputed and supreme sovereign of the universe of Nebadon. For a third of a century of earth time all eyes in all parts of this local universe were focused on Urantia. All intelligences realized that the last bestowal was in progress, and as we had long known of the Lucifer rebellion in Satania and of the Caligastia disaffection on Urantia, we well understood the intensity of the struggle which would ensue when our ruler condescended to incarnate on Urantia in the humble form and likeness of mortal flesh.

    Иешуа бен Иосеф, еврейский младенец, был зачат и рожден на свет точно так же, как все прочие дети до и после него, за исключением того, что этот конкретный ребенок был воплощением Михаила из Небадона, божественного Райского Сына и творца всей этой локальной вселенной и всего, что есть в ней. И эта тайна воплощения Божества в человеческую форму Иисуса, который в этом мире в прочих отношениях был естественного происхождения, навеки останется неразгаданной. Даже в вечности вы никогда не узнаете технику и метод воплощения Творца в форму и подобие своих созданий. Это секрет Сынограда, и знанием таких тайн обладают исключительно лишь те божественные Сыны, которые прошли через опыт пришествий.

119:7.5 (1317.1) Joshua ben Joseph, the Jewish baby, was conceived and was born into the world just as all other babies before and since except that this particular baby was the incarnation of Michael of Nebadon, a divine Son of Paradise and the creator of all this local universe of things and beings. And this mystery of the incarnation of Deity within the human form of Jesus, otherwise of natural origin on the world, will forever remain unsolved. Even in eternity you will never know the technique and method of the incarnation of the Creator in the form and likeness of his creatures. That is the secret of Sonarington, and such mysteries are the exclusive possession of those divine Sons who have passed through the bestowal experience.

    Некоторые посвященные люди земли знали о близящемся прибытии Михаила. Через контакты одного мира с другим эти мудрецы, обладающие способностью к духовному озарению, узнали о предстоящем пришествии Михаила на Урантию. И серафимы через срединников возвестили об этом группе халдейских жрецов во главе с Ардноном. Эти божьи люди навестили новорожденного ребенка. Единственным сверхъестественным событием, связанным с рождением Иисуса, было это сообщение, переданное Арднону и его товарищам серафимом, который ранее был прикреплен к Адаму и Еве в первом саду.

119:7.6 (1317.2) Certain wise men of earth knew of Michael’s impending arrival. Through the contacts of one world with another, these wise men of spiritual insight learned of the forthcoming bestowal of Michael on Urantia. And the seraphim did, through the midway creatures, make announcement to a group of Chaldean priests whose leader was Ardnon. These men of God visited the newborn child in the manger. The only supernatural event associated with the birth of Jesus was this announcement to Ardnon and his associates by the seraphim of former attachment to Adam and Eve in the first garden.

    Человеческие родители Иисуса были обычными людьми своего времени и поколения, и этот воплощенный Сын Бога был, таким образом, рожден женщиной и выращен обычным для детей той расы и периода образом.

119:7.7 (1317.3) Jesus’ human parents were average people of their day and generation, and this incarnated Son of God was thus born of woman and was reared in the ordinary manner of the children of that race and age.

    История пребывания Михаила на Урантии, повествование о пришествии Сына-Творца в ваш мир в облике смертного выходит за рамки темы и цели данного повествования.

119:7.8 (1317.4) The story of Michael’s sojourn on Urantia, the narrative of the mortal bestowal of the Creator Son on your world, is a matter beyond the scope and purpose of this narrative.

8. Статус Михаила после пришествия   

8. Michael’s Postbestowal Status

    После завершающего и успешного пришествия Михаила на Урантию не только Древние Дней признали его полновластным правителем Небадона, но и Вселенский Отец утвердил его в качестве руководителя им самим созданной локальной вселенной. По возвращении в Спасоград этот Михаил, Сын Человеческий и Сын Божий, был провозглашен постоянным правителем Небадона. Из Уверсы пришло восьмое объявление о владычестве Михаила, а из Рая поступило совместное заявление Вселенского Отца и Вечного Сына, утверждающее это двуединство Бога и человека единственным главой вселенной и предписывающее Объединяющему Дней, находящемуся в Спасограде, выразить его намерение удалиться в Рай. Верным Дней, находящимся в центре созвездия, также было дано указание удалиться из советов Всевышних. Но Михаил не согласился на уход Сынов Троицы, осуществляющих совет и сотрудничество. Он собрал их в Спасограде и лично попросил их навечно остаться исполнять свои обязанности в Небадоне. Они выразили своим руководителям в Раю желание исполнить эту просьбу, и вскоре после этого были отданы те распоряжения об отделении от Рая, которые навсегда назначили этих Сынов центральной вселенной ко двору Михаила, владыки Небадона.

119:8.1 (1317.5) After Michael’s final and successful bestowal on Urantia he was not only accepted by the Ancients of Days as sovereign ruler of Nebadon, but he was also recognized by the Universal Father as the established director of the local universe of his own creation. Upon his return to Salvington this Michael, the Son of Man and the Son of God, was proclaimed the settled ruler of Nebadon. From Uversa came the eighth proclamation of Michael’s sovereignty, while from Paradise came the joint pronouncement of the Universal Father and the Eternal Son constituting this union of God and man sole head of the universe and directing the Union of Days stationed on Salvington to signify his intention of withdrawing to Paradise. The Faithfuls of Days on the constellation headquarters were also instructed to retire from the councils of the Most Highs. But Michael would not consent to the withdrawal of the Trinity Sons of counsel and co-operation. He assembled them on Salvington and personally requested them forever to remain on duty in Nebadon. They signified their desire to comply with this request to their directors on Paradise, and shortly thereafter there were issued those mandates of Paradise divorcement which forever attached these Sons of the central universe to the court of Michael of Nebadon.

    Потребовался почти миллиард лет урантийского времени, чтобы завершить путь пришествий Михаила и окончательно утвердить его верховную власть в им самим созданной вселенной. Михаил был рожден творцом, получил управленческое образование, был подготовлен для осуществления исполнительной власти, но от него требовалось заслужить свое владычество путем обретения опыта. И, таким образом, ваш маленький мир стал известен во всем Небадоне как место, где Михаил завершил обретение опыта, необходимого каждому Райскому Сыну-Творцу прежде, чем ему будет доверено руководство и дан неограниченный контроль над созданной им самим вселенной. По мере восхождения в локальной вселенной вы будете больше узнавать об идеалах тех личностей, которые были связаны с предыдущими пришествиями Михаила.

119:8.2 (1318.1) It required almost one billion years of Urantia time to complete the bestowal career of Michael and to effect the final establishment of his supreme authority in the universe of his own creation. Michael was born a creator, educated an administrator, trained an executive, but he was required to earn his sovereignty by experience. And thus has your little world become known throughout all Nebadon as the arena wherein Michael completed the experience which is required of every Paradise Creator Son before he is given unlimited control and direction of the universe of his own making. As you ascend the local universe, you will learn more about the ideals of the personalities concerned in Michael’s previous bestowals.

    Совершая свои пришествия в облике созданий, Михаил не только устанавливал свое собственное владычество, но и усугублял эволюционирующее владычество Бога Верховного. В ходе этих пришествий Сын-Творец не только занимался исследованием сотворенных личностей различной природы от высших до низших, но и постиг откровение разнообразной воли Райских Божеств, синтетическое единство которой, открываемое Верховными Творцами, является откровением воли Верховного Существа.

119:8.3 (1318.2) In completing his creature bestowals, Michael was not only establishing his own sovereignty but also was augmenting the evolving sovereignty of God the Supreme. In the course of these bestowals the Creator Son not only engaged in a descending exploration of the various natures of creature personality, but he also achieved the revelation of the variously diversified wills of the Paradise Deities, whose synthetic unity, as revealed by the Supreme Creators, is revelatory of the will of the Supreme Being.

    Эти различные аспекты воли Божеств вечно персонализированы в разных природах Семи Духов-Мастеров, и каждое из пришествий Михаила конкретно раскрывало одно из этих проявлений божественности. Во время пришествия в качестве Мелхиседека он продемонстрировал объединенную волю Отца, Сына и Духа, во время пришествия в качестве Ланонандека — волю Отца и Сына; в Адамическом пришествии открыл волю Отца и Духа, в серафическом пришествии — волю Сына и Духа; в человеческом пришествии в Уверсу представил волю Носителя Объединенных Действий, в моронтийно-человеческом пришествии — волю Вечного Сына; а в материальном пришествии на Урантию он жил как смертный из плоти и крови в соответствии с волей Отца Всего Сущего.

119:8.4 (1318.3) These various will aspects of the Deities are eternally personalized in the differing natures of the Seven Master Spirits, and each of Michael’s bestowals was peculiarly revelatory of one of these divinity manifestations. On his Melchizedek bestowal he manifested the united will of the Father, Son, and Spirit, on his Lanonandek bestowal the will of the Father and the Son; on the Adamic bestowal he revealed the will of the Father and the Spirit, on the seraphic bestowal the will of the Son and the Spirit; on the Uversa mortal bestowal he portrayed the will of the Conjoint Actor, on the morontia mortal bestowal the will of the Eternal Son; and on the Urantia material bestowal he lived the will of the Universal Father, even as a mortal of flesh and blood.

    Результатом завершения этих семи пришествий стало суверенное верховное владычество Михаила, а также создание возможности владычества Верховного в Небадоне. Ни в одном из своих пришествий он не открыл Бога Верховного, но общий итог всех семи пришествий — это новое откровение Верховного Существа в Небадоне.

119:8.5 (1318.4) The completion of these seven bestowals resulted in the liberation of Michael’s supreme sovereignty and also in the creation of the possibility for the sovereignty of the Supreme in Nebadon. On none of Michael’s bestowals did he reveal God the Supreme, but the sum total of all seven bestowals is a new Nebadon revelation of the Supreme Being.

    Опыту нисхождения Михаила от Бога к человеку сопутствовал опыт восхождения от частичности проявления к верховенству конечного действия и законченности освобождения его потенциала для абсонитного действия. Михаил как Сын-Творец является творцом во времени и пространстве, но Михаил как семеричный Сын-Мастер является членом одного из божественных отрядов, составляющих Предельную Троицу.

119:8.6 (1318.5) In the experience of descending from God to man, Michael was concomitantly experiencing the ascent from partiality of manifestability to supremacy of finite action and finality of the liberation of his potential for absonite function. Michael, a Creator Son, is a time-space creator, but Michael, a sevenfold Master Son, is a member of one of the divine corps constituting the Trinity Ultimate.

    Испытав опыт откровения воли Семи Духов-Мастеров Троицы, Сын-Творец прошел через опыт откровения воли Верховного. Действуя как раскрыватель воли Верховенства, Михаил вместе со всеми прочими Сынами-Мастерами навеки отождествил себя с Верховным. В этот вселенский период он раскрывает Верховного и участвует в осуществлении владычества Верховенства. Но мы верим, что в следующем вселенском периоде он будет сотрудничать с Верховным Существом в первой опытной Троице во вселенных внешнего пространства и ради них.

119:8.7 (1318.6) In passing through the experience of revealing the Seven Master Spirit wills of the Trinity, the Creator Son has passed through the experience of revealing the will of the Supreme. In functioning as a revelator of the will of Supremacy, Michael, together with all other Master Sons, has identified himself eternally with the Supreme. In this universe age he reveals the Supreme and participates in the actualization of the sovereignty of Supremacy. But in the next universe age we believe he will be collaborating with the Supreme Being in the first experiential Trinity for and in the universes of outer space.

    Урантия — это почитаемая святыня всего Небадона, это главный из десяти миллионов обитаемых миров, это человеческий дом Христа-Михаила, владыки всего Небадона, Мелхиседека-служителя сфер, спасителя системы, Адамического избавителя, собрата серафимов, сподвижника восходящих духов, моронтийного совершенствующегося, Сына Человеческого в подобии смертной плоти и Планетарного Принца Урантии. И ваши предания говорят правду, сообщая, что этот самый Иисус обещал когда-нибудь вернуться в мир своего последнего пришествия, в Мир Креста.

119:8.8 (1319.1) Urantia is the sentimental shrine of all Nebadon, the chief of ten million inhabited worlds, the mortal home of Christ Michael, sovereign of all Nebadon, a Melchizedek minister to the realms, a system savior, an Adamic redeemer, a seraphic fellow, an associate of ascending spirits, a morontia progressor, a Son of Man in the likeness of mortal flesh, and the Planetary Prince of Urantia. And your record tells the truth when it says that this same Jesus has promised sometime to return to the world of his terminal bestowal, the World of the Cross.

    [Этот текст, описывающий семь пришествий Христа Михаила — шестьдесят третий в серии повествований, представленных многочисленными личностями, излагавшими историю Урантии до времени появления на земле Михаила в подобии смертной плоти. Эти тексты были одобрены небадонской комиссией двенадцати под руководством Мантутии Мелхиседека. Мы записали эти повествования и изложили их на английском языке, пользуясь методикой, одобренной нашими руководителями, в 1935 году н.э. по урантийскому летоисчислению.]

119:8.9 (1319.2) [This paper, depicting the seven bestowals of Christ Michael, is the sixty-third of a series of presentations, sponsored by numerous personalities, narrating the history of Urantia down to the time of Michael’s appearance on earth in the likeness of mortal flesh. These papers were authorized by a Nebadon commission of twelve acting under the direction of Mantutia Melchizedek. We indited these narratives and put them in the English language, by a technique authorized by our superiors, in the year A.D. 1935 of Urantia time.]





Back to Top